• «Быть там, где нужна помощь»

    «Быть там, где нужна помощь»

    Категории: №31, Интервью
    Инна Юрьевна, считаете ли вы, что успехи в обеспечении безопасности москвичей – заслуга депутатов – членов комиссии? – Роль депутатов Мосгордумы – сформировать задачу для каждой из структур исполнительной власти, спланировать, спрогнозировать, выделить средства из бюджета. А органы исполнительной власти должны поставленную задачу отработать. Надо отметить, что наша совместная с ними работа в области безопасности идет очень плодотворно. Одни, без исполнителей программ, а значит, без взаимодействия с исполнительной властью, мы бы ничего не добились. В ситуации ЧП, когда речь идет о жизни и безопасности людей, действия властей должны быть особенно точными и скоординированными. Поэтому я никогда не пытаюсь с умным видом давать силовикам советы, в которых они не нуждаются, и не пользуюсь чужой бедой, как поводом лишний раз показаться перед телекамерами. Каждый должен быть на своем месте. Моя задача как председателя комиссии – сделать так, чтобы структуры, которые должны действовать в чрезвычайных ситуациях, всегда были подготовлены к ним, в том числе и с точки зрения материально-технического обеспечения. Печально, когда сами депутаты видят свою роль иначе. Например, во время захвата заложников в театральном центре на Дубровке многие политики федерального уровня пытались работать в штабе по борьбе с терроризмом, изображая бурную деятельность. Их желание участвовать в разработке сложнейшей операции по спасению заложников выглядело нелепо. Я тоже была на «Норд-Осте» все три дня. Только не в сопровождении журналистов, а на улице Мельникова с родственниками заложников. Думаю, любой серьезный политик должен был находиться там, потому что эти люди нуждались в психологической помощи, уверенности, что власть находится с ними, их защищает. – Раз уж вы заговорили о «Норд-Осте»… Наверное, ни в одной из депутатских комиссий Мосгордумы понятие ответственности за принятые решения не несет такого рокового смысла. – Знаете, об этом не задумываюсь, а просто работаю. Работаю для того, чтобы такие, как вы говорите, роковые события просто не происходили. Конечно, чувство ответственности есть. Прежде всего, перед теми москвичами, кто поверил в меня в 2001 году, избрав депутатом. Перед коллегами, которые решили отдать вопросы безопасности в женские руки, считая, что так надежнее, и тайным голосованием избрали меня председателем комиссии. Все эти люди вправе в любой момент выразить недоверие к моей работе, переизбрать, в конце концов. – Говорят, что с вашим приходом в комиссию к любой проблеме стали подходить комплексно, системно, применять «академический» подход. Может все-таки путь разовых, локальных мер более эффективен? – Беда Москвы как раз и заключалась в том, что все, связанное с вопросами безопасности, «закрывалось» некими кусками. И получалось, как мишень в тире: где-то скученно, а где-то пустое пространство. Всегда и везде я настаиваю на том, чтобы вопросы безопасности города решались только комплексно. Будь то угроза техногенных катастроф, безопасность крупных промышленных предприятий, вопросы экологической безопасности. Например, недавно мы обсудили на заседании комиссии предложенный федеральной думой Закон о безопасности на транспорте. Он включает в себя вопросы, связанные с терроризмом, пожарную безопасность, развитие транспортной инфраструктуры, соблюдение техники безопасности, удобство транспорта для тех пассажиров, которые им пользуются. Еще раз повторю, что каждый из органов исполнительной власти отвечает только за свой сектор. А для москвичей важно, чтобы в городе все было в порядке: вопросы транспорта, вопросы техногенные, вопросы жилого сектора, снижение количества преступлений и дорожно-транспортных происшествий. В идеале все это вообще нужно объединить в единый вопрос. Собственно, мы это уже сделали. 