• Жизнь в спорте

    Жизнь в спорте

    – Олег Маркович, давно вы живете на Пресне? – На Пресне я живу лет 15, на улице Грузинский вал. Район мне очень нравится. – Расскажите немного о себе, чтобы наши читатели познакомились с вами поближе. – Я родился в 1921 году на Украине, в Елизаветграде. Отец был сельским врачом, мать – домохозяйкой. Была еще старшая сестра, она стала знаменитым художником. Отец был очень добрый, очень обязательный, в любое время дня и ночи безропотно отправлялся оказывать помощь селянам. И совершенно не брал подношений, хотя в 1933-34 годах на Украине был голод. В 1936 году мы переехали в Сестрорецк, где отец устроился в поликлинику завода имени Воскова. Тогда я познакомился с легендарным спортсменом Всеволодом Бобровым. Он был на год моложе меня. Мы с ним учились в одной школе и вместе играли в футбол и хоккей: я – вратарем, он – нападающим. Сначала – в юношеской команде, затем – в молодежной, а потом и в 1-й взрослой. В 1939 году я поступил в Ленинградскую военно-медицинскую академию. До 20 ноября 1941 года был в Ленинграде, а потом вышел приказ Сталина, что всех слушателей академий, находящихся на фронтах и в госпиталях, направить на доучивание, потому что стало ясно, что война будет затяжной, и специалисты понадобятся. Нашу академию из блокадного Ленинграда перебросили на самолетах через Ладожское озеро, а затем поездом привезли в Самарканд. В 1942 году во время эвакуации через Ладожское озеро погибла мама – бомба попала в грузовик, на котором она ехала. В 1943 году я окончил академию, до этого все время писал рапорта о том, чтоб после учебы меня послали на фронт, просился на Ленинградский. Но академию я закончил, к несчастью, на «отлично». К несчастью – потому что вышло распоряжение, что из 400 выпускников 15 лучших оставить адъюнктами при академии. В это число попал и я. Этого я не мог перенести – идет война, погибла мать. Поэтому все время писал рапорта о том, чтобы меня отправили на фронт. – И все же на фронт вы попали? – Да, в сентябре 1943 года я был вызван в Москву, где получил назначение в воздушно-десантные войска. Был командиром медицинской роты воздушно-десантной бригады, старшим врачом десантного полка. За свою службу в ВДВ совершил 153 прыжка с парашютом. В июне 1944 года нас перебросили на Карельский фронт. Наш 302-й гвардейский воздушно-десантный полк 98-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии участвовал в форсировании реки Свирь. За 1,5 месяца мы вывели из войны Финляндию. Потом нас перебросили в Белоруссию, где я познакомился со своей будущей супругой, которая была в партизанах. Мы стояли в районе Могилева и готовились к участию в боях на Западном фронте, но в первых числах 1945 года нас привезли в Польшу, и вдруг неожиданно перекинули в Венгрию. Там, в районе озера Балатон, немцы сосредоточили 11 отборных бронетанковых дивизий для того, чтобы прорвать фронт, который удерживали малочисленные наши войска. Если бы им это удалось, они бы покатились до Днепра, потому что наших войск дальше не было. 16 марта мы вступили в бой с превосходящей нас, вооруженной до зубов, немецкой танковой дивизией Райх. У нас было лишь легкое вооружение – нас должна была поддерживать танковая армия генерал-полковника Кравченко, но она опаздывала. Мы понесли большие потери, но остановили армаду. Наш полк, насчитывающий 2400 человек, за сутки боя потерял убитыми и ранеными 1900 бойцов… Вот какой ценой это все давалось. После этого мы продолжили наступление. Войну я окончил в Чехословакии только 12 мая – немецкая группировка, которая отходила перед нами, не признавала капитуляции и шла к американцам. Но мы ее настигли, война закончилась. После войны я остался служить в ВДВ. – Как получилось, что вы перешли в спортивную медицину? – В конце 1945 года я получил отпуск. На вокзале в Бухаресте услышал трансляцию футбольного матча из Англии – Московское «Динамо» играло с «Челси». И все время слышалась фамилия Бобров: Бобров владеет мячом… Бобров забивает гол… Я сразу почувствовал, что это мой друг. Перед тем, как после отпуска вернуться в часть, я заехал в Москву, где и встретился с Бобровым. Он мне тогда сказал: «Алик, тебе же надо работать в спорте, ты сам спортсмен, десантник». Но я отправился дослуживать на Дальний Восток, а в спорт попал только в 1951 году – после того, как в 1950 году приехал в Москву на курсы усовершенствования по авиационной медицине. Когда я их окончил, Бобров доложил обо мне Василию Иосифовичу Сталину. Шел март 1951 года, и тогда как раз была свободна вакансия врача в футбольно-хоккейной команде ВВС. Побеседовав со мной, В.И. Сталин принял решение перевести меня из десантных войск к себе на должность врача футбольно-хоккейной команды ВВС. Врачом этой команды я был до момента ее ликвидации в 1953 году. С 1954 по 1963 год был врачом футбольной команды ЦСКА. Затем меня назначили руководителем медслужбы ЦСКА, и в этой должности, которая с 1970 года называлась зам. начальника ЦСКА по медобеспечению, я проработал до 1987 года. Одновременно привлекался к работе по медобеспечению сборных команд СССР по футболу и хоккею. Участвовал во многих соревнованиях, в том числе в четырех Олимпийских играх – в Мельбурне, в Саппоро, в Инсбруке и в Москве, где я был руководителем медподготовки армейских спортсменов к Играм. И в каждой из них команда, с которой я работал, становилась Олимпийским чемпионом. После того как я был уволен в запас по возрасту, остался в ЦСКА врачом-консультантом по спортивной медицине. В этой должности работаю до сих пор. – Какие из проблем, имеющих место в