• Требования законодательства были нарушены

    Требования законодательства были нарушены

    Несмотря на это, Постановлением № 523 была утверждена схема генерального плана памятника садово-паркового искусства XVIII-XIX вв. – усадьбы «Студенец», которая не соответствовала историческому облику как самой усадьбы, так и приусадебного парка с системой прудов. Так, вместо главного здания и двух флигелей (площадью около 600 кв. м), располагавшихся на минимальном расстоянии от русла Москвы-реки, предусматривалось возведение стилобата, на котором должны располагаться надстройки, стилизованные под главное здание и флигели усадьбы (общей площадью 6 107 кв. м). При этом стилобатная конструкция, ничего общего не имеющая с историческим обликом усадьбы, должна была расположиться значительно севернее, чем были расположены исторические здания усадьбы «Студенец», а само «пятно» застройки было предусмотрено непосредственно на системе каналов. Такой подход к воссозданию объектов культурного наследия категорически исключал сам принцип научной достоверности работ по воссозданию, а процесс воссоздания лишался признаков реставрации.
    Несмотря на то, что 14.07.2000 г. был принят Закон города Москвы «Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры», а 25.06.2002 г. - Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», проект не был приведен в соответствие с действующим законодательством, а его несоответствие нормам законодательства еще более усугубилось.
    Так, в соответствии с принятыми нормативными документами:
    – строительство градостроительных объектов на территории объектов культурного наследия было запрещено;
    – воссоздание утраченных объектов культурного наследия должно осуществляться посредством их реставрации, при этом сама реставрация является возможной только при полной идентификации и научной достоверности восстанавливаемых архитектурных форм;
    – реставрацией являются научно-исследовательские, изыскательские, проектные и производственные работы, проводимые в целях выявления и сохранности историко-культурной ценности объекта культурного наследия», а также восполнение утраченных элементов зданий, ансамблей, комплексов на основе научно обоснованных данных;
    – перемещение и снос недвижимых памятников истории и культуры запрещено;
    – реставрация недвижимых памятников истории и культуры осуществляется только с письменного разрешения государственного органа охраны памятников на производство указанных работ, и под его контролем, в соответствии с плановым (реставрационным) заданием; реставрация осуществляется в соответствии с реставрационными нормами и правилами.
    Все эти требования законодательства при осуществлении проекта воссоздания были нарушены.
    Более того, вся исходно-разрешительная документация была подготовлена в соответствии с градостроительными правилами, которые не подлежат применению при реставрационных работах; плановое (реставрационное) задание не выдавалось, письменное разрешение органов охраны памятников не получено.
    Дальнейшая реализация проекта осуществлялась не на основании реставрационных методик, норм и правил, а сугубо градостроительными методами, при полном игнорировании требований законодательства об объектах культурного наследия.
    В результате под видом реставрации на территории объектов культурного наследия ведутся прямо запрещенные действующим законодательством строительные работы. Результатом этих работ является не воссоздание объектов культурного наследия, а их дальнейшее разрушение и искажение исторического облика, что ведет к окончательной утрате их историко-культурной ценности.
    Кроме того, при возведении на территории усадьбы «Студенец» объекта так называемого «новодела» были уничтожены сохранявшиеся до этого времени объекты культурного наследия – «Белокаменный памятник-колонна на острове, начало XIX в.» и «Сохранившиеся части двух боковых флигелей, начало XIX в.», – попавшие в «пятно» застройки стилобата. Уничтожение объектов культурного наследия образует состав преступления, предусмотренного ст. 243 Уголовного кодекса Российской Федерации, и требует принятия соответствующего решения со стороны правоохранительных органов.
    По материалам Москонтроля