• Закон работает, но не всегда продуманно исполняется

    – Ия Викторовна, сколь-ко сегодня инвалидов проживает на Пресне?

    – У нас на учете состоит 3100 инвалидов, их них 200 детей. Инвалиды есть разного возраста. Мы их подразделяем на следующие категории: дети-инвалиды; мать-инвалид, а ребенок здоровый; молодежная группа и старшая группа. Район большой, и не все инвалиды могут прийти в районное отделение, и потому на местах действуют 17 первичных организаций. Мы стараемся, чтобы каждый инвалид, проживающий в районе, не остался без внимания. В первичках есть свои старшие, которые принимают людей, помогают им по возможности, а если возникают проблемы, то старшая сама приходит к нам, и здесь мы уже их решаем. Все инвалиды знают об этом и обращаются или в первички по месту жительства, или к нам, в районное отделение.

    – С какими проблемами они обращаются?

    С самыми разными. Я – юрист по образованию, бывает, консультирую сама, а если чего-то не знаю, то направляю человека в юридическую консультацию, расположенную на улице Красная Пресня. Там ему оказывают бесплатную профессиональную юридическую помощь. В основном, инвалиды обращаются к нам с жилищными вопросами, с вопросами социального обеспечения и наследования. Но наша цель – оказать им не только юридическую, психологическую помощь, но и по возможности разнообразить их досуг. Мы очень многим людям предоставляем билеты в театры, на различные концерты, и много ездим на экскурсии. Информируем старших первичной организации об экскурсиях, количестве билетов в театры или на концерты, а они уже приходят к нам за билетами и в своей первичке их распространяют. В этом году были экскурсии в Оптину пустынь, в городая Сергиев Посад и Гусь-Хрустальный. Недавно возили детей-инвалидов в Третьяковскую галерею, в Коломенское, сейчас запланировали для них экскурсию в Царицыно.

    – Известно, что вы помогаете детям-инвалидам продолжить свое образование после школы…

    – У нас есть устная договоренность с директорами колледжей Центрального округа о том, что по моему письму наши дети-инвалиды принимаются в учебные заведения вне конкурса. Единственное условие для ребенка – сдать экзамены на положительную оценку. В этом году в колледжи поступили учиться более десяти человек. И еще четверо детей-инвалидов поступили в различные вузы. Вообще за годы нашей деятельности уже 15 детей-инвалидов закончили высшие учебные заведения, из них пять человек имеют кандидатскую степень в области юриспруденции, экономики, психологии, а один юноша-инвалид работает в Авиакосмосе. По сути, все девушки и юноши инвалиды, которые заканчивают колледж или институт, находят себе работу – где-то мы им помогаем, где-то они сами устраиваются. Мы стараемся следить за их судьбой, чтобы они чувствовали себя увереннее.

    – Есть ли у инвалидов проблемы с трудоустройством?

    – Проблемы, конечно, есть. Но все зависит от заболевания человека. Ведь некоторые инвалиды не всегда могут выдерживать полный рабочий день. Это, можно сказать, основная проблема людей среднего и старшего возраста. Работодатели, как правило, берут их на низкооплачиваемую работу, даже если есть соответствующее образование.

    – Но по этому поводу был принят городской закон о квотировании рабочих мест для людей с ограниченными возможностями…

    – Да, в нем предусмотрена для инвалидов двухпроцентная квота от численности работающих на предприятии. Однако на практике это выполняется не всегда и не всеми. Руководители предприятий считают, что лучше заплатить большую зарплату здоровому человеку, чем взять инвалида. Такое у них отношение. Если бы этот закон все исполняли, это помогло бы решить проблему трудоустройства инвалидов очень эффективно.

    – Понятно, что полноценная жизнь подавляющего большинства инвалидов невозможна без предоставления им различных видов помощи и услуг, в первую очередь, в социальной, реабилитационной сферах. Решаются ли эти проблемы законодательно?

    – В 1995 году принят Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», который впервые целью государственной политики объявил не только социальное обеспечение инвалидов, но и предоставление им равных с другими гражданами возможностей. В нем, кстати, обществам инвалидов разрешено иметь свои фирмы и предприятия, то есть заниматься коммерческой деятельностью. Есть несколько московских законов о защите прав инвалидов, их реабилитации, об обучении, о пенсионном и лекарственном обеспечении. Но знаменитый Федеральный закон № 122, который заменил льготы денежными выплатами, многого лишил инвалидов. В частности, инвалидам перестали выдавать автомобили, которые – особенно для молодых – являлись, в буквальном смысле, их ногами. Есть инвалиды, которые учатся и работают, и лишившись возможности передвигаться, будут «закованы» в четырех стенах. Однако мэр города Ю.М. Лужков добился того, чтобы со следующего года инвалидам в Москве за счет города стали выдавать машины. Уверена, город мог бы сделать гораздо больше для своих инвалидов, но закон № 122 многое перечеркивает и не дает многое делать.

