• О перспективах системы

    О перспективах системы

    Категории: №9, Интервью

    – Инна Юрьевна, какие основные задачи решаются комиссией по безопасности, которую вы возглавляете в МГД? Как строится работа комиссии?

    – Если говорить коротко, то основные задачи – это разработка законодательства. Законы и городские целевые программы, которые действуют на территории города Москвы, утверждаются депутатами Мосгордумы. В ближайшее время необходимо внести коррективы в законодательство по вопросам деятельности милиции общественной безопасности, общественных пунктов охраны порядка, добровольных народных дружин, обеспечения пожарной безопасности и т. д. Есть еще один важный момент, который постоянно находится в поле зрения комиссии – это участие в формировании бюджета города. Мы из городского бюджета выделяем значительные средства на обеспечение безопасности для нужд ГУВД, ГО и ЧС, метрополитена. Понятно, что финансирование идет из госбюджета, но есть такие вещи, которые город берет на себя. Например, установка рамок металлоискателей на массовых мероприятиях, камеры видеонаблюдения, «тревожные кнопки», колонны экстренного вызова, которые находятся в метро. Их уже устанавливают в метрополитене за счет средств городского бюджета. То, что я перечислила, все целиком делается только за городские деньги. Как строится работа комиссии? Мы организовываем целый ряд выездных заседаний для того, чтобы понять, как отрегулирована работа в тех или иных структурах. Например, проверяли, как обеспечивается безопасность в бомбоубежищах. Выезжали на городские командные пункты, которые находятся под землей в центре столицы. Знакомились с работой дежурной части службы «02» на Петровке, 38. Планируем в ближайшее время посмотреть систему видеонаблюдения ГАИ города, где отслеживается и куда стекается вся информация с наших улиц. Это очень интересная система, и надо понять, что необходимо сделать, чтобы она работала эффективно. Пожалуй, наша комиссия отличается от многих других тем, что работает не только с бумагами в кабинетах, а выезжает на места и определяет, что и как нужно сделать, чтобы обеспечить безопасность.

    – А какие структуры в городе отвечают за безопасность граждан? Как осуществляется координация их работы?

    – У нас много структур и трудно сказать, какая из них главная. Каждая отвечает за свой сектор. Есть ГУВД г. Москвы, управление ГО. Есть федеральная служба безопасности. То, что касается правоохранительных органов, то в правительстве Москвы создано специальное управление по работе с органами обеспечения безопасности. Также согласно 122 федеральному Закону создано такое же управление по ГО и ЧС, есть управление по экономической безопасности. Кроме того, в этом году была создана антитеррористическая комиссия, которую возглавляет мэр Москвы, и в которую вошли руководители всех силовых ведомств. Комиссия координирует работу городских управлений, для того, чтобы в случае возможных терактов все структуры действовали слаженно.

    – Комплексная программа по обеспечению безопасности граждан на 2006-2010 годы имеет статус Закона города Москвы. Каким образом она разрабатывалась? Обеспечена ли она финансированием? Каковы основные результаты реализации программы в 2006 году?

    – Финансирование программы обеспечено в полном объеме. Нет ни одного ведомства, которое бы участвовало в разработке программы и было бы недовольно финансированием. Все получили средств столько, сколько запрашивали. Руководители городских Департаментов и силовых структур готовили предварительные заявки, свое видение и участие в этой программе. Потом их предложения были обобщены. Теперь у нас есть, с кого спросить. Мы выделили на программу 81 млрд рублей, а федералы – 9 млрд. Большинство федеральных средств идет на метрополитен. Хочу отметить, что ранее ни разу из федерального бюджета деньги на безопасность метро не выделялись. Хотя в масштабах страны это очень важный объект. Пока рано говорить о результатах выполнения программы, финансирование только началось. Но мы видим, что техника закупается для ГУВД и ГО и ЧС, пожарные подъемники уже работают... Эту программу мы будем корректировать ежегодно.

    – Как идет внедрение системы видеонаблюдения в ЦАО?

    – Когда мы начинали программу, то ее основой было оптиковолокно, по которому передавался сигнал от видеокамеры над подъездом, через которую можно было видеть, что происходит во дворе. И сколько критики мы наслушались на то, как все плохо, ничего не видно... Но по мере развития технического прогресса сама основа и база видеонаблюдения начала нарастать совершенно новыми элементами. И сейчас система видеонаблюдения – это не только камеры над подъездом, это и проверка работы лифтов, т. е. мгновенно на диспетчерский пункт, где находятся дежурные и отслеживают подъезды, поступает сигнал, что кто-то застрял в лифте. Если не поступает горячая или холодная вода, если что-то случилось с электричеством в доме, если вскрыт чердак или подвал – сигнал приходит и оттуда. Планируется к этой системе подключить также счетчики, которые будут измерять расход воды, давление в трубах, температуру отопления. Это уже внедряется в Мещанском районе, на Пресне. Если говорить о перспективах системы наблюдения, то в дальнейшем все улицы и переулки будут под контролем видеокамер. У ГАИ есть современная электронная система, которая позволяет отслеживать ситуацию на всех дорогах: где машина неправильно припаркована, где брошена, где к магазину не подъедешь, где снег не убирают. Я пришла однажды на пульт ГИБДД и говорю: «Давайте прямо по «адресам» пройдемся, ну-ка, покажите улицу Мантулинскую или Рогожский вал»… Этой системой уже охвачено больше половины улиц центра, остались только маленькие переулки. До 2010 года планируется охватить 100 процентов улиц. Остаются дворовые территории. Здесь важно понять: надо наблюдать весь двор или достаточно камеры у подъезда?

