• Москва и область

    Москва и область

    Категории: №46, Интервью
    – Владимир Михайлович, Правительством принято решение о разработке стратегии развития Москвы на период до 2025 года. Планируется ли утверждать ее как городской Закон? Что, на ваш взгляд, войдет в основные направления этой стратегии? Каким должен стать центр Москвы (жилым, историко-заповедной частью, офисным, торговым и т.д.)?
    – Если не строить планы на многие десятилетия вперед, через некоторое город не сможет соответствовать динамично изменяющимся требованиям времени. Обратите внимание, как сейчас развивается и Российская Федерация: бюджетное планирование ранее проводилось на год, теперь бюджет принимается на три года. А национальные проекты рассчитываются уже на многие годы вперед.
    Я считаю, что власть может гордится тем, что ей удается смотреть на годы вперед, а не жить сегодняшним днем и сроком очередных выборов. Нам нужны долгосрочные приоритеты развития разных сфер городской жизни. Мы решаем настолько масштабные задачи, осуществляем инвестиционные проекты, рассчитанные на десятилетия вперед. Нам необходимо работать над развитием экономики города, превращением его в один из мировых деловых, финансовых, туристических центров. При этом нельзя забывать о комфортности проживания миллионов наших граждан, о сохранении экологии города. Поэтому будущее развитие Москвы должно очень тщательно планироваться в самых разных аспектах.
    Безусловно, у нас есть Генеральный план. Он существовал в советское время, существует и сейчас. Это действующий закон «О Генеральном плане города Москвы». Все, что направлено на реальное развитие города в нем есть. Кроме единственной позиции, несогласованной с федеральными властями, которая касается того, что Москва – это столица Российской Федерации. Посмотрим, будет ли разрабатываемая стратегия развития города похожа на закон. Скорее ее можно назвать долгосрочным планом развития. Долговременные программы сейчас ограничиваются 5-летним сроком. В городе, например, есть долгосрочная программа развития метрополитена, которая требует огромных вложений и огромных сроков строительства, есть программа строительства дорог. И поэтому, как эта стратегия будет выглядеть, сегодня сказать сложно. Не исключено, что может появиться и закон города Москвы.
    Какой будет город? В первую очередь, постараемся сохранить исторические памятники. Второе, я уверен, уменьшится количество предприятий, которые причиняют вред городу. Я считаю, что это касается не только центра города. Почему должны страдать люди на окраине, если там находится что-то вредное? Например, завод в Капотне. Или вреднейшее крупное производство «Серп и молот», которое выводится из центра. И если раньше, когда много промышленных предприятий размещалось в черте города, об экологических условиях не думали, то, нам, конечно, надо думать.
    Офисы в городе останутся, как и торговые площади, которые сейчас развиваются. Бесспорно, сохранятся и приумножатся памятники архитектуры. Останутся научные и культурные объекты. Москва в последние годы построила и полностью отреставрировала театров больше, чем за все советское время. Каждый год у нас появляются новые и новые сценические площадки, которыми можно гордиться. Я знаю, что зарубежные специалисты приезжают и восхищаются тем, что сделано, например, в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Уникальная площадка, где в одном месте сконцентрировано все, что связано с подготовкой спектакля, начиная от мастерских по подготовке занавеса, декораций, пошива костюмов, их хранилищ и заканчивая подземной стоянкой. Это – образец организации театральной деятельности. Этому театру, конечно, очень повезло.
    Мне кажется, в последние 15-20 лет Москва изменилась к лучшему, и я уверен, мы будем сохранять этот темп.
    – Появились ли за последний год какие-либо новые наработки во взаимоотношениях Москвы и Московской области?
    – Новые – нет. Мы продолжаем сохранять то, что существовало ранее. Будем и дальше проводить заседания совместной комиссии депутатов Мосгордумы и Московской областной Думы. В этом есть необходимость, потому что нас объединяют, самое главное, граждане, и, конечно, общие проблемы и задачи. Сейчас готовятся материалы по разрешению территориальных споров. За эти годы многие пограничные споры были урегулированы. Мы активно работаем над решением спорных проблем, и добились многих конструктивных сдвигов. Осталось, наверное, около десяти процентов от тех спорных территорий, которые были.
    Задумаемся: что такое Москва и область? Это бывшая Московская губерния, которую уже более 70 лет назад разделили по политическим мотивам. Тем не менее, до 1991 года в одном здании работали Моссовет и Мособлсовет, Исполкомы Моссовета и Мособлсовета. Да и сейчас существует исполнительная коллегия Московского правительства и Московского областного правительства. А еще нас объединяют люди, живущие в Московском регионе. Каждое утро миллионы подмосковных жителей ездят на работу в Москву, каждый вечер миллионы москвичей едут в свои загородные дома. Фактически у нас общая инфраструктура, общие радости и проблемы. И с момента формального разделения ветви власти по-прежнему работают вместе, Например, закон о налоге с продаж мы вводили в одинаковых пропорциях и в один день. Но иногда разнятся подходы к решению наиболее острых проблем.
    Скажем, Москва активно расширяет и реконструирует дороги, вылетные трассы, стараясь не допустить транспортного паралича, о возможности которого уже много лет предупреждают эксперты в области градостроительства. Но что толку в том, что мы делаем 9-полосную бессветофорную Ленинградку, если она за МКАДом упрется в 3-полосную пробку? Что толку в 6-полосном Минском шоссе, если сразу за вылетным постом ГАИ она превращается в вечную мегапробку на двух полосах перед Одинцово?
