• Вспоминаем ополченцев

    ДОРОГА В БЕССМЕРТИЕ Коротким и трагичным был боевой путь Краснопресненской дивизии народного ополчения. И забывать о подвиге героев-ополченцев – мы не имеем права. Воссоздать драматическую картину тех дней сегодня нам помогают исторические документы, воспоминания ветеранов и непосредственных участников событий. Возможно, новые исторические детали о 8-й дивизии ополчения, которые мы разыскали, дополнят уже известные факты. Бывший председатель исполкома районного Совета депутатов трудящихся, затем секретарь РК ВКП (б) Краснопресненского района Н.В. Попова в своих мемуарах так вспоминает первые дни войны: «Боевым штабом, организатором и руководителем краснопресненцев в годы войны был райком ВКП (б) Красной Пресни. Здесь было сосредоточено управление противовоздушной обороной района, здесь формировались Коммунистический, истребительный батальоны и другие отряды, уходившие на фронт, сюда шли партийные и непартийные большевики, чтобы присягнуть на верность партии, готовые на подвиг во имя ее идей. Когда враг напал на нашу Родину, половина всех коммунистов района ушла на фронт. Ушла большая часть коммунистов «Трехгорной мануфактуры», многих предприятий и учреждений района. В первый же день войны парторганизация Московского государственного университета объявила себя мобилизованной. 3 июля 1941 года по призыву Центрального Комитета партии началась запись в народное ополчение. Во всех организациях района прошли митинги, и сразу после митингов – запись добровольцев. В течение трех дней была полностью сформирована Краснопресненская дивизия народного ополчения в количестве около 7 тысяч человек. Эта дивизия получила наименование 8-й дивизии народного ополчения. Оснащение для нее было изготовлено на предприятиях района. Дивизия состояла из рабочих и служащих заводов «Памяти революции 1905 года», Пресненского машиностроительного, лакокрасочного, «Пролетарский труд», «Трехгорная мануфактура», студентов, преподавателей и профессоров МГУ, юридического института, геологоразведочного института, Государственного института театрального искусства (ГИТИС), писателей и композиторов. В основном подразделения дивизии комплектовались так: в связь направлялись физики, в артиллерию – математики, в саперы – студенты геолого-почвенного факультета МГУ и геологоразведочного института. Весь политсостав дивизии был укомплектован партийным активом Красной Пресни. Комиссаром дивизии стал доцент МГУ Л.И. Лазаренко, начальником политотдела – заведующий кафедрой основ марксизма-ленинизма Московской консерватории Н.И. Соколов». Из столичной интеллигенции формировались отдельные подразделения дивизии. Цвет науки – профессорско-преподавательский состав Московского университета вошел в «ученую» роту. Чтобы попасть в нее, доктора наук скрывали свои ученые степени. Из музыкантов, композиторов, студентов консерватории было сформировано подразделение, которому кто-то из консерваторцев дал название «Батальон имени Чайковского», и оно сразу прижилось. Командование не возражало, тем более что у музыкантов был собственный духовой оркестр, который очень помогал в торопливой подготовке ополченцев. В «музыкальный батальон» записались пианист Анатолий Живов, руководитель оркестра народных инструментов Дмитрий Осипов, весь квартет имени Бетховена, композитор Борис Бертрам, певец Александр Окаемов и др. Писатели, журналисты влились в состав «писательской» роты. Среди них были писатели: автор «Красных дьяволят» Павел Бляхин, Рувим Фраерман, написавший «Дикую собаку Динго, или Повесть о первой любви», поэты Иван Молчанов, Павел Железнов, Сергей Островой, Эммануил Казакевич, голос которого недавно воскрес в новом романтическом фильме по его повести «Звезда». Люди самой мирной профессии горели желанием взять в руки оружие и идти защищать свою страну от врагов. Еще несколько дней назад они работали, учились, а сегодня готовы были в общем строю шагать по одной дороге. По дороге в бессмертие… 6 июля в зданиях школ и клубов на Красной Пресне, отведенных под казармы собрались ополченцы, которых распределили по трем стрелковым полкам дивизионам и спецподразделениям. Штаб дивизии и рота связи находились в зданиях областного суда и юридической академии. 