• У меня не бывает стрессов

    У меня не бывает стрессов

    Категории: №19, Интервью

    – Александр Сергеевич, кого играли сейчас?

    – У меня была роль командующего Черноморским флотом. Картина называется «Мина в фарватере». Это современный фильм о военных. Съемки проходили в Севастополе на ракетоносном крейсере «Москва». Неимоверно огромный корабль! Он произвел на меня неизгладимое впечатление. Чем и прекрасна актерская профессия – иногда приходится бывать в самых необычных и недоступных местах – куда обыкновенного человека никогда не допустят.

    – Это вас и привлекло в актерской профессии?

    – Не только это. Я вообще не сразу и понял, кем хочу быть. В детстве мечтал стать военным. Даже несколько лет проучился в суворовском училище. Прочитал книгу о суворовцах и захотел там учиться. С приятелем со двора мы подали документы, прошли медкомиссию. Попал в Воронеж. В училище пел, был запевалой, пока не начались возрастные изменения голоса. Тогда свои нереализованные творческие способности направил на драмкружок. И так этим увлекся, что очень скоро понял: я просто обязан стать артистом. Суворовское так и не окончил. Узнал, что при театре имени Станиславского есть студия, в которую берут после восьмого класса, и вернулся в Москву.

    – В каких еще фильмах вы снимались в последнее время?

    – Я очень жду выхода на экраны четырехсерийного фильма «Любовник века» о Чехове. У меня там роль, которая длится шесть минут, зато какая! Я сыграл Льва Толстого. Действие происходит в 1901 году, когда к больному Толстому приезжает Чехов. О Толстом могу рассказывать много. Он мне стал близок как человек. По большому счету, мы совсем мало его знаем.

    Была роль в картине «Взрослая жизнь Полины Субботиной». Тоже хотелось бы увидеть этот фильм на экране. Были интересные роли в фильме «Танкер «Танго» и многосерийной картине «Смерть шпионам!», где я сыграл роль майора Черепахина. Этот фильм недавно показали на первом канале.

    – А в каких театральных постановках заняты?

    – Играю в пьесах «Вишневый сад» и «Мужчина по выходным».

    – Как вы выбираете роли? По принципу: сыграю или не сыграю?

    – В принципе, можно сыграть любую роль. Все зависит от степени таланта того или иного актера. А бывает и по-другому: вот мне предложили роль адвоката в картине «Надежда уходит последней», а я думаю, как это режиссер меня увидел в ней. Эту роль я очень люблю, она «легла» на мою индивидуальность. Мало сыграть роль хорошо, надо, чтобы в это поверил другой режиссер, чтобы он увидел: этот актер может даже это сыграть. Бывает, часто предлагают однотипные роли, где актер не может играть ни вправо, ни влево. Но чем шире амплуа, тем лучше артист. Кто-то может играть, условно говоря, председателя колхоза и только, а кто-то сыграет председателя колхоза и обезьяну, или женщину. А это труднее. Кто-то не может, а Олег Табаков, например, может. Это и есть диапазон актера, когда человек многогранен. Чем больше у артиста разных граней, тем он, на мой взгляд, сильнее.

    Если серьезно, то, несмотря на множество ролей, стараюсь не повторяться, а всегда следовать принципу, которому меня учили в Школе-студии МХАТа и о котором, к сожалению, многие актеры забывают: перевоплощению. Наши мастера считали, главное – любым способом сделать следующую роль непохожей на предыдущую. Вот я и стараюсь следовать этому. Конечно, льстит самолюбию: новых картин практически нет, хороших артистов много, а снимают тебя. Говорю себе: «Саша, а ты – неплохой артист, раз при таком рынке выбирают тебя».

    – Вы никогда не играли роли героев-любовников и председателей колхозов. Почему?

    – В хрестоматийном понимании Гамлет и Отелло, также как и роли председателей колхозов, парторгов, героев-любовников – не мое амплуа. Хотя если будет интересный сценарий, может сыграю. Как однажды Олегу Борисову сказал известный актер Павел Луспекаев, сыгравший Верещагина в картине «Белое солнце пустыни»: «Олег, понимаешь, не все роли наши. Роль должна «наложиться» внутренне и внешне». Это очень специфично.

    – Соглашаетесь на все роли, которые предлагают?

    – Это зависит, от материального положения моей семьи. Иногда и отказываюсь. Еще важно, какой режиссер, какая роль. Пусть роль будет небольшой, но яркой. Например, в картине «Любовник века» у меня шесть минут экранного времени, один съемочный день, но это Лев Толстой…

    – Александр Сергеевич, вы родились в Москве и в разные годы ваша жизнь так или иначе оказывалась связанной с Пресней. Что значит для вас этот уголок Москвы?

    – Я люблю этот старый, московский район. Мои бабушка и дедушка когда-то жили на Пресне. В 1910 году они получили квартиру в доме в переулке за Московской консерваторией. К сожалению, сейчас не помню его название. А похоронены бабушка и дедушка на Ваганьковском кладбище. Я тоже жил на Пресне, на Васильевской улице, недалеко от Дома кино. Потом переехал в другое место, но все равно остался связан с районом. Работаю здесь в театре. Сейчас Пресненский район изменился, стал хорошим, чистым, впрочем, как и вся Москва. Здесь много новостроек. А на набережной возводится целый город «Москва-Сити». Грандиозное строительство!

