• Бублики для учительницы...

    Бублики для учительницы...

    В отличие от других виновников торжества выпускникам 40-х и 50-х надеяться на встречу со своими преподавателями практически не приходилось. Невелика была и вероятность увидеть кого-то из одноклассников. Собственно, никакого торжества в школе в этот день не проводилось, несмотря на то, что учебному заведению в 2005 году «стукнуло» целых 210 лет! А потому тем, кто не нашел знакомых, оставалось только побывать в музее школьной истории, чтобы хоть здесь соприкоснуться с прошлым.

    Первой в него заглянула выпускница 1951 года Анастасия Баранович-Поливанова. Окончив школу с золотой медалью и отучившись на филфаке МГУ, она стала переводчицей и литератором. Ей принадлежат переводы произведений таких мастеров зарубежной литературы, как Мердок, Голсуорси, Конан-Дойль, Теккерей, Диккенс. Несколько лет назад вышла книга ее воспоминаний «Оглядываясь назад». На встречу выпускников она приехала впервые за 54 года, прошедшие после того, как в этих стенах для нее прозвучал последний звонок. И, увы, никого не нашла. Говорит, что все стало неузнаваемым – коридоры, стены, парты… Исчезла доска с именами медалистов. Из целой вереницы событий школьной жизни в ее памяти особенно сильно запечатлелся случай, произошедший в трудные военные годы. «В 1944 году было уже не так голодно, как в первые годы войны, но все еще тяжело, – рассказала Анастасия Александровна. – У нашей учительницы случилось несчастье – она потеряла хлебные карточки. А тогда уже в школе детям давали бублики – мы им радовались безумно. Так как была суббота, нам выдали двойной паек: бублик – за этот день, и второй – за воскресенье. И вот мы собрали все бублики и отдали учительнице. Она была тронута. Плакала…».

    Анастасия Александровна с теплотой отзывалась о многих своих наставниках. Одним из них был всеобщий школьный любимец – учитель словесности Иван Иванович Зеленцов (на фото). Преподавал он, правда, в ее классе всего год, но даже такого короткого промежутка времени хватило, чтобы память об этом ярком человеке сохранилась на всю жизнь у тех, кто его знал. Испытывая трепетную, возвышенную любовь к литературе, он умел взрастить ее и в детях.

    Немало добрых слов можно было услышать от посетителей музея в этот вечер и о другом светоче образования – знаменитом Иване Кузьмиче Новикове. Школа достигла своего апогея славы в те годы, когда ее директором был этот яркий и талантливый педагог. Его часто называют вторым Макаренко – он так мастерски руководил учебно-воспитательным процессом, что стремление к достижению высот в любимом деле появлялось не только у школяров, но и у его коллег. Именно при нем учительский коллектив был отмечен, пожалуй, наибольшим количеством высших правительственных наград за всю историю учебного заведения. Многие были благодарны Новикову и за то, что в годы сталинских репрессий он не допускал даже малейшего отчуждения детей, родителей которых государство заклеймило, как «врагов народа». О мужестве этого человека свидетельствует и тот факт, что он учил ребят читать газеты между строк, хотя тогда за такие «фортели» могли посадить в два счета. Кстати, об уроках «Газета» в этот вечер мне рассказывали многие бывшие ученики школы, в том числе и выпускник 1948 года Эдуард Петрович Путинцев, известный ныне архитектор и художник. Его живописные работы хранятся в Третьяковской галерее, а на Полярном круге возведено главное архитектурное детище – первый город с искусственным микроклиматом. А учился он в одном классе с Генрихом Падвой, сделавшим имя на ниве юриспруденции, Алексеем Николаевым, получившим известность, как композитор, а также с сыновьями наркома финансов СССР А.Г. Зверева, маршала С.К. Тимошенко, руководителя Госплана Д.Д. Дегтяря и многих других государственных деятелей. «Но самое яркое воспоминание школьной поры, – поведал во время нашей беседы Эдуард Петрович, – это директор Иван Кузьмич Новиков. Таких потрясающих директоров, наверное, больше не будет. Он приглашал к нам в школу самых выдающихся людей того времени, и они проводили уроки – по астрономии, биологии, физике, химии… Учили нас культуре, искусству и многому другому. Благодаря этому я и мои одноклассники получили импульс к тому, чтобы самим стать высокообразованными людьми. Иван Кузьмич научил нас жажде жизни – стремлению узнать как можно больше, создавать как можно более интересные вещи. Этот урок мы запомнили навсегда».

    В музее в этот вечер побывал и человек, стоявший у истоков его создания – Николай Георгиевич Колдашов, офицер в отставке, литератор. В 1973 году, работая учителем начальной военной подготовки, он стал систематизировать архивы, вместе с ребятами выезжал на поля сражений, чтобы раздобыть экспонаты для стендов, посвященных Великой Отечественной войне. Ведь известно, что мноие ученики и преподаватели школы ушли добровольцами на фронт и мужественно сражались с фашистами. Правда, от всего, что удалось найти в 70-е, к настоящему времени осталась лишь одна полуразорванная гильза.

    Зато сохранено немало вещей, связанных с более ранними периодами из истории школы. Например, датированный августом 1925 года автопортрет Фритьофа Нансена – учебное заведение некоторое время носило имя исследователя Арктики. Выставлен на всеобщее обозрение учебный инвентарь дореволюционных лет: геодезическая линейка, изготовленная в 1866 году, паровой двигатель для опытов по физике, старинный амперметр, книжки, которыми в начале и середине прошлого века зачитывались ученики школы... Но выпускников далеких 40-х, 50-х и 60-х интересовало вовсе не это – уделяя вышеназванным раритетам минимум внимания, они задерживали свои взгляды на потемневших от времени фото-
    снимках. И надо было видеть, как молодели лица, какой радостью начинали светиться глаза, когда находили за стеклом изображения тех, кто учил их познавать этот мир!