1-й полк разместился в школах № 86 и № 93; 2-й – в школах № 83 и № 101; 3-й – в школе № 105. Артиллерийские дивизионы и другие спецподразделения были расквартированы в школах № 89 и № 95 и клубах района. Как следует из документов, дальнейшая судьба Краснопресненской дивизии народного ополчения развивалась по следующему военному «сценарию». Приказом командующего МВО от 9 июля 1941 года 12 дивизий народного ополчения были выведены из Москвы в лагеря. На следующий день все полки Краснопресненской дивизии разместились в лесу в районе Николо-Урюпина и Бузланова. Очень недолго учили ополченцев стрелять и колоть штыками. Уже 20 июля дивизия была направлена на сооружение Можайской линии обороны и с 23 июля приступила к строительству рубежа западнее Рузы. 24 августа в штаб пришел приказ НКО «О переводе дивизий народного ополчения на штаты и табеля действующей Красной Армии». Краснопресненская дивизия народного ополчения стала именоваться «8-я стрелковая дивизия», а полки и специальные подразделения получили общевойсковую нумерацию: 1299-й (б. 22-й), 1301-й (б. 23-й), 1303-й (б. 24-й) стрелковые полки, 975-й артиллерийский полк, 699-й отдельный зенитный дивизион, 477-я отдельная моторазведрота, 863-й отдельный батальон связи, 460-й отдельный саперный батальон, 336-я отдельная рота химзащиты, 309-я автотранспортная рота, 222-я походная хлебопекарня. В связи с обострением обстановки командующий 32-й армии по требованию штаба фронта направил 30 августа 8-ю стрелковую дивизию на Днепровский рубеж. 3 сентября ее командир приказал полкам занять оборону по восточному берегу Днепра: 1299-му – на участке Перетенки-Карачарово; 1303-му – южнее, на линии Карачарово-Молодилово; 1301-му – на рубеже Благовещенское-Милоселье- Болдино. Началась операция «Тайфун». 2 октября командующий Резервным фронтом направил 8-ю дивизию с Днепровского рубежа во второй эшелон 24-й армии, к деревне Уварово. Здесь 3 октября Краснопресненская дивизия приняла свое первое и последнее сражение. Всего двое суток войны на дальних подступах к Москве было ей отпущено. Двое суток, наполненных жестокими боями, в которых наспех обученные и плохо вооруженные ополченцы противостояли отборной дивизии гитлеровцев, прошедших победным маршем по Европе, оснащенных артиллерией, танками, авиацией. На позиции краснопресненцев враг бросил авиацию, танки, тяжелую артиллерию. Виктор Розов, воевавший тогда в составе орудийного расчета, впоследствии известный драматург, вспоминал о бое: «Вооружение – допотопные ружья прошлого века, пушки прошлого века 76-мм, все на конной тяге. Мы, можно сказать, голые, а они – из железа. На нас двинулось железо. Как нас обстреливали – мотоциклы, танки! Немцы нас засыпали снарядами. Они окружили нас... А мы пытались куда-то прорваться из последних сил. Товарищи падали, один за другим, один за другим... Вечером образовалась немыслимая каша. Я полз в канаве. И весь мой ватник набух кровью». К 16 часам 5 октября от народного ополчения Красной Пресни почти никого не осталось. Шесть тысяч москвичей полегли под Ельней. Но за те сорок восемь часов фашистам не удалось продвинуться к Москве ни на метр, а генерал Конев, командующий Западным фронтом, подтянул за это время резервы и закрыл путь к столице. Уже после войны из немецких архивных документов стало известно, что 15-я гренадерская дивизия фашистов, с которой сражались бойцы Красной Пресни, сразу же после боев в районе Ельни и Вязьмы была отозвана с фронта на переформирование. По-разному сложилась потом судьба ополченцев, кому посчастливилось уцелеть: кто-то познал ужасы фашистских концлагерей, кто-то пробился к нашим войскам и продолжил воевать, некоторые молодые люди, вырвавшись из окружения, вернулись в столицу и возобновили учебу в школах и институтах. Но каждый из них с гордостью может сказать: я сражался за Москву. ПРЕСНЯ– ЕЛЬНЯ– УВАРОВО Недавно при содействии управы Пресненского района на Смоленщине вновь побывали ветераны-ополченцы Краснопресненской дивизии, родственники погибших бойцов, представители управы, муниципалитета, пресненские ребята из общественных организаций. За несколько дней пребывания в Ельне участникам Вахты Памяти предстояло провести множество мероприятий и встреч. И за каждой такой встречей незримо вставала война. Первая остановка – зенитно-ракетная бригада ПВО МО РФ, которая располагается на тех самых рубежах, где мужественно сражались ополченцы. Сегодня в этой воинской части служат призывники с Пресни. Гости с большим интересом побеседовали с солдатами-пресненцами – Максимом Поповым, Сергеем Быконом (на снимке слева) и Сергеем Лапиным (на снимке справа) и, как заверили ребята, своей службой они довольны. Делегация побывала в казарме, в солдатской столовой, а школьников необычайно увлекла экскурсия в «святая-святых» зенитно-ракетной бригады – командный пункт. Волнующим моментом для участников Вахты Памяти стало посещение воинского захоронения в деревне Коробец. В лесочке, под сенью деревьев нашли свой последний приют 1400 бойцов-краснопресненцев. «Могила-1400» –так называют ее сами ветераны дивизии. После октябрьских боев 1941 года поля возле Коробца были буквально усыпаны погибшими ополченцами, но немцы запрещали их хоронить. Местные жители ночью, под страхом смерти, тайно перевозили их в этот лес и хоронили. Позднее здесь был установлен скромный обелиск. Это тихое место вызвало целую волну воспоминаний и переживаний у Натальи Николаевны Александровой. Она не была здесь почти 65 лет, с лета 41-го. Шестнадцатилетней девчонкой Наташа вступила в 