• О привилегиях сильного пола

    О привилегиях сильного пола

    Категории: №28, Интервью
    ЛЬГОТЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВСЕГДАИнна Юрьевна, почему в политике так мало женщин? Может, она в принципе – дело неженское? – Женщины по-прежнему чаще посвящают себя дому и семье, а не карьере. У меня двое детей и, конечно, постоянное чувство, что я не уделяю им достаточно внимания. С другой стороны, многие мужчины считают политику привилегией «сильного пола», и пускать в нее женщин не спешат. Но здесь нельзя подходить по половому признаку: в политике много дел как для женщин, так и для мужчин. Женщины больше ориентированы на стабильность. А предсказуемость ситуации, на мой взгляд, залог успеха. Допустим, сейчас пытаются пересмотреть «детские деньги». Они у нас и так «смешные» (мамы получают на ребенка 70 рублей), но родители не знают, будут ли получать их в дальнейшем. Я считаю, что люди должны быть уверены: если у них есть льготы, они смогут воспользоваться ими сегодня, завтра и всегда. – Не обидно, когда мужчины задвигают «на второй план»? Вашу инициативу по наведению порядка в продажах сотовых телефонов, по-моему, выдают за свою все, кому не лень... – Не обидно. Для меня важно не упоминание меня как инициатора, а чтобы людей (в том числе и детей) на улицах города перестали бить по голове или выхватывать сумки из-за этих телефонов. Сейчас мы готовим «круглый стол» о сотрудничестве с правоохранительными органами по вопросам, связанными с кражами мобильных телефонов, где соберем всех крупных операторов сотовой связи. Знаю, что эту инициативу подхватили и политики, которые занимаются безопасностью, и даже некоторые политические движения. Также получилось и с общественными пунктами охраны порядка. Когда я увидела федеральный законопроект «Об участии граждан Российской Федерации в охране общественного порядка», то была поражена. Единственная разница с нашим, московским – отсутствие слов «в городе Москве». А так – абсолютно идентичный. Но даже какое-то чувство гордости появилось. Здорово, что федералы хотят внедрять нашу инициативу по всей России. АРМИЯ – ЭТО РАДОСТЬ И ЧЕСТЬ Кажется, что Святенко живет для того, чтобы доказать миру, что женщина способна добиться успеха в любой сфере. Когда она поступала на факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М.В. Ломоносова, он считался исконно мужским. В то время думали, что девушкам не дано быть ни математиками, ни программистами. Но неожиданно сняли бронь, и всех студентов-ребят забрали в армию. И чтобы не расформировывать военную кафедру, на ней стали учить девушек. Будущие «математички» должны были освоить курс молодого бойца и стать лейтенантами запаса. Девчонки, марширующие на МГУ-шном плацу, стали любимейшим развлечением университетской общественности. – Мы были больше похожи на потешные войска, – вспоминает Инна Юрьевна,– но я ведь военная в третьем поколении. Все мужчины нашей семьи (дедушки и по маминой, и по папиной линии, отец, брат) – военнослужащие. У меня даже бабушка – майор медицинской службы. Поэтому никаких сомнений не было в том, что для меня это приемлемо. Отец занимался военной наукой, и стал одним из первых программистов. Кстати, именно он учил меня считать еще на больших ЭВМ. Он всегда был убежден, что наиболее быстрыми темпами развитие науки идет именно в военно-промышленном комплексе. Наше вооружение ведь до сих пор считается лучшим в мире, хотя мы и пользуемся сейчас разработками 30-летней давности. Поэтому он воспринял мое решение надеть погоны как большую радость и честь. Тогда женщине было непросто призваться на действительную военную службу. В военно-воздушной инженерной Академии имени Жуковского оказались всего две девушки-лейтенанты. Коллеги-мужчины относились к ним по-разному. – Мне было 22 года. Старшие по званию специально отправляли нас за мороженым к метро «Динамо», чтобы посмотреть на реакцию публики. Женщина, одетая в офицерскую форму, производила на улице изрядный фурор. Кандидатскую диссертацию я защищала по теме «Разработка тренажеров для самолета МИГ-29». Защита сама по себе была непростой, но некоторые члены ученого совета больше вопросов задавали по устройству самолета вообще, чем по представленному мною алгоритмическому обеспечению. Правда, результат оказался хорошим: всего один черный шар. КУПАНИЕ В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ В Мосгордуме, оказавшись одной из немногих женщин-депутатов, Святенко испытала