• Любовь и голуби Нины Дорошиной

    Любовь и голуби Нины Дорошиной

    – Нина Михайловна, недавно ведущий популярной молодежной телепередачи заметил, что один из его любимых фильмов – «Любовь и голуби». Почему этот фильм до сих пор притягивает людей разных поколений? – В нашем театре более 20 лет шел спектакль «Любовь и голуби» по пьесе Владимира Гуркина, который написал ее специально для артистов «Современника». Кстати, прообразом главных героев послужили его родные дядя и тетя, которые очень сильно обижались на племянника, что он их выставил в пьесе. Спектакль поставил режиссер Валерий Фокин. Все эти годы я играла на сцене роль Нади Кузякиной. Пьеса пользовалась потрясающим успехом, люди смеялись и плакали. Режиссер Владимир Меньшов, посмотревший ее однажды, решил снять кинофильм. И этот фильм тоже радует зрителей более 20 лет. Это трогательная, очень светлая, незатейливая и именно жизненная история. И еще в ней нет пошлости. Потому, наверное, люди старшего поколения и более молодые одинаково ее воспринимают. – Как ваша жизнь оказалась связана с Пресней? – Я родилась в Лосинке, незадолго до войны. В то время Лосинка была дачным пригородом столицы. Наша семья жила в коммунальной квартире, в 18-метровой комнате. Отец работал на Ростокинском меховом комбинате. Он был один из крупнейших специалистов по пушнине. Перед войной отца направили в Иран для закупки мехов для Красной Армии. Он закупал овчину, каракуль. Работа была очень ответственная. Каждая шкурка (из них потом шили армейские полушубки, шапки, рукавицы, генеральские воротники и папахи) буквально прошла через его руки. В Иране наша семья пробыла всю войну. Я хорошо знала персидский разговорный язык, мне очень нравилась восточная музыка, женщины в раз-ноцветных чадрах и красавцы-мужчины в белых чалмах. И до сих пор Восток – моя слабость. В Лосинку мы вернулись в 1946 году. После школы я поступила в Щукинское училище. Вместе со мной учились народные артисты Александр Ширвиндт, Владимир Земляникин, Лев Борисов, Инна Ульянова. Замечательный был курс. И будучи студенткой, затем молодой актрисой, и не имея собственного дома в Москве, мне приходилось скитаться, снимать комнаты, квартиры. В 1966 году я наконецто я обрела свою собственную квартиру на Пресненском валу в кооперативном доме театральных работников ВТО. Я очень люблю свой дом. Потому что это – мой первый родной дом, в котором я могла как-то органи-зовать свою жизнь, свой быт, создать семью. Он принес мне радость, счастье и тепло. К своему дому я привязана всей душой, так же как и к Пресне. В прежние годы наш дом был полон знаменитых артистов. Сейчас их проживает гораздо меньше. Кто-то, к сожалению, умер, кто-то переехал в более благоустроенные квартиры и загородные дома. – Сегодня создаются товарищества собственников жилья. Как вы к этому относитесь? – Я совершенно в этом ничего не понимаю и не вникаю в бытовые вопросы. У нас кооперативный дом, есть правление кооператива, его председатель Ольга Левицкая – замечательный человек, хорошо следит за всем. В доме у нас порядок, чистота. Единственное «но» – жильцы, сдающие свои квартиры в аренду. Они не всегда разбираются, кому их сдают. Чужие люди иногда создают непорядок. И это вносит какую-то дисгармонию. – А какие еще изменения в своем доме, дворе вы могли бы отметить? – Конечно, многое изменилось в последние годы. К сожалению, в связи с новыми постройками, в центре уничтожено много зелени. Это обидно. Потому что здесь живется и дышится труднее, а те зеленые дворики, которые ликвидируются, как-то помогали людям жить, украшали нашу жизнь. Но надеюсь, что когда-нибудь это все закончится, и возле тех домов, которые сегодня строятся, появятся новые зеленые уголки. – А вообще вас радуют темпы нового строительства в Москве? – Даже не знаю, что сказать… Я очень занятой человек, много работаю в театре, в институте, часто бываю на гастролях, в разъездах и в подробности особенно не вдаюсь. Наверное, городские власти стараются сделать так, чтобы было лучше. Но не всегда это получается. Вот, например, рядом с моим домом строят новый дом. Отняли часть нашего зеленого дворика. Территорию завалили мусором, но, возможно, строители приведут ее в порядок и будет так, как раньше. А был уютный, красивый двор, где дети бегали, играли, а взрослые – отдыхали. Вообще, нашим жителям очень тяжело сейчас. Стройка работает круглые сутки, стоит жуткий грохот и шум. Дома совершенно невозможно находиться. Я с работы прихожу поздно и так устаю, что мне никакой шум не мешает, но ведь есть люди, которые находятся в квартире почти весь день, и их все это безумно беспокоит. Однако жаловаться особенно некому. – Есть у вас любимые места на Пресне? – Приятны, конечно, Тишинские переулочки, Малая и Большая Грузинские улицы, они зеленые и чистые. Когда с шумного Пресненского вала выходишь на эти улицы, то по ним можно спокойно пройтись. Чудесный костел отстроили на Малой Грузинской, в котором бывают великолепные концерты органной музыки, а при костеле сделали очень хороший дворик, где родители могут погулять с