8-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения. Девятикласснице тогда отказывали несколько раз, но она была очень настойчива и добилась своего. Наташу записали в санитарную часть. Несколько месяцев отчаянная девчонка училась делать перевязки, изучала лекарства. Ей довелось служить в той самой «писательской» роте. Она помнит беседы с ними, их рассказы. Например, яркие воспоминания оставил Рувим Фраерман, переводчик Марк Волосов, который перевел «Сестру Керри» Т. Драйзера, он был у них в роте старостой, и др. Однажды ночью роту подняли по тревоге. Но Наташе не разрешили встать в строй. Главный врач ей тогда так и сказал: «Ты остаешься. Я не хочу, чтобы тебя убили». Девочка осталась в деревне, где размещался санитарный пункт, и продолжала ухаживать за ранеными бойцами. В один из дней их спешно эвакуировали. Много раз колонна попадала под обстрелы и бомбежки немцев, и на глазах у юной медсестры гибли раненые. Наташе чудом тогда удалось выжить. Потом она несколько месяцев пробиралась из окружения, и в конце концов девочка добралась домой. В Москве она окончила школу, затем театральное училище им. Глазунова, работала в театре, в Росконцерте. Наталья Николаевна написала книгу «Наташа», где подробно рассказала о том, что ей довелось тогда пережить. Своих однополчан она разыскала совсем недавно, случайно увидела в Интернете информацию о председателе Совета ветеранов 8-й Краснопресненской дивизии Вере Степановне Деминой. Они были вместе в «писательской» роте и очень дружили. Н.Н. Александрова ничего не знала о судьбе фронтовой подруги. Но когда та позвонила ей по телефону, Вера Степановна ее сразу узнала и пригласила поехать с Вахтой Памяти. Потом были и другие запоминающиеся и волнующие моменты поездки. Например, в городе Ельня. Пресненцы посетили парк Победы и возложили венки, цветы к Вечному огню и памятнику погибших воинов-гвардейцев, освобождавших Ельню. Краеведы поведали одну удивительную историю, связанную с этим мемориалом. Почти 30 лет на памятной стеле живут аисты. Они свили здесь гнездо на следующий год после открытия мемориального комплекса и неизменно прилетают сюда каждую весну. Участники поездки не могли не посетить и другое памятное москвичам место – мемориал ополченцам 9-й Кировской дивизии, бок о бок воевавших с краснопресненцами. Цветы у подножия памятника, зажженные свечи, скорбно склоненные головы – дань погибшим героям-кировцам… И вот пресненцы подъехали к стеле-памятнику 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения у деревни Уварово. Здесь их гостеприимно встречали солдаты и офицеры ракетно-зенитной бригады, местные жители из окрестных сел и деревень. По традиции состоялся торжественный митинг. В скорбном молчании, затаив дыхание, собравшиеся слушали выступления ветеранов 8-й дивизии. У многих из ветеранов на глазах были слезы. Болью в сердце отзывались воспоминания о тех днях и у Игоря Константиновича Яблокова. Едва сдав экзамены за первый курс автомеханического института, он с товарищами записался в Краснопресненскую дивизию и попал в связисты. Он хорошо помнит, как стирал в кровь ладони на рытье окопов под Дорогобужем, как учился стрелять и ползать по-пластунски. И тот страшный бой под Уваровым тоже навсегда остался в памяти. Повезло студенту-первокурснику – выжил. Но потом долго выбирался из немецкого «котла». Обессилевшего паренька в начале декабря с обмороженными ногами подобрали кавалеристы дивизии Доватора. В госпитале хотели ампутировать ноги, но парень не дал. Когда выздоровел, остался в армии, служил в мотострелковой бригаде. Был на Курской дуге, участвовал в Сталинградской битве, войну закончил в Прибалтике, был ранен, но вновь остался в строю – помогал ликвидировать банды бендеровцев на Украине. После демобилизации И.К. Яблоков окончил институт, работал в Министерстве внешней торговли, затем в аппарате ЦК КПСС. – Лучшие сыны и дочери Москвы в борьбе с врагом сложили свои головы на ельнинской земле, – отметила в своем выступлении заместитель главы управы Пресненского района Е.Л. Лукоянова. – Пресня и Ельня породнились кровью. Мы привезли поклон этим могилам от всех пресненцев. А еще запомнились пронзительные стихи старшеклассницы Риты Бароновой, которые прозвучали на митинге: Пресня – Уварово – Ельня… Словно тревожный набат В славу, в бессмертие, в вечность Ваши надежды летят. Вальсы сменились рэпом, Но не утихла боль… Смена эпох – не помеха, Память – вот наш пароль! Что ж, сегодня бесконечно тяжело думать о том, сколько прекрасных, талантливых москвичей погибло под Уваровым, сколько идей и открытий так и не родилось для людей. Но все же это пример, редчайший пример нам, нынешнему поколению, разъединенному, разобщенному своими заботами и проблемами все быстрее текущей жизни. Имена и судьбы героев 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения навсегда должны остаться в наших сердцах. И пусть продолжатся Вахты Памяти.
    Reply Follow