• Жуков Георгий Константинович, четырежды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза

    Жуков Георгий Константинович

    Георгий Константинович Жуков родился 19 ноября (1 декабря) 1896 г. в деревне Стрелковка Калужской губернии в крестьянской семье. Русский.

    Отец - крестьянин Константин Артемьевич Жуков (1844—1921 гг.), подкидыш. Был взят из приюта бездетной вдовой Анной Жуковой. Овдовев женился вторым браком в возрасте 50 лет.

    Мать — Пилихина, Устинья Артемьевна (1860—1944) — в замужестве Жукова. В возрасте 35 лет вышла замуж за вдовца К. Жукова вторым браком.

    • После окончания трёх классов церковно-приходской школы (с похвальным листом) отдан в ученики в скорняжную мастерскую в Москве к своему дяде Михаилу Артемьевичу Пилихину.
    • Одновременно окончил двухлетний курс городского училища (занимаясь по вечерам).
    • Призван в армию 7 августа 1915 года в Малоярославце, отобран в кавалерию. После обучения на кавалерийского унтер-офицера в конце августа 1916 года попал на Юго-Западный фронт в 10-й Новгородский драгунский полк. За захват немецкого офицера награждён Георгиевским крестом 4-й степени. В октябре получил тяжёлую контузию, после которой, вследствие частичной потери слуха, направлен в запасной кавалерийский полк. За ранение в бою удостоился Георгиевского креста 3-й степени. После роспуска эскадрона в декабре 1917 года вернулся в Москву, затем в деревню к родителям, где долго болел тифом.
    • В Красной Армии с августа 1918 года.
    • Вступил 1 марта 1919 года в члены РКП(б). В Гражданскую войну красноармеец Георгий Жуков сражался на Восточном, Западном и Южном фронтах против уральских казаков, под Царицыном, с войсками Деникина и Врангеля. В мае-июне 1919 года в составе 1-й Московской кавалерийской дивизии отправился на Урал, участвовал в боях с казаками в районе станции Шипово, в июне-августе того же года — в боях за Уральск, затем в боях в районе станции Владимировка и города Николаевска. В сентябре-октябре 1919 года участвовал в боях под Царицыном, затем между Заплавным и Средней Ахтубой (рядом с нынешним г. Волжский), где был ранен осколками гранаты. После окончания Рязанских кавалерийских курсов осенью 1920 года назначен командиром взвода, затем эскадрона; в августе 1920 года принимал участие в боях с десантом Улагая под Екатеринодаром, в декабре 1920 — августе 1921 года участвовал в подавлении крестьянского восстания на Тамбовщине («антоновщина»).
    • За участие в подавлении Антоновского восстания был награждён в 1922 году орденом Красного Знамени с формулировкой: «в бою под селом Вязовая Почта Тамбовской губернии 5 марта 1921 г., несмотря на атаки противника силой 1500—2000 сабель, он с эскадроном в течение 7 часов сдерживал натиск врага и, перейдя затем в контратаку, после 6 рукопашных схваток разбил банду».
    • С конца мая 1923 года Жуков вступил в командование 39-м полком 7-й Самарской кавалерийской дивизии, в 1924 году направлен в Высшую кавалерийскую школу.
    • С 1926 года 5 лет преподаёт военно-допризывную подготовку в Белорусском государственном университете.
    • В 1929 году окончил курсы высшего начальствующего состава РККА. С мая 1930 года командовал около года 2-й бригадой в 7-й Самарской кавдивизии, которую возглавлял тогда Рокоссовский. Далее служил в Белорусском военном округе под командованием И. П. Уборевича.
    • Затем был помощником инспектора кавалерии РККА, командиром 4-й кавалерийской дивизии (1933—1937 гг.), 3-го и 6-го кавалерийских корпусов, с июля 1938 года — заместителем командующего ЗапОВО. В период репрессий 1937—1938 гг. состоялось собрание парторганизации 6-го кавкорпуса, на котором разбирались заявления от некоторых политработников и командиров о «вражеских методах комкора Жукова в воспитании кадров». Однако партактив принял решение: «Ограничиться обсуждением вопроса и принять к сведению объяснение товарища Жукова Г. К.»
    • С 5 июня 1939 года Жуков — командующий 1-й армейской группой советских войск в МНР.