районе, доставляют вам наибольшие огорчения? – Честно говоря, меня особенно не беспокоят проблемы. Все, в общем-то, хорошо. В домах тепло, уборка территорий идет нормально, что мне еще нужно? Самое страшное чувство, которое я испытываю, не имеет отношения к району. Это чувство одиночества. Я просыпаюсь, гуляю с собачкой, иду на работу, потом прихожу домой, и если в этот день никаких соревнований с участием команд ЦСКА нет, то мне тускло, тяжело жить. Так получилось, что после смерти супруги я ни с кем не связал свою жизнь. А так я не могу жаловаться на жизнь. У меня очень дружная и хорошая семья – сын, дочь и внучка. Есть факторы, которые помогают жить, так вот мне, в первую очередь, дети помогают жить. – Как вы относитесь к тому, что происходит в настоящее время в области медицины – лечение теперь далеко не всем по средствам, цены на лекарства «кусаются», контроль за их качеством ослаб, из-за чего появилась масса подделок и т.д.? – Считаю, что это сплошное безобразие, и отношусь к этому очень отрицательно. Медицинское обеспечение поставлено на довольно неважном уровне, лекарства стоят недопустимо дорого. И когда бедный человек, не имеющий больших денежных доходов, заболевает, он обречен на тяжелую участь. Во многих больницах очень неважные условия, неважно оплачивается труд врачей, имеет место взяточничество – если хочешь, чтобы тебе оказали помощь, нужно платить, а у большинства людей денег на это нет. Поэтому властям нужно больше средств вкладывать в медицину. – Известно, что до недавнего времени вы возглавляли Клуб любителей спорта ЦСКА, а сегодня являетесь его почетным президентом. Как, на ваш взгляд, можно решить проблему противоправных действий со стороны спортивных фанатов? – Нужна стройная система воспитания молодых людей! Вы меня извините за сравнение – раньше мы начинали с октябрят, потом были пионеры, комсомольцы, везде шла воспитательная работа. Сейчас же этого нет. Дети предоставлены семье или улице. Если улице, то они начинают рано курить, пить, заниматься сексом, употреблять наркотики. Система воспитания молодежи – это система спасения нашей родины на будущее! – Как вы относитесь к тому, что в районе с каждым годом становится все сложнее купить по доступным ценам овощи и фрукты, от потребления которых не в последнюю очередь зависит наше здоровье? – Конечно, отрицательно. Это все должно быть очень дешево. Я все время слышу, что у нас в стране очень много денег, большой валютный запас, и мы, вроде, и не знаем, куда деть деньги… Да уменьшайте цены! Вот вы мне приведите пример – на какие продукты или товары уменьшились цены за последние 10 лет?.. Я очень доволен работой Совета ветеранов, в котором состою. Его руководство проявляет много заботы о своих ветеранах, организует выездную торговлю продуктами по доступным ценам, не оставляет без внимания ветеранов, находящихся в больницах. И это очень хорошо. – Как профессиональный медик и человек, доживший до преклонного возраста, какие советы вы можете дать тем, кто хочет долго жить и не болеть? – Нужно как можно больше заниматься двигательной активностью – ходить, гулять, обязательно делать зарядку. Тот, кому позволяет здоровье, может, пройдя осмотр у врача, заниматься оздоровительным бегом. Нужно обязательно двигаться! Только движение сохранит человечество от одряхления. Вот мне 85 лет, я чувствую, что если бы не глаза, все остальное было бы нормально. – Ваше отношение к тому, что наша газета регулярно знакомит читателей с прошлым Пресни? – Положительное! Я очень горд, что живу в Краснопресненском районе – районе с богатой историей, в районе, в общем-то, рабочем. Это хороший, удобный район, и о его истории надо обязательно рассказывать. Вообще, газета «На Пресне» всегда помогает жителям, люди с интересом ее читают и довольны ею. – На ваш взгляд, каких материалов не хватает в газете? – Сейчас масса всяких СМИ – и радио, и телевидение, так что информации люди получают много, но она не всегда полезная. Надо больше писать именно о районе – что делается для улучшения жизни людей. – Ваше любимое место прогулок на Пресне? – Это участок от Грузинского вала до Малой Грузинской улицы, включая скверик на Большой Грузинской, и до Зоосада. – За вашу долгую и плодотворную карьеру спортивного врача вам довелось познакомиться со многими именитыми спортсменами, встречи с какими людьми были наиболее интересными? – Если мы перейдем на эту тему, нам не хватит времени. Я знаком со всеми знаменитыми спортсменами, и преклоняю голову перед их великим мастерством и патриотизмом. Если во мне есть что-то хорошее, то этим я обязан, во-первых, службе в Воздушно-десантных войсках, тому, что я воевал вместе с прекрасными солдатами и офицерами. А во-вторых – тому, что на протяжении более 50 лет я общаюсь с выдающимися спортсменами и тренерами, у которых многому научился, и которые заложили во мне очень многие хорошие начала. – То есть, выделять кого-то вы не хотите? – Да нет, я не могу этого сделать, потому что я вам буду называть тысячу фамилий. – Тогда, может, назовете хотя бы наиболее близких друзей? – Самым близким моим другом был Бобров, а сейчас это ребята-хоккеисты, те же Третьяк, Кузькин, Михайлов, Петров, Фетисов. Моим большим другом был Харламов, сегодня у меня на приеме был Блинов и т.д. – По традиции – ваши пожелания читателям газеты «На Пресне», а также себе в ваш 85-летний юбилей… – Чтобы газета была еще более интересной и более популярной! А себе?.. Что ж, пожить бы еще немножко и быть полезным людям, я ж еще до сих пор работаю, мне нужно помогать спортсменам, помогать ветеранам…