25 октября на заседании правительства Москвы будет обсуждаться городская программа «Безопасность Москвы», разработанная нашей комиссией. Там как раз проработаны абсолютно все вопросы, связанные с безопасностью столицы. – Какие направления обеспечения безопасности Москвы вы считаете первоочередными? – Обеспечение безопасности дорожного движения и противопожарной безопасности. Все знают, что сегодня именно эти ЧП являются лидерами в сводках происшествий, и статистика погибших просто ужасает. Очень важна сегодня проблема обеспечения безопасности метрополитена. Причем, как с точки зрения антитеррора, так и поддержания оборудования, поездов и станций в надлежащем состоянии. Когда-то метро спроектировали и оснастили на совесть. Эксплуатировали его тоже хорошо, но все равно речь идет уже не о поддержании в рабочем состоянии, а о необходимости переоснащения. За последние полгода ко мне поступил ряд писем с жалобами на клиники эстетической хирургии. Беспокоит уже само их количество – вопрос медицинской безопасности становится для Москвы весьма актуальным. Все подобные клиники подписывают договоры с пациентами о том, что за результат операции клиника не отвечает. Когда же пациенты видят, что операция была сделана непрофессионально и безответственно, то выясняется, что лицензия у таких клиник есть, но не все хирурги подтвердили свою квалификацию, а то и вообще не являются пластическими хирургами. Или случаи аллергической реакции на препараты, часто не проводят надлежащие обследования, чтобы понять, что можно этому человеку делать, а что нет. Вопрос тесно связан с безопасностью жизни и здоровья граждан, поэтому мы обязательно будем его поднимать. Наконец, пора оборудовать современными системами безопасности московские поликлиники и больницы. Даже «тревожные кнопки» там есть не везде. Нужно проверить частные охранные предприятия, которые их охраняют. Как депутат, я посещаю больницы ЦАО и вижу, что в некоторых из них в часы приема вообще не проверяют, кто куда идет, не требуют никаких документов. – С какими другими проблемами Центрального округа к вам обращаются избиратели? – Прежде всего, это проблема точечной застройки центра. ЦАО – округ особенный. Здесь находятся и Кремль, и Красная площадь, и другие памятники истории и культуры, которые собственно и составляют неповторимый облик Москвы. Для всей России важно, чтобы центр столицы сохранил свое лицо. Поэтому многие жители центра считают, что центр – это музей. Я тоже чувствую себя «музейным смотрителем» и очень болезненно переживаю любую стройку, любое изменение в границах Садового кольца. Когда я встречаюсь с жителями ЦАО, особенно с представителями тех семей, которые живут в центре на протяжении нескольких поколений, они просто умоляют ничего не делать, вообще ни к чему не притрагиваться. Однако, в связи с тем, что в центре стало очень выгодно строить – подорожала земля, а с ней и помещения – строители идут на различные увертки. Проект согласовывают якобы «под историю», но последующее количество стекла и бетона, которое вдруг возникает в новостройке, не выдерживает никакой критики. Такие горе-проекты в сердце Москвы я считаю недопустимыми – новодел обесценивает Москву как туристический ресурс. Другие, характерные для ЦАО, проблемы связаны с комфортной средой проживания москвичей. В новых микрорайонах инфраструктура продумывается уже при строительстве. Я имею в виду детские сады или автостоянки. А в ЦАО многое из того, что было раньше предусмотрено, теперь приватизировано. Например, те же помещения детских садов. Для строительства новых сооружений – паркингов и гаражей – просто нет места. Здесь даже под землей – метро, реки, сложные коммуникации и инженерия, да и сама почва в центре Москвы сложная. Вероятно, нужны научные изыскания для того, чтобы решить проблемы инфраструктуры ЦАО как-то иначе. – Возможно, решение подскажут сами жители… – Они и в самом деле очень помогают. Особенно я благодарна пенсионерам и старшим по домам. Если бы не их активность и самое деятельное участие, то многие проблемы в округе могли бы решиться не в пользу жителей. Всегда подскажут, посоветуют, все заметят и проконтролируют. То же касается и членов общественных организаций. К их мнению я всегда с удовольствием прислушиваюсь. Прием я веду еженедельно, и в этот день меньше 20 человек просто не бывает. – Ваши законодательные инициативы (по мобильным телефонам, видеонаблюдению, езде с включенными фарами и др.) всегда вызывают бурную реакцию, порождая как ярых сторонников, так и не менее ярых противников. Одни говорят об ограничении свобод, другие – о наведении порядка. Как, на ваш взгляд, сочетать демократию и законность? – Не вижу противоречий. Все наши законодательные инициативы всегда соответствуют Конституции РФ и букве закона. Скорее, здесь у людей включается какая-то эмоциональная составляющая: нравится – не нравится. Если в течение этого периода наши законопроекты не оставляли людей равнодушными, то значит, мы попадали в цель, определив те болевые точки, которые волнуют москвичей.