    • В июне 1939 года был направлен в район советско-японского конфликта, где вступил в командование 57 особым стрелковым корпусом, позднее преобразованным в 1-ю армейскую группу. Оказавшись в должности командующего корпусом, Жуков немедленно начинает действовать. Для начала он переносит свой штаб из Улан-Батора в Тамцак-Булак, непосредственно в прифронтовую зону, приказывает создать аэродромы вблизи позиций наземных войск. Однако проблем очень много, несмотря на то, что советская группировка превосходила японскую 6-ю армию по численности вдвое, а по танкам - в три раза. Уже с первых недель боев в Москве стало ясно, что в управлении войсками надо что-то менять. Нужен был человек с несомненным боевым опытом, который сможет контролировать ситуацию. Таким человеком стал командующий Забайкальским фронтом командарм 2-го ранга Григорий Штерн, отличившийся в боях в Испании и фактически руководивший разгромом японских войск у озера Хасан. Ввиду большой удаленности театра боевых действий от центральных органов управления 9 июля было решено создать читинскую фронтовую группу, объединившую управление 1-й и 2-й Краснознаменных армий Забайкальского военного округа и 57 особого корпуса под командованием Штерна. 29—31 августа 1939 года Жуков провёл успешную операцию на окружение и разгромил группировку японских войск генерала Комацубары на реке Халхин-Гол. В боях на Халхин-Голе Жуков впервые широко использовал танковые части для решения задачи окружения и уничтожения противника. В ходе боёв на Халхин-Голе советские войска потеряли 23 225 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Японские потери оцениваются в 61 тыс. человек (из них около трети — убитыми). Разгром японцев в боях на Халхин-Голе рассматривается как один из ключевых факторов, заставивших Японию отказаться от планов нападения на СССР вместе с Германией. За эту операцию комкор Жуков удостоился звания Героя Советского Союза (28 августа 1939 г., Золотая Звезда № 435) и ордена Красного Знамени МНР.
    • Существует мнение, что ключевую роль в разработке плана операции сыграл начальник штаба 1-й армейской группы комбриг Богданов, Михаил Андреевич. Однако, по утверждению Героя Советского Союза генерал-майора Петра Григоренко, план операции по разгрому 6-й японской армии был разработан в штабе Забайкальского фронта и утвержден командующим его войсками командармом 2 ранга Г. Штерном.
    • С 7 июня 1940 года — командующий войсками КОВО, (приказ НКО № 02469). При аттестации командного состава РККА в соответствии с новой системой званий стал генералом армии. В этом качестве провёл большую работу по повышению боеспособности войск округа.
    • 9 июня 1940 года Военные советы КОВО и ОдВО получили директивы наркома обороны ОУ/583 и ОУ/584, согласно которым была поставлена задача подготовить операцию по занятию Бессарабии. Возглавил управление Южного фронта, созданного на базе КОВО (командующий — генерал армии Г. К. Жуков, начальник штаба — генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин).
    • В январе 1941 года Жуков принял участие в двух двухсторонних оперативно-стратегических играх на картах на тему «Наступательная операция фронта с прорывом УР», в которых рассматривались действия крупной ударной группировки советских войск с государственной границы СССР в направлении (соответственно) Польша — Восточная Пруссия и Венгрия — Румыния.
    • В первой игре (2—6 января) Жуков командовал «Западными», нападавшими с территории Восточной Пруссии и Польши. Северо-Западный фронт «Восточных» (Д. Г. Павлов), к 1 августа остановил «Западных» и перешёл в наступление, выполняя задачу выйти к 3 сентября 1941 года на нижнее течение реки Висла. «Восточные» по условиям игры обладали примерно полуторным превосходством в силах (в танках — почти тройным). В первые дни войска Павлова форсировали Неман, овладев сувалкинским выступом (окружив в нём крупную группировку «западных»), а на левом крыле прорвали фронт, возглавляемый Жуковым. В прорыв была введена конно-механизированная армия, которая к 13 августа вышла в район, расположенный в 110—120 километрах западнее Государственной границы СССР. В ответ Жуков сумел нанести контрудар, на чём посредники остановили игру.
    • Во второй игре (8—11 января) Жуков командовал группировкой «Восточных», отражавших агрессию «Западных», «Юго-западных» и «Южных» на территории Украины и Бессарабии. Вторая игра завершилась принятием «Восточными» решения об ударе на Будапешт, прорыву к озеру Балатон и форсирования Дуная.
    • По итогам военных игр Жуков был выдвинут Сталиным на пост начальника Генерального Штаба.
