• Не забывать…

    Не забывать…

    Городу был нанесен ощутимый урон: возникло более 1100 пожаров. Правда, большая часть из них благодаря усилиям пожарных и частей МПВО была своевременно ликвидирована. Интересно отметить такой факт: если в столицах европейских государств, подвергавшихся фашистским бомбежкам, к тушению пожаров и спасению людей приступали только после сигнала «отбой воздушной тревоги», то наши «огнеборцы» самоотверженно выполняли свой долг под градом осколков от зенитных снарядов и пулеметных очередей с «юнкерсов». Автору этих строк, в то время шестилетнему мальчишке, вместе с матерью довелось находиться в бомбоубежище под зданием театра Революции (ныне им. В. Маяковского), когда все строение загорелось от попадания кассет с зажигалками. И только благодаря самоотверженным действиям пожарных из части, расположенной в Собиновском – теперь М. Кисловский переулок – ни один человек тогда не погиб. С тех пор я считаю себя должником перед пожарными. А сколько людей было извлечено «огнеборцами» этой же – ныне 33-й – части из-под развалин дома № 20 на ул. Герцена, куда попала крупная фугаска.

    Пожарные Красной Пресни принимали участие в ликвидации сильнейших пожаров в районе Ваганьковского путепровода, на путях Белорусского вокзала, да и в других районах столицы.

    Уже 31 июля 1941 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении многих «огнеборцев» орденами и медалями – среди них были и бойцы наших, пресненских, частей.

    Хотя бомбежки Москвы прекратились уже к весне 1942 года – к этому времени сильно возросла мощь нашей противовоздушной обороны – враг пытался навредить пожарным. Так, в 1943 или в 1944 гг. в ворота уже упомянутой 33-й части диверсантом была брошена граната. К счастью, от взрыва никто не пострадал, а лазутчика задержал конный патруль НКВД.

    На Ваганьковском кладбище установлен памятник пожарным, погибшим в борьбе с огнем в 1942 году. Сегодняшние наши защитники бережно хранят его, чтобы память о героях жила века.