не дискомфорт, а скорее привычную атмосферу. – Я подумала, что раз моя служба в армии приостановлена, то я могу заняться чем-то другим. Решила, что буду экологом. Меня даже выбрали заместителем председателя комиссии по экологии. Я живу в центре, окна выходят на обводной канал. И первое, что в прямом смысле бросилось в глаза, это грязные московские реки. Когда мы учились в школе, на московских улицах не было такой чистоты, как сейчас. Но наши мальчишки купались на Стрелке, где фабрика «Красный Октябрь», и никто не думал о том, что они чем-то отравятся или заразятся. Тогда я и придумала программу, которая называлась «Восстановление малых рек и водоемов города Москвы», в рамках которой уже привели в порядок многие московские водоемы. Если говорить о ЦАО, то сейчас заканчивается реабилитация Калитниковского пруда в Таганском районе. Я счастлива, что есть в этом и моя лепта. ДЕТИ ДОЛЖНЫ ГУЛЯТЬ Но жизнь внесла свои коррективы. Коллеги-депутаты заметили работу Инны Юрьевны. При этом она постоянно занималась вопросами радиационной и экологической безопасности, поэтому ее пригласили работать в комиссию по законодательству и безопасности. А затем она была избрана председателем новой Комиссии по безопасности Московской городской Думы. – Дума принимает массу программ и подпрограмм по безопасности. Стала ли Москва безопасным городом? – Мы назовем Москву по-настоящему безопасным городом лишь тогда, когда люди смогут спокойно отпускать своих детей в школу или в магазин без сопровождения взрослых. До 2008 года мы будем жить и работать по программе «Безопасность Москвы». Она включает в себя как развитие уже начатых направлений (видеонаблюдение, кинологическую службу, вопросы, связанные с участковыми уполномоченными, ремонт общественных пунктов охраны порядка), так и новые: безопасность в учреждениях образования и здравоохранения и др. По противостоянию терроризму можно смело говорить, что мы в мире на втором месте после Израиля. Конечно, теракт всегда удар исподтишка, в спину. Но наши спецслужбы и силовые структуры умеют работать в нестандартных ситуациях. Мы раньше неоднократно встречались с английскими коллегами, они даже пытались нас учить. Однако любая стандартная схема против терроризма бессильна. Мы знаем из телерепортажей, что знаменитые лондонские полицейские после теракта являли собой жалкое зрелище. Меня поражает, что и в Новом Орлеане американские полицейские просто разбежались. А у тех, кто остался, психика не выдерживала из-за того, что они увидели. Не могу сказать, что наша правоохранительная система абсолютно совершенна – мы часто ругаем наших милиционеров. Беда в том, что в службах, обеспечивающих безопасность города, работают тоже разные люди. Кто-то относится к делу с любовью, а кто-то явно не на своем месте. Например, встречаясь с жителями города, я частенько слышу жалобы на участкового, который ничего не делает. А участкового в соседнем микрорайоне тут же хвалят. МАМА, ЖЕНА, ЖЕНЩИНА Утро – не ее время. Святенко – «сова», и по утрам встает с трудом. Поэтому то, что ее еженедельный эфир на кабельном телевидении в 21.15 – спасение. Секрет красоты? Она считает, что – искренность, жизненный оптимизм, любовь к людям и своей работе. – Все идет от души, и внешний вид, наверное, тоже. Думаю, что можно оставаться женщиной, мамой, женой и в то же время быть профессионалом. В политику пришли молодые красивые женщины (и мужчины), и это нормально. Это новая волна, а через несколько лет, возможно, появится еще «новее». Прежде чем одобрить решение Инны Юрьевны в 2001 году баллотироваться в Московскую городскую Думу, супруг внимательно изучил закон «О статусе депутата»… – Он применил строго научный подход, и в том была его роковая ошибка, – смеется Инна Юрьевна. – Знаете, в законах порой случаются разночтения. Кириллу особенно понравилась статья о том, что депутат руководствуется в работе только своими принципами и отчитывается лишь перед избирателями. Он понял из этого, что у меня не будет начальника, что заниматься я буду, чем хочу, и смогу работать в свободном графике. Так что, отпустив меня в Думу, он ошибся изначально. График оказался 14-часовым, и остальное –тоже вышло не так, как ему виделось. Но такую жизнь мужественно терпит: видит, что мне она по душе. Он и дети с пониманием относятся к моей работе: следят за успехами; сразу критикуют, если, по их мнению, случаются какие-то ошибки. А когда видят результат моих законодательных инициатив, то очень гордятся.