    • Занимая в феврале — июле 1941 года пост начальника Генштаба и заместителя наркома обороны СССР, Жуков принял участие в составлении «Соображений по плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками». План датируется не ранее 15 мая 1941 года. В этом документе, в частности, говорилось:
    • Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развёрнутыми тылами, она имеет возможность предупредить нас в развёртывании и нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому командованию, упредить противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания и не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие родов войск.
    • Наркомом обороны Тимошенко и начальником Генштаба Жуковым содержание документа было доложено Сталину и предложен удар советскими армиями через территорию южной Польши (с форсированием Вислы в среднем течении) на Катовице с дальнейшим поворотом либо на Берлин (если основная немецкая группировка отступит на Берлин), либо к Балтийскому морю, если основные немецкие силы не отойдут и постараются удерживать территорию Польши и Восточной Пруссии. Вспомогательный удар левым крылом Западного фронта предполагалось нанести в направлении Седлец, Демблин, с целью сковывания варшавской группировки и овладения Варшавой, а также содействия Юго-Западному фронту в разгроме люблинской группировки противника.
    • Современным историкам не известно, был ли план принят и впоследствии перенесён, либо не был принят. Документ не подписан, хотя места для подписей в нём обозначены. По словам Жукова в интервью 26 мая 1965 года, план не был одобрен Сталиным. Однако, Жуков не уточнил, какой план был принят к исполнению и действовал на момент 22 июня 1941 года. Никаких других советских планов ведения войны с Германией с подписями И. В. Сталина до этого момента не публиковалось. Однако как указывается в исследовании «1941 год — уроки и выводы» (М. 1992 г.) Генеральный штаб имел на руках два варианта отражения агрессии, выполненых на основании общих «Соображений по плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками на 1940—1941 г.г.» от осени 1940 года. И по одному из вариантов, «Южному», и шла подготовка к войне в НКО и ГШ. Вечером 21 июня 1941 года, Жуков по воспоминаниям генерала Тюленева, командующего Московского ВО в июне 1941 года, обзванивал округа и предупреждал командующих о возможном нападении Германии и её союзников в ближайшие сутки.
    • 21 июня 1941 года, на совещании в Кремле с 20.50 до 22.20 Жуков и Тимошенко предложили Сталину проект Директивы № 1 (её авторы: Тимошенко, Жуков,). По версии Жукова, после напряженного обсуждения они смогли убедить его; Директива № 1 командующим войсками западных округов была принята за несколько часов до вторжения войск стран Оси.
    • В годы Великой Отечественной войны (1941—1945) занимал посты начальника Генерального штаба РККА (февраль-июль 1941), члена Ставки Главного командования (с 23 июня 1941 г.), Ставки Верховного Командования (с 10 июля 1941 г.) , Ставки Верховного Главнокомандования (с 8 августа 1941 г.), с 26 августа 1942 г. являлся заместителем Верховного Главнокомандующего, с 27 августа 1942 г. — первый заместитель народного комиссара обороны Союза ССР, командовал фронтами: Резервным, Ленинградским, Западным (одновременно был главкомом Западного направления), 1-м Украинским, 1-м Белорусским.
    • 22 июня 1941 года, после нападения Германии, Жуков подготовил Директивы № 2 (отпр. в 07:15) и № 3 (отпр. в 23:50) Наркома обороны (подписи Тимошенко и Жукова), в которых содержались приказы к отражению атак немецкой армии «обрушиться всеми силами и средствами» там где противник пересек границу, но самим границы не переходить (Директива № 2) и к решительному наступлению на немецкие войска (Директива № 3). Войска Западного, Северо-Западного, Юго-Западного, Южного фронтов не выполнили поставленные в Директивах задачи, так как ввиду не приведения своевременно в боевую готовность, внезапности нападения заставшего наши войска часто в спящих казармах управление войсками было потеряно, а сами войска беспорядочно отступали, не оказывая организованного сопротивления. Организованное наступление 23-28 июня превратилось в серию неудачных контрударов, которые не привели к ожидаемым результатам. Войска Юго-Западного фронта, где сам Жуков с 23 июня находился в качестве представителя Ставки ГК, не окружили наступающие группировки, как предполагалось предвоенными планами, хотя и сумели серьёзно замедлить продвижение немецких войск, используя значительный перевес советских войск в бронетехнике, практически полностью потерянной к концу июня. Войска Западного и Северо-Западного фронтов, не имевшие значительного перевеса над немецкими войсками в силах и средствах, при попытке нанесения контрударов понесли серьёзные потери, не достигнув существенных результатов, а Западный фронт, на который пришелся главный удар силами немецкой группы армий «Центр», вскоре был разгромлен.