детьми, а пожилые люди – посидеть на скамеечке. В прежние времена я любила бывать в Доме кино на Васильевской улице. С моими коллегами-актерами мы всегда могли туда пойти, отдохнуть, недорого пообедать в ресторане. Теперь боимся, что будем лишены этой радости. Дом кино грозятся закрыть на реконструкцию. Помню, на Пресне было два клуба, где всегда демонстрировались старые фильмы. Сейчас они перестроены. Очень грустно. Возможно, это ностальгия, но у меня нет ощущения, что все идет к лучшему. На улицах движение стало интенсивнее, на дорогах – жуткие пробки, проблемы с парковкой автомобилей. У нас на Пресненском валу машины так паркуются на тротуарах, что просто трудно пройти. Хотя у меня есть машина, но сейчас я ее не вожу. После обширного инфаркта, который случился два года назад, врачи велели ходить мне пешком. Так что в Театральный институт имени Щукина, в котором я уже 27 лет преподаю актерское мастерство, и обратно всегда хожу пешком. Нашла такие небольшие улочки и переулочки, по которым путь от Пресненского вала до Арбата у меня занимает 40 минут. – Где вы проводите свободное время? – У меня есть прелестный дом в Сергиево-Посаде, с красивым садом, баней, прудом. С братом Евгением мы строили его вместе и очень любим. Отпуск я обязательно провожу там, отдыхаю в уединении. Несколько лет назад умер мой супруг, с которым мы прожили больше 20 лет. И сегодня моя семья – это мама, ей 95 лет, семья брата и изумительный персидский кот Рики, который живет со мной уже 15 лет. Мы часто проводим свободное время все вместе. – Вы много лет преподаете в родном Театральном институте. Изменились ли нынешние студенты? – Меняется время, люди. Конечно же, изменились и студенты. Они совсем не похожи на студентов 50-х годов. Я бы сказала, изменились человеческой сутью. Нынешние студенты стали жить более комфортно, независимо. Носят дорогую одежду, многие на занятия приезжают на автомобилях. Они более благополучные. Наше поколение этого не могло себе позволить. Другое было время, другие понятия о жизни. Студенты сейчас снимаются в рекламе, в телевизионных сериалах, получают за это большие деньги. А мы подрабатывали в массовках в кино за 3-5 рублей. Мальчики наши разгружали вагоны, а девочки с красивой фигурой ходили в Дом моделей демонстрировать одежду. Мы подругому деньги зарабатывали. И не такие деньги, какие зарабатывают нынешние студенты. Конечно, это отражается на их мировоззрении. – А если говорить о талантливости? Среди ваших студентов будут яркие имена? – Ну, бесталанных людей в институт просто не принимают. У нас очень большой конкурс. Думаю, среди нынешних моих учеников яркие имена обязательно будут. Хотя сейчас трудно прогнозировать. Знаете, бывает так: человек учится прекрасно, подает большие надежды, но потом у него по каким-то причинам не складывается актерская судьба. А бывает, наоборот, не особо заметный студент, со временем вдруг раскрывается и становится настоящей «звездой». Это как лотерейный билет. – На ваш взгляд, что нужно для того, чтобы судьба сложилась? – Безусловно, нужно большое трудолюбие, талант и немного везения. Я знаю немало талантливых, но неоцененных артистов, и очень много людей, менее способных, которые ходят в «звездах». Наша профессия жестокая, и часто бесталанные люди с помощью денег становятся известными, занимают большее положение. А талантливые не всегда могут пробиться. Сейчас много зависит от денег, от продюсеров, от спонсоров, от знакомых. – Что сейчас происходит в вашей творческой жизни? – Я готовлю новую роль, очень интересную, в пьесе, которую специально для меня и для моего партнера Валентина Гафта написал драматург Николай Коляда. Временно спектакль называется «Старая зайчиха». Премьера назначена на 13 апреля. Это современная пьеса о любви, о двух любящих людях, которые очень нелепо расстались и через тридцать лет встретились вновь. Мы с Валей Гафтом репетируем, очень довольны пьесой и волнуемся. Танцами и пластикой с нами занимается Татьяна Тарасова. А режиссер спектакля – художественный руководитель нашего театра Галина Волчек. Н. Коляда уже приезжал, смотрел, одобрил. Сейчас это моя самая главная работа. У меня долго не было премьеры. Я также играю в другой пьесе Н. Коляды «Мурлин Мурло», в «Виндзорских насмешницах» по Шекспиру, в замечательном спектакле Е. Гинзбург «Крутой маршрут», с которым мы объехали весь мир, во французской мелодраме «Коломбо». Так что у меня очень хорошие спектакли в театре. – В кино не снимаетесь? – Все, что предлагают – меня не привлекает: либо я уже такое играла, либо менее интересно того, что уже сыграно. Я считаю, что уже в том возрасте, когда имею право выбирать и делать то, что мне интересно. – Газеты читаете, телевизор смотрите? – Совершенно некогда ни газеты почитать, ни телевизор посмотреть. Новости узнаю по радио «Маяк», которое у меня всегда включено. Но вашу газету просматриваю. Ее аккуратно приносят в наш дом. Очень приятная, я бы сказала, домашняя газета. В ней много полезной информации, которая нужна жителям Пресни. Мне, кажется, люди читают вашу газету с интересом.