    – Работают ли московские законы?

    – В городе хорошо работает московский Закон № 55 «О дополнительных мерах социальной поддержки инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности в городе Москве», в котором прописана деятельность как законодательной, так и исполнительной власти. А именно: полностью прописано по каждой статье, что делается для инвалидов по медицинской, профессиональной и социальной реабилитации, обеспечению техническими средствами реабилитации, по лекарственному обеспечению, по предоставлению санаторного лечения, воспитанию и образованию, содействию занятости. Закон очень хороший. И, главное, он действующий, и он исполняется.

    – А как реализуется еще один городской Закон № 3 «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур города Москвы»?

    – Закон этот работает, но, к сожалению, не всегда исполняется продуманно. Например, вот сделали новый переход на Садово-Кудринской улице, и установили там отвесные пандусы. Инвалид по ним практически не может передвигаться без посторонней помощи. Это очень плохо. Или, к примеру, часто бывает, что ремонтируют дорогу, и вместо того, чтобы понизить бордюрный камень, опять устанавливают его на высокий уровень. А инвалиду-колясочнику на него не въехать. Значит, надо объезжать, ехать по дороге, а это опасно. Безусловно, закон хороший, но опять-таки не всегда выполняется.

    – А могут ли инвалиды-колясочники беспрепятственно въезжать в магазины, многие из которых располагаются в подвальных и полуподвальных помещениях?

    – В районе для инвалидов-колясочников доступны лишь социальный магазин «Забота», магазин на улице М. Грузинская, 12 и некоторые супермаркеты, которые без ступенек, например, «Рамстор». Остальные магазины не доступны. Насколько я знаю, сейчас управа района ставит вопрос перед предпринимателями, чтобы они оборудовали вход в свои магазины пандусами, но не могу сказать, будет ли это сделано.

    – Помогают ли власти района? С какими вопросами вы обращаетесь в управу?

    – С приходом нового главы управы Л.К. Моисеенко многое изменилось в лучшую сторону. С ним и с его заместителем Е.Л. Лукояновой мы находим решение по многим вопросам. Конечно, бывают споры, несогласия, но в целом, проблемы решаются неплохо. В управу я обращаюсь с любыми вопросами. Например, в нашем округе есть программа по реабилитации детей-инвалидов. И вот уже третье лето подряд мы вывозим в Белоруссию, в Центр реабилитации Фонда помощи инвалидам-колясочникам, около 40 человек. Мы пошли немного дальше, чем предписывает окружная программа. Когда я пришла в управу района и предложила поддержать эту программу, там отозвались сразу. Но я попросила пойти по другому пути: чтобы мы брали из семьи не только ребенка-инвалида, но и здорового ребенка. Бывает, здорового ребенка не с кем оставить, и тогда родители отказываются ехать. Мероприятие рассчитано на две недели. В Центре реабилитации дети-колясочники занимаются в тренажерном зале, во всевозможных кружках, участвуют в соревнованиях. Все очень довольны поездкой, дети буквально рвутся туда. Хочу отметить, что эти поездки оплачивает управа района. Она также оказывает посильную денежную помощь и выделяет средства для участия в окружном фестивале взрослых инвалидов и детей-инвалидов «Бриз».

    – У вас в отделении есть какой-то интересный детский театр…

    – Действительно, у нас создан детский музыкальный театр «Волшебная флейта», в котором занимаются 12 ребятишек. Они поют и танцуют. Занятия проходят три раза в неделю по три часа. Юные артисты изучают актерское мастерство, занимаются вокалом и хореографией. По каждому классу есть свои преподаватели, например, актерское мастерство преподает народная артистка РФ Лариса Лужина. Театр существует второй год. За это время ребята дали 13 концертов в Москве – в Екатерининском дворце, в школе Алябьева, в управе района, где выступали для ветеранов и пожилых людей. Еще было два гастрольных концерта в Белоруссии.

    Кто еще вам помогает?

    – Нас связывает давняя дружба с Московской экономической школой. На протяжении шести лет наши дети-инвалиды посещают плавательный бассейн в этой школе, где с ними занимаются два профессиональных тренера. Также в экономической школе уже восемь лет десять ребят дополнительно занимаются иностранными языками. Кроме того, школа предоставила возможность учиться бесплатно одному ребенку инвалиду-колясочнику. А еще наши шефы – Военный гуманитарный университет, который находится на Б. Садовой. Когда бы я к ним не обратилась, за какой бы помощью – транспорт или что-то погрузить-разгрузить – отзываются без проблем. За 16 лет, что мы с ними работаем, нам никогда не было отказа. Побольше бы таких замечательных, отзывчивых людей, тогда бы мы могли сделать жизнь пресненских инвалидов еще интересней и насыщенней.

    Reply Follow