    • В конце июля после ряда тяжелых поражений советских войск на Западном и Северо-Западном направлениях, в частности после того, как 28 июля 1941 года последние советские войска оставили Смоленск (см. Оборона Смоленска 1941), 29 июля 1941 года Жуков был смещён с должности Начальника Генерального Штаба РККА и назначен командующим Резервным фронтом. С 31 июля в должности командующего Резервного фронта продолжал начатые в июле 1941 г. (в рамках Смоленского сражения) советскими войсками малоуспешные контрудары, а затем провёл силами 24-й армии наступательную Ельнинскую операцию (30 августа — 8 сентября). Планировалось, что войска Красной Армии срежут немецкое вклинивание в советский фронт, образовавшееся по итогам Смоленского сражения, и окружат 8 дивизий противника. Хотя в ночь с 6 на 7 сентября, в условиях проливных дождей, немцы и успели отвести войска из мешка, Ельнинская операция стала первой успешной наступательной операцией РККА с начала ВОВ. Потери советских войск в Ельнинской операции составили 31 853 человека из 103 200 участвовавших (31 % убитыми и ранеными, потери немцев 45-47 тысяч убитыми и раненными.
    • После окончания Ельнинской операции приказом от 11 сентября Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом, имел задачу не только удержать город от захвата, но и деблокировать город пока немцы не создали оборону вокруг города — прорваться навстречу Кулику, которому ставилась задача пробиться навстречу Жукову. Для недопущения в город немцев с юга на участке фронта примерно в 25 км у него были 42-я и 55-я общевойсковые армии, вся артиллерия Балтийского флота, 125 тысяч сошедших на берег моряков, 10 дивизий народного ополчения и т. д. Кулик на таком же примерно фронте должен был прорваться в Ленинград со своими 8-ю дивизиями. Потом Жуков стал снимать с Карельского перешейка войска своей 23-й армии (то есть он мог собрать все силы в кулак и бросить навстречу Кулику). Вообще войск в Ленинграде было столько, что в последующем их вывозили за ненадобностью — оставшихся для обороны было более чем достаточно.
    • Казалось Ленинград обречен, но в самый последний момент спасение пришло к нему — ну кто бы мог подумать? — от самого Адольфа Гитлера. 12 сентября Фюрер приказал Леебу не брать город с боем, а только взять его в блокаду, чтобы измором заставить капитулировать. Группе армии «Север» был отдан приказ отдать в распоряжение ставки 11-й и 7-й танковые и 8-й авиакорпус, а также 4-ю танковую группу — то есть в общей сложности пять танковых и две моторизованных дивизии и большую часть поддержки с воздуха.
    • — Митчем С. «Фельдмаршалы Гитлера и их битвы»
    • Ленинград как «колыбель большевистской революции» и крупный промышленный район (треть оборонного потенциала СССР) Гитлер намеревался взять группой армий «Север» генерала фон Лееба, но из-за упорного сопротивления советских войск к началу операции «Тайфун» сделать этого не удалось. На Москву повернули 4-ю танковую группу, но под Ленинградом оставили целых две танковых дивизии 12-ю и 8-ю. Руководство вермахта приняло решение задушить Ленинград блокадой, избегая штурма и сохраняя войска для центрального направления, однако командование группы армий «Север» под впечатлением успехов в Прибалтике и под Псковом попыталось 9 сентября осуществить захват города
    • Под командованием генерала армии Жукова с 14 сентября по 6 октября войска Ленинградского фронта совместно с Балтийским флотом осуществляли оборону Ленинграда от группы армий «Север» фельдмаршала Вильгельма фон Лееба. 28 сентября 1941 года Жуков написал резолюцию: «Все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращению из плена они также будут все расстреляны». Политуправление Балтийского флота не последовало резолюции расстреливало только самих перебежчиков.
    • После стабилизации фронта под Ленинградом Жуков был отозван на центральное направление советско-германского фронта (возглавил Резервный фронт с 8 октября и Западный фронт с 10 октября), где основные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов в первой половине октября были окружены и уничтожены немецкими войсками (16-я, 19-я, 20-я армии и армейская группа Болдина Западного фронта, 24-я и 32-я армии Резервного фронта и пр.). 13 октября немцы захватили Калугу, 15 октября— Калинин, 18 октября — Малоярославец.
    • В течение второй половины октября и ноября 1941 года Западный фронт под командованием Жукова осуществлял активную оборону с целью изматывания сил противника и подготовки перехода в контрнаступление по всему фронту.