    К сожалению, когда мы строили МКАД, Московская область никак в этом не участвовала. За каждый квадратный метр, присоединенный для обслуживания и расширения Московской кольцевой автодороги, мы платили немалые деньги. А после того, как кольцевая дорога была построена, Московская область довольно активно и эффективно стала ее использовать. Мы это чувствуем, проезжая мимо многочисленных торговых центров на МКАД со стороны области, потому что к ним не сделаны подъезды, не оборудованы «карманы» и нормальные парковки для машин.
    И в тоже время, когда дорожная сеть Московской области развивается, вообще проблем никаких не возникает. К примеру, сегодня можно, выехав за МКАД, спокойно ехать по Киевскому шоссе. Если разгрузить каждую трассу вокруг Москвы на 20-40 километров, тогда и пробок в городе станет гораздо меньше.
    Так что уверяю вас, транспортными вопросами список проблем далеко не исчерпывается, просто они – лишь наиболее наглядный пример пагубности разных градостроительных и экономических подходов.
    Главная же проблема заключается в том, что Москва и Московская область – два самостоятельных субъекта Федерации. Но эта самостоятельность не должна быть во вред гражданам. Понятно, что без поддержки федерального центра нам сложнее и дальше развивать такой мощнейший регион. Это урегулировать не так легко. По принципиальным вопросам, возможно, придется прибегнуть к помощи федеральных властей в лице Президента, который в соответствии со статьей 85 Конституции РФ, вправе разрешать конфликтные ситуации между субъектами Российской Федерации. Но это крайняя мера. Пожара в этом вопросе нет, и мы делаем все спокойно, основательно.
    Необходимо углублять взаимодействие двух экономических субъектов – Москвы и Московской области при поддержке третьей стороны – Федерального центра, что должно в будущем обеспечить социально-экономическое развитие столицы и всего Центра России.
    – Как городские власти намерены решать проблемы нелегальной миграции в городе? Говорят, в Москве уже практически не осталось коренных москвичей, везде одни приезжие…
    – Эта проблема имеет давние глубокие корни. В советское время в Москву ежегодно привозились так называемые «лимитчики» – те трудовые ресурсы, которых не хватало развивающемуся, строящемуся городу. Эти люди работали на должностях, которые у москвичей не пользовались спросом: на стройках в три смены, на заводах, на разнообразных тяжелых и вредных производствах.
    Что происходит сейчас? Потребности в трудовых ресурсах еще больше возросли, только государство на значительное время упустило эту проблему и перестало ее регулировать.
    Мы потеряли кадровую преемственность рабочих профессий. За полтора десятилетия была в большой степени разрушена система профессионального и специального образования. Оттуда ушли педагогические кадры, многие ПТУ и техникумы переименовались в университеты и академии. Правда, должного уровня подготовки обеспечивать не смогли, поэтому через некоторое время начали просто разваливаться, а помещения их стали сдаваться в аренду. Сейчас в Москве мы предпринимаем титанические усилия по возрождению системы профподготовки и профориентации, Юрий Михайлович Лужков не устает говорить об этом в своих выступлениях. Но все равно – для возрождения московской «рабочей славы» нужно время.
    Мы можем выстроить шикарную систему образования, мы выясняем – сколько в Москве нужно плотников, каменщиков, начинаем их готовить. Но потом выпускники не найдут работу, потому что приехали люди издалека и, условно говоря, за 10 копеек предлагают свои услуги. Не имеет значения, что они порой делают свою работу непрофессионально. Может быть, более половины из них просто не обладают необходимыми профессиональными навыками, но они продают свой труд задешево, и это находит спрос.
    В свое время я работал на заводе имени Хруничева, много рабочих у нас жили в общежитии, надеясь через несколько лет получить московскую прописку. Но тогдашнее место в «общаге» – это была койка в хорошем отапливаемом помещении с удобствами, с душем на этаже или в подвале; рабочий имел право на медицинское обслуживание, социальную защиту. Сейчас к нам приезжают из тех же краев, откуда и раньше приезжали люди по лимиту, но нынешние нелегальные мигранты готовы жить в любых нечеловеческих условиях, не имея как правило никакого медицинского обслуживания. Эти люди бесправны, они не имеют никакой защиты.
    Мы знаем эту проблему и считаем, что у города должно быть больше полномочий для того, чтобы регулировать процесс трудовой миграции. Я уверен, что при нахождении понимания с федеральными органами власти Москва сможет через какое-то время отказаться от значительного притока мигрантов. Уже сейчас из полумиллиона официально зарегистрированных в городе иностранцев только 145 тысяч официально устроились на работу. Чем занимаются оставшиеся 360 тысяч, мы не знаем. Возможно, они трудятся нелегально, за гроши и не платя налоги. Что кстати самом по себе нарушение закона. Но подчас эти люди оказываются на улице без работы и без денег. Это толкает их уже в ряды преступников…
    Сейчас мы активно работаем над этой проблемой. Разработана трехлетняя городская программа регулирования трудовой миграции. К 2010 году мы более чем вдвое – с 700 до 300 тысяч – сократим квоты для трудовых мигрантов. Сейчас в Правительстве Москвы и Московской городской Думе мы прорабатываем возможности внесения законодательных инициатив в Государственную Думу об изменении порядка регистрации трудовых мигрантов, чтобы в каких-то ситуациях сделать ее не уведомительной, а разрешительной. Об этом совсем недавно подробно заявил наш Мэр Юрий Лужков. Все эти действия будут предприниматься нами в русле единой городской политики, ведь наша основная задача – создавать условия для работы москвичей – на благо своего города и за достойную зарплату.


    туры в Китай / Volatility arbitrage funds engine / Reusable shared web hosting -just follow this link