    – А что вам не нравится на Пресне?

    – Я помню, на Тишинке когда-то был замечательный скверик. А сейчас непонятно что сделали. Поставили ужасный монумент. Говорят, российско-грузинской дружбе. А какая дружба? Никто даже не может прочесть, что там написано. Перенести бы этот памятник-чудовище в другое место, а здесь разбить уютный сквер в старом московском стиле, поставить лавочки, чтобы бабушки могли отдохнуть, поговорить.

    – Какие проблемы, на ваш взгляд, есть в городе? Возможно, депутатам Могордумы надо принять новые законы или внести дополнения в действующее законодательство?

    – Я считаю, очень большая проблема – неконтролируемая, незаконная миграция. Почти ежедневно в хронике происшествий появляются сообщения о преступлениях, совершенных нелегалами, как правило, выходцами из стран Средней Азии, Кавказа, Закавказья. Ими совершается до 40 процентов преступлений. В Москве сложилась опасная криминогенная обстановка, город не живет спокойной жизнью. И эту проблему необходимо решать.

    – Как реагируете на транспортные проблемы? Они вас касаются?

    – Конечно. Я езжу на машине, без нее не могу. В пробках, безусловно, приходится стоять. Но считаю, город очень много делает, чтобы исправить ситуацию – строятся развязки, новые дороги. Думаю, власти найдут выход.

    – Какие последние события в общественной жизни не прошли мимо вашего внимания?

    – Рад, что Юрий Михайлович Лужков остался на посту мэра Москвы. Он настоящий хозяйственник и чрезвычайно много делает для города. Его рука видна практически во всем. Я не представляю на этом посту другого человека. Было приятно узнать, что Лужкова снова выбрали.

    – Вы участвовали в телевизионных проектах «Последний герой-3», «Танцы со звездами». Зачем вам это было нужно?

    – Мне было интересно. Захотелось поехать на необитаемый остров и испытать самого себя, свои силы, понять, насколько я адекватен психологически и физически вынослив. Смогу ли? Выдержу? Хотя физически там было сложно: и жара, и дождь, и насекомые разные… Мы реально добывали себе еду, выживали. Но психологически жилось, в общем-то, просто. Действовал принцип: возлюби ближнего, как самого себя. Как только человек начинает жить по этому принципу, то все становится легко. Очень трудно приходилось нашим девушкам. И мы, как джентльмены, их поддерживали и помогали. Мне кажется, что я вышел из этой игры с честью. Иначе было нельзя. Я старался, чтобы не было стыдно перед женой, детьми, внуками, коллегами. Для меня их мнение было главным.

    Что касается танцев, то когда мне предложили танцевать, я согласился. Я никогда раньше не занимался танцами профессионально и тоже захотелось проверить, получится ли. У меня была очаровательная партнерша, которая учила различным хореографическим премудростям. Привлекал и соревновательный аспект. Думаю, мы смотрелись достойно.

    – В других проектах не хотите принять участие?

    – Мне предложили поучаствовать в шоу на боксерском ринге, но я отказался. Пока повременю.

    – Вы замечательно выглядите, находитесь в прекрасной физической форме. Как поддерживаете себя?

    – Я не мыслю свою жизнь без занятий спортом. Если нет гастролей или съемок, то каждый день стараюсь бывать в спортзале, качаюсь на тренажерах, играю в теннис. Мне это дает заряд бодрости, здоровья.

    – У вас в жизни было много интересных встреч. Какая самая яркая?

    – Пожалуй, самое яркое воспоминание – 1991 год. Три дня, которые провел у Белого дома. Мы тогда писали воззвания, расклеивали их. Боялся, что меня арестуют. Я был вместе с Ростроповичем, Говорухиным, Хазановым и другими известными деятелями культуры. Самым сложным оказался третий день, когда все ждали штурма. Мы тогда находились уже в самом Белом доме, в кабинете какого-то чиновника. На столе лежала какая-то копия указа Ельцина, и Мстислав Ростропович написал на ней: «Саше о незабываемых днях», а Геннадий Хазанов подвел черту под подписью Ельцина и подписал: «Верно!». Этот исторический документ я повесил у себя дома в рамке.
    – Как вы преодолеваете неприятности? Есть какое-то правило?

    – У меня никогда не бывает стрессов... Я даже не знаю, что это такое. Ну, были у меня, как у всех, в личной жизни некоторые неприятности. Я переживал, конечно, но не могу сказать, что я, к примеру, от переживаний запивал (я – человек непьющий), или говорил: ах, конец света. Такого не было!

    Если случаются неприятности, то, прежде всего, надо понять, почему они произошли. Если нет съемок – это пока, завтра могут позвонить и предложить. А переживаю я за здоровье родных – жены, детей, мамы. А по поводу себя у меня нет переживаний. В себе я уверен.