    • В ночь с 5 на 6 декабря началась Клинско-Солнечногорская наступательная операция войск правого крыла Западного фронта под командованием Жукова при поддержке левого крыла Калининского фронта под командованием Конева. Войска Западного фронта (при участии Калининского и др. фронтов) разгромили войска Группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока в ходе контрнаступления под Москвой (5 декабря 1941 — 7 января 1942 гг.) Потери советских войск составили 372 тыс. убитыми и ранеными, или 37 % от численности войск в начале операции. В результате успешного наступления была снята угроза Москве и Московскому промышленному району, линия фронта отодвинулась на запад на 100—250 км. Первое крупное поражение вермахта во Второй мировой войне оказало вдохновляющее моральное воздействие на народы антигитлеровской коалиции.
    • В этот год Жуков осуществлял непосредственное командование советскими войсками в четырёх крупных фронтовых наступательных операциях:
    • Московское контрнаступление (до 7 января 1942 г.);
    • Ржевско-Вяземская операция (8 января — 20 апреля 1942 г.);
    • Первая Ржевско-Сычёвская операция (30 июля — 23 августа 1942 г.);
    • Вторая Ржевско-Сычёвская операция — Операция «Марс» (25 ноября — 20 декабря 1942 г.)
    • Значительные успехи советских войск под Москвой в декабре 1941 привели к активному наступлению Красной Армии по всему фронту. Но уже в январе 1942 оно стало захлебываться из-за усилившегося сопротивления немецких войск, из-за перебоев с подкреплениями и боеприпасами у Красной Армии, из-за переоценки Ставкой достигнутых успехов. Потери в относительно малорезультативной Ржевско-Вяземской операции составили 776 889 человек — 73,3 % от численности войск к началу операции.
    • В ходе Ржевско-Сычевской операции летом 1942 года фронт противника снова устоял, советские войска продвинулись на 30−40 км. Эта операция не привела к оттоку немецких сил с южного направления советско-германского фронта, однако не была допущена и переброска на него дивизий Группы армий «Центр». Потери в операции составили 193 683 человека (56,1 % от первоначальной численности). Вот как оценивает это наступление немецкий генерал фон Типпельскирх:
    • В начале августа сложилась очень тяжёлая обстановка [на ржевско-сычевском направлении]: русские едва не прорвали фронт. Прорыв удалось предотвратить только тем, что три танковые и несколько пехотных дивизий, которые уже готовились к переброске на южный фронт, были задержаны и введены сначала для локализации прорыва, а затем и для контрудара. Тактический успех был на стороне немцев. Но русские, сковав такое большое количество немецких войск, принесли этим большую пользу своему главному фронту.
    • Операция «Марс», проводившаяся синхронно с начальной фазой операции «Уран», не готовилась непосредственно Жуковым как командующим фронтом. В период её подготовки он находился как представитель Ставки ВГК на Сталинградском направлении. Однако координация усилий Западного фронта (командующий фронтом Конев) и Калининского фронта (командующий фронтом Пуркаев) в период операции была возложена именно на него. Операция была направлена на окружение и уничтожение 9-й полевой армии вермахта, однако этой цели она не достигла. Потери советских войск в ней составили 215 тыс. убитыми, ранеными и пленными, 1315 танков и САУ за 25 дней. Таким образом, средние потери советских войск за один день боевых действий (8666 человек и 52,6 танка) значительно превысили потери в Сталинградской наступательной операции (6466 человек и 38,9 танков). В то же время она предотвратила переброску немецких резервов с центрального направления советско-германского фронта на южное, где они могли бы отрицательно повлиять на ход и исход Сталинградской битвы.
    • Кроме того, Жуков как представитель Ставки ВГК координировал удары армий Сталинградского фронта в междуречье Дона и Волги в первой половине сентября 1942 года, которые не достигли своих целей — прорыв фронта 14-го танкового корпуса 6-й армии вермахта или отвлечение немецких сил из-под Сталинграда.
    • Кроме оперативной деятельности командующего, Жуков, согласно версии, выдвинутой им и Василевским в мемуарах, является также соавтором (вместе с Василевским) ключевого советского военного плана 1942 года — плана стратегической операции «Уран», по разгрому немецких войск под Сталинградом. План, на котором, согласно мемуарам Жукова и Василевского, стоят их и И. В. Сталина подписи, до сих пор не опубликован, несмотря на истечение срока давности.
    • В течение 1943 года Жуков координировал действия фронтов в операции «Искра» при прорыве Ленинградской блокады.