    – Ваша оценка деятельности общественных пунктов охраны порядка в обеспечении безопасности граждан.

    – Эта работа идет достаточно активно. Недавно мы провели заседание городского совета ОПОП. На мой взгляд, взаимодействие, которое есть у участковых с общественными пунктами, сегодня строится нормально. Сейчас подтягиваются молодежные организации, такие как «Молодая гвардия», подтягиваются муниципалитеты, народные дружины, и в микрорайонах получаются своеобразные центры безопасности. И досуговая работа при помощи ОПОП ведется. Но хочу отметить: существует человеческий фактор, и от него никуда не денешься. Если руководитель, председатель Совета ОПОПа – человек, который душой болеет за то, чтобы обеспечить безопасность в микрорайоне, тогда все получается. Но есть пока и настолько равнодушные, что не сдвинешь. А так как это новая структура, то, конечно, велика и ротация. Во многих районах уже поменялись председатели ОПОПов именно потому, что они оказались профнепригодными.

    – Насколько эффективна, на ваш взгляд, работа добровольных народных дружин, частных охранных предприятий?

    – ЧОПы должны принимать участие в охране общественного порядка – это их уставная деятельность. К сожалению, в последнее время эффект от их работы на территории заметно снизился. Я не имею в виду, когда они охраняют муниципальные или частные объекты, а патрулируют стоянки, парковки, подъезды – это все кануло в лету. Где и что они патрулируют? Непонятно, какова сейчас их роль и функция. Но пока финансирование их деятельности продолжается. Мы этот вопрос обсуждали и с начальником ГУВД Владимиром Прониным. Считаем, что работа ЧОП по патрулированию улиц неэффективна, и, может быть, следует перестать их использовать как помощников городу? А средства, которые выделяются на эти цели, можно было бы использовать для поощрения столичных милиционеров и их добровольных помощников – членов ОПОП, народных дружинников. Этот вопрос сейчас прорабатывается. ДНД – это добровольная структура. Их работа нормальная и не требует значительных финансовых затрат. Из льгот у дружинников только право на бесплатный проезд. Наглядный пример эффективной работы ДНД – это День города, когда дружинники принимали участие в оцеплении. Сейчас у милиции есть проблема: большинство граждан всячески избегает быть понятыми при обысках или задержании подозреваемых. Сотрудники правоохранительных органов при необходимости берут понятых из ДНД.

    – Количество погибших в ДТП растет из года в год. Что нужно и планируется сделать в первую очередь, чтобы предотвратить аварии на дорогах?

    – Самое страшное у нас – когда при неправильном переходе проезжей части происходят наезды на пешеходов. Вы заметили, что сейчас появилась социальная реклама? В каждой школе инспектора ГИБДД проводят уроки безопасности. У нас есть на Пресне экспериментальная школа, которую патронирует начальник ГАИ города. Он очень любит эту школу, помог сделать автодром, на котором ребята учатся соблюдать правила дорожного движения. Это все здорово. Кстати, в области безопасности на дорогах как раз мы и надеялись на работу ОПОПов, потому что они хорошо знают территорию и информировали бы, допустим, ГАИ, писали бы им запросы, что мы хотели бы обратить ваше внимание, что здесь, к примеру, нужен «лежачий полицейский».

    – В последнее время довольно часто говорится о необходимости повышать открытость работы органов внутренних дел. Какие конкретные шаги планируется предпринять?

    – Никаких специальных шагов пока не планируется. Хотя кое-что делается. Для открытости сделали целый ряд передач – «Петровка, 38», «Дежурная часть». Есть пресс-службы, которые информируют население о происшествиях и комментируют деятельность правоохранительных органов в конкретных случаях.

    – Социологические опросы свидетельствуют, что жители плохо знают своих участковых инспекторов милиции. Хотя участковые должны делать ежегодный обход квартир, регулярно отчитываться перед жителями. Как сделать, чтобы это требование закона реализовывались в жизни? Как решается вопрос об обеспечении участковых жилой площадью?

    – Здесь я бы назвала три составляющих: зарплата, жилье и престиж профессии. Это как раз и останавливает людей, желающих работать в органах внутренних дел. Краеугольный камень для участковых: когда федеральные власти поднимут заработную плату? Если это произойдет, то у нас будут укомплектованы 100 процентов, будет конкурс на эту работу, и тогда мы сможем в полном объеме спросить то, за что должен отвечать участковый. Кстати, за последние три года появились неплохие фильмы, рекламирующие работу участковых. Для решения жилищного вопроса в Таганском районе строится общежитие для участковых милиции, причем в одном здании планируется два общежития: одно – для медицинского персонала, второе – для участковых милиции. Так что, это, возможно, поможет и решению вопросов демографии.

    – Бытует мнение, что милиция в стране в значительной мере коррумпирована, «крышует» мелкий и средний бизнес. Ваше мнение и оценки по этому поводу.

    – Об этом сегодня очень много говорится, пишется, проводятся всевозможные совещания, конференции. Вопросами коррупции занимаются различные общественные организации, все кому не лень. Но рецепта такого: вот завтра мы проснемся, и будет все в порядке – нет. Нужно создать такие условия, чтобы коррупция стала абсолютно невыгодна и неинтересна. Вопрос в том, как перестроить всю эту систему в милиции? Есть управление собственной безопасности, которое занимается рассмотрением таких случаев. Но, тем не менее – то ли оно недостаточно работает, то ли уже все притерпелись. Потому что мы видим милиционеров у киосков, у казино, они «охраняют», никого не стеснясь. На этот вопрос я частично ответила, когда говорила о престиже профессии милиционера. Но дорогу, как говорят, осилит идущий. Будем работать в этом направлении.