    • 18 января 1943 года Жукову было присвоено звание Маршала Советского Союза. Он стал первым маршалом СССР с начала войны.
    • С 17 марта Жуков находился на белгородском направлении формирующейся Курской дуги (Воронежский фронт). Маршал Рокоссовский К. К. отзывался о деятельности Жукова на посту представителя Ставки на Центральном фронте:
    • Жуков Г. К. отказался санкционировать моё предложение о начале артиллерийской контрподготовки после получения разведданных о предстоящем немецком наступлении, предоставив решение этого вопроса мне, как командующему фронтом. Решиться на это мероприятие нужно было немедленно, так как на запрос Ставки не оставалось времени.
    • После начала операции в 2 часа 20 минут 5 июля 1943 года Жуков позвонил в Ставку около 10 часов, доложил обстановку Сталину и попросил разрешения убыть к Соколовскому на Западный фронт, после чего уехал. Вот так выглядело пребывание Жукова Г. К. на Центральном фронте. В подготовительный к операции период у нас он не бывал ни разу.
    • — ВИЖ 1992 г., № 3, С. 31
    • Непосредственно Жуков (с 5 июля) в ходе оборонительного и наступательного этапов Курской битвы координировал действия Западного, Брянского, Степного и Воронежского фронтов.
    • В конце августа-сентябре в ходе Черниговско-Полтавской операции Жуков координировал действия Воронежского и Степного фронтов в ходе операций по преследованию противника, отходившего к Днепру.
    • В результате Житомирско-Бердичевской операции образовался Корсунь-Шевченковский выступ, который Жуков и Ватутин в докладе Сталину 11 января 1944 предложили срезать. В окружение, согласно информации от Манштейна, попали 42-й армейский корпус 1-й танковой армии и 11 армейский корпус 8-й армии: 6 дивизий и одна бригада. По исследованию И. Мощанского — 10 дивизий и одна бригада. В процессе проведения операции генерал Конев обвинил Жукова и Ватутина в бездеятельности в отношении окружённой немецкой группировки, что вело к её прорыву из окружения. В результате обращения Конева к Сталину внутренний фронт окружения был полностью передан под командование Конева. Этот эпизод дополнительно осложнил отношения Жукова и Конева.
    • После смерти Ватутина Сталин приказал Жукову возглавить 1-й Украинский фронт. Войска под командованием Жукова провели в марте-апреле 1944 года наступательную Проскуровско-Черновицкую операцию и вышли к предгорьям Карпат.
    • 10 апреля 1944 года Маршал Г. К. Жуков был удостоен высшей военной награды — ордена «Победа» за № 1.
    • Летом 1944 года Жуков координировал действия 1-го и 2-го Белорусских фронтов в операции «Багратион». Хорошо обеспеченная материально-техническими средствами операция завершилась успешно. Продвижение составило не 150—200 км, как планировалось, а 400—500. В ходе наступления Жуков выдвинул 8 июля (независимо от Василевского, предложившего такую же идею) предложение о переброске одной танковой армии с 1-го Украинского фронта, имевшего избыток сил и средств, в группу фронтов Василевского и на 2-й Белорусский фронт, с одновременным усилением этой группировки одной общевойсковой армией из резерва Ставки и рядом других частей, для внезапного удара на пока крайне слабо обороняемую Восточную Пруссию. Однако идея была отвергнута. Как позже отмечал Г. К. Жуков:
    • Думаю, что это была серьёзная ошибка Верховного, в последующем повлёкшая за собой необходимость проведения чрезвычайно сложной и кровопролитной Восточно-Прусской операции.
    • В июле 1944 Жуков также координировал действия 1-го Украинского фронта, который наносил удары на Львовском, Рава-Русском и частью сил на Станиславском направлениях. В ноябре 1944 года назначен командующим 1-м Белорусским фронтом.
    • На заключительном этапе войны 1-й Белорусский фронт, руководимый маршалом Жуковым, провёл совместно с 1-м Украинским под командованием Конева Висло-Одерскую операцию (12 января — 3 февраля 1945 года), в ходе которой советские войска освободили Варшаву (17 января 1945), рассекающим ударом разгромили группу армий «А» генерала Й. Харпе и фельдмаршала Ф. Шернера. Потери советских войск в этой операции составили 193 215 человек. Из этого числа 1-й Белорусский фронт потерял 77 342 из 1 028 900 человек (7,5 %), в то время 1-й Украинский — потерял 115 783 из 1 083 800 человек (10,7 %), то есть в 1,5 раза больше.
    • Несмотря на то, что фронт Жукова перешёл в наступление на два дня позже соседнего 1-го Украинского, темпы наступления 1-го Белорусского фронта настолько превысили темпы наступления соседних двух фронтов, что это привело к оголению флангов на 100—150 км с севера и с юга от передовых частей фронта и вынужденному растяжению длины фронта. 10 февраля — 4 апреля правое крыло 1-го Белорусского фронта приняло участие в Восточно-Померанской операции, потеряв при этом 52 303 из 359 600 человек (14,5 %). 2-й Белорусский фронт под командованием Рокоссовского потерял при этом 173 389 из 560 900 человек (30,9 %).
    • 1-й Белорусский фронт закончил войну участием в Берлинской операции, потеряв при этом 179 490 из 908 500 человек (19,7 %), в то время как 1-й Украинский фронт потерял 113 825 из 550 900 человек (20,7 %).
    • 8 мая 1945 года в 22:43 (9 мая 0:43 по московскому времени) в Карлсхорсте (Берлин) Жуков принял от гитлеровского генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля безоговорочную капитуляцию войск фашистской Германии.
    • 24 июня 1945 г. маршал Жуков принял Парад Победы Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне, который состоялся в Москве на Красной площади. Командовал парадом маршал Рокоссовский.
    • 7 сентября 1945 года в Берлине у Бранденбургских ворот состоялся Парад Победы союзных войск во Второй Мировой Войне (в парадном марше прошли колонны войск и бронетехника берлинских гарнизонов СССР, Франции, Великобритании и США), от Советского Союза парад принимал маршал Жуков. Командовал парадом английский генерал-майор Нэйрс (англ. Eric Paytherus Nares, комендант Британского Сектора в Берлине).
    • В июне 1945 года 1-й Белорусский фронт переименован в Группу советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ), главнокомандующим которой становится возглавлявший войска фронта маршал Жуков. Также он возглавил организованную в том же месяце Советскую военную администрацию в Германии (СВАГ). Как отмечается, таким образом в оккупированной советскими войсками части Германии (Советская зона оккупации Германии) в тот период устанавливались два, военный и военно-административный центры власти: Советские оккупационные войска и Советская военная администрация, руководство обеими структурами осуществлял один Главнокомандующий — маршал Г. Жуков. Как главнокомандующий ГСОВГ в июле 1945 года Жуков как преставитель СССР вошёл в союзнический Контрольный совет по управлению Германией.
    • Менее чем через год, с оформлением Сухопутных войск как вида Вооруженных Сил СССР, в марте 1946 года Жуков назначен на должность Главнокомандующего Сухопутными войсками и замминистра Вооруженных Сил СССР.
    • Летом 1946 года состоялось заседание Высшего военного совета, на котором разбиралось дело маршала Жукова по материалам допроса Главного маршала авиации А. А. Новикова, арестованного перед тем органами госбезопасности по «делу авиаторов». Жуков был обвинён в незаконном присвоении трофеев и раздувании своих заслуг в деле разгрома Гитлера с личной формулировкой И. В. Сталина «присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения». На заседании практически все высшие военачальники, за исключением начальника Главного управления кадров Ф. И. Голикова, высказались в поддержку Жукова. Однако члены Политбюро обвинили Жукова в «бонапартизме» за то, что он вывел политотделы из состава сухопутных войск.
    • В июне 1946 года было начато расследование по «трофейному делу». В материалах расследования были собраны свидетельства, что Жуков вывозил из Германии значительные количества мебели, произведений искусства, различное другое трофейное имущество для своего личного пользования. Также в деле значится объяснительная записка Жукова на имя секретаря ЦК ВКП (б) А. А. Жданова:
    • …Я признаю себя очень виноватым в том, что не сдал всё это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно.
      Я даю крепкую клятву большевика — не допускать подобных ошибок и глупостей.
      Я уверен, что я ещё нужен буду Родине, великому вождю т. Сталину и партии.
    • 9 июня 1946 года Жуков был снят с должности Главкома сухопутных войск — замминистра Вооруженных Сил СССР и назначен командующим войсками Одесского округа (1946—1948). На Пленуме ЦК ВКП(б) в феврале 1947 г. маршал Жуков был выведен из числа кандидатов в члены ЦК ВКП(б). 20 января 1948 г. Политбюро приняло постановление «О т. Жукове Г. К., Маршале Советского Союза». В постановлении, среди прочего, указывалось: "Тов. Жуков в бытность главнокомом группы советских оккупационных войск в Германии допустил поступки, позорящие высокое звание члена ВКП(б) и честь командира Советской Армии. Будучи обеспечен со стороны государства всем необходимым, тов. Жуков злоупотреблял своим служебным положением, встал на путь мародёрства, занявшись присвоением и вывозом из Германии для личных нужд большого количества различных ценностей. В этих целях т. Жуков, давши волю безудержной тяге к стяжательству, использовал своих подчинённых, которые, угодничая перед ним, шли на явные преступления… Будучи вызван в комиссию для дачи объяснений, т. Жуков вёл себя неподобающим для члена партии и командира Советской Армии образом, в объяснениях был неискренним и пытался всячески скрыть и замазать факты своего антипартийного поведения. Указанные выше поступки и поведение Жукова на комиссии характеризуют его как человека, опустившегося в политическом и моральном отношении"
    • 4 февраля 1948 года приказом министра вооружённых сил Николая Булганина Жуков был переведён на должность командующего Уральским военным округом. На XIX съезде партии в октябре 1952 г. вновь избран кандидатом в члены ЦК.
    • После смерти Сталина в 1953 году по ходатайству Л. П. Берии Жуков был назначен на должность первого заместителя министра обороны СССР (министром обороны стал Н. А. Булганин). (По утверждению Сергея Хрущёва, возвращение Жукова с Урала и назначение на должность замминистра произошло по настоянию Н. С. Хрущёва.)
    • Хрущёв и Булганин планировали устранить Берию (членам Президиума ЦК по инициативе Хрущёва было объявлено, что Берия планирует провести государственный переворот и арестовать Президиум на премьере оперы «Декабристы»). По некоторым свидетельствам, Жуков предупредил Берию, но тот был уверен, что это произойдёт на съезде и «у него будет открытая трибуна». Участник ареста Берии во время заседания Президиума 26 июня 1953 года, непосредственно задержавший Берия по указанию Г. М. Маленкова. Жуков, как отмечают, был привлечён к этому в последний момент и, что было особо оговорено Булганиным, без оружия.
    • В 1954 году Жукову было поручено подготовить и провести учения с применением атомного оружия на Тоцком полигоне. В учениях участвовало не менее 45 тысяч солдат. Как солдаты, так и жители окрестных деревень подверглись воздействию радиоактивного излучения. Информация об этих учениях весь советский период была засекречена.
    • В феврале 1955 года после назначения Н. А. Булганина председателем Совета Министров СССР Жуков сменил его на посту Министра обороны СССР.
    • В 1956 году (23 октября — 9 ноября) в Венгрии произошло антикоммунистическое восстание. В страну были введены советские войска. Разработка плана ввода войск была поручена Жукову. Эта операция называлась «Вихрь». Жуков сыграл одну из ключевых ролей в подавлении восстания, «за подавление венгерского фашистского мятежа» и в связи с 60-летием со дня рождения 1 декабря 1956 года был награждён четвёртой медалью «Золотая Звезда» с вручением 4-го ордена Ленина (№ 276136).
    • 29 октября 1957 года Пленум ЦК КПСС, посвящённый улучшению партийно-политической работы в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, постановил, что Г. К. Жуков «нарушал ленинские, партийные принципы руководства Вооружёнными Силами, проводил линию на свёртывание работы партийных организаций, политорганов и Военных советов, на ликвидацию руководства и контроля над армией и Военно-Морским Флотом со стороны партии, её ЦК и правительства…». Этим же постановлением Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС; кроме того, указом Президиума Верховного Совета СССР он был освобождён от должности министра обороны СССР.
    • В марте 1958 года Жуков был отправлен в отставку. После продолжительной изоляции, в 1964 году, с приходом к власти Л. И. Брежнева опала с Жукова была частично снята.
    • В 1967 году перенёс тяжёлый инсульт.
    • В марте 1969 года вышла в свет книга воспоминаний Г. К. Жукова — «Воспоминания и размышления», начатая им в 1958 году. Жуков приступил к редактированию и дописыванию 2-го издания. После смерти Жукова книга продолжала дописываться и переиздавалась.
    • 13 ноября 1973 года скончалась жена Жукова — Галина Александровна. После её смерти Жуков чувствовал себя всё хуже; вскоре у него случился инфаркт. В мае 1974 года Жуков впал в кому в Кремлёвской больнице. Через двадцать дней — 18 июня 1974 года — он умер, не приходя в сознание.
    • Вопреки последней воле Жукова о погребении в
    Ответить Подписаться