• Направляем лучших, чтобы не подвели

    – Вадим Валерьевич, начался весенний призыв – сколько человек должно быть призвано с апреля по июнь с Пресненского района? – Весенний призыв 2005 года проводится в соответствии с Указом Президента и приказом Министра обороны РФ на основании Закона «О воинской обязанности и военной службе». С Пресни весной этого года призывается 36 человек – норматив вполне реально выполнимый. Первое заседание призывной комиссии прошло у нас 1 апреля, на него прибыло установленное количество граждан – мы вызываем по 50 человек. Есть уже и граждане, которых мы призвали в ряды Вооруженных сил, но большинство из них пойдут служить после окончания учебных заведений, поскольку на данный момент они еще их не закончили. – Как выглядит Пресня в сравнении с другими районами в плане призыва? – Военный комиссариат Тверского района – объединенный, он обслуживает территорию четырех районов – Тверского, Пресненского, Арбата и Мещанского. Половину призывников дает именно Пресня, правда, она и территориально больше этих районов. Я считаю, что это один из лучших районов на обслуживаемой территории, да он и по Москве занимает одно из ведущих мест. – Каков регламент работы призывной комиссии? Кто входит в ее состав, как часто она заседает? – В апреле призывные комиссии проходят по вторникам, четвергам и пятницам. Это обусловлено тем, что понедельник и среда у нас приемные дни. В мае заседания будут проходить по вторникам и четвергам, а в июне – в какой-то один из этих дней, скорее всего по четвергам. Ведь основная масса призывников придет именно сейчас – в апреле. В состав призывной комиссии входят председатель призывной комиссии – руководитель муниципалитета, зампредседателя призывной комиссии – военный комиссар, заместитель главы управы района, начальник милиции общественной безопасности ОВД Пресни, представитель органа образования, а также сотрудник службы занятости, который введен в состав комиссии для того, чтобы работать с гражданами, изъявившими желание проходить альтернативную службу. – Кто может рассчитывать в этом году на отсрочку или освобождение от призыва, а кто – нет? Предоставляется ли, в частности, отсрочка от призыва молодым людям призывного возраста, получающим второе высшее образование, обучающимся в аспирантуре или магистратуре? – Сразу же надо отметить, что из тех, кого мы приглашаем на призывную комиссию, призваны будут 5-7 процентов, остальные получат отсрочки, в основном по учебе. Это самая распространенная отсрочка, которую имеют где-то 45-50 процентов молодых людей призывного возраста. Это учащиеся высших и средних учебных заведений. Примерно одна треть граждан негодны к службе по состоянию здоровья. Еще 5-7 процентов призывников имеют отсрочку по семейному положению – у кого-то родители престарелого возраста или инвалиды, кто-то имеет ребенка в возрасте до трех лет, а некоторые уже и двоих успели «сделать». Вообще же, особенных изменений по отсрочкам и освобождению от призыва не произошло. В прошлом году добавилась отсрочка для тех, у кого супруга находится на 32-й неделе беременности. Что касается второго высшего образования, то право на отсрочку оно не дает, так же, как и магистратура, а вот аспирантура – дает, это считается послевузовским образованием. Всего на сегодняшний день действует 23 отсрочки. Законодательство у нас очень доброе, мягкое и лояльное к тем, кто ищет возможность не служить в армии, – все бы хорошо, но для комплектования Вооруженных сил это создает довольно большие сложности. – В какие регионы России чаще всего попадают служить пресненцы? – Примерно 80 процентов ребят, призванных с Пресни, попадают служить в части, расположенные в центре России, в частности – в Московский военный округ. Мы комплектуем и Северный флот, например, крейсер «Москва», но за пределы Российской Федерации граждане направляются служить, только если они сами изъявляют желание и пишут соответствующее заявление. – Как строится работа по направлению призывников в подшефные воинские части? – Призывников Пресненского района мы направляем в подшефные части в Ельне, Оболенске и Чехове – в зенитно-ракетные войска, в учебную войсковую часть и в учебный центр погранвойск. Наши ребята там уже служат, и, конечно, когда прибывает пополнение с Пресни, многие встречаются со своими друзьями и товарищами, а это, безусловно, хорошее подспорье в службе, да и для дальнейшей жизни на «гражданке» неплохо – ребята становятся друзьями на всю жизнь. Эту традицию мы всячески поддерживаем. Для службы в подшефных частях мы отбираем ребят, годных по состоянию здоровья, и обязательно смотрим на их моральные качества – в какой семье воспитывались, не было ли приводов в милицию. И направляем лучших, чтобы они нас не подвели. – В какие рода войск чаще всего просят направить их служить юноши Пресни? И есть ли сегодня возможность учитывать такие желания? – В последнее время очень многие просят направить их служить в автомобильные части. Наверное, все-таки потому, что у многих есть машины и права и они хотят какую-то практику получить. Второе место среди наиболее популярных у пресненцев родов войск делят спецназ и ВДВ. Еще просятся служить в Морфлот, причем как в надводный, так и в подводный. Желание мы учитываем однозначно, хотя здоровье не всем позволяет служить в любимых родах войск. – В этом году были приняты поправки к закону о воинской службе, согласно которым права на отсрочку лишились военнообязанные, поступающие на службу в милицию, ГУИН, противопожарную службу и органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и не имеющие высшего специального образования. Способна ли эта мера улучшить ситуацию с призывом? – Об этих поправках так много говорят, но, в общем-то, ничего не изменилось, просто этим законом отсекли тех людей, которые хотели бы, допустим, вот сейчас поступить в милицию, в ГУИН, в пожарную охрану. Те же, кто служил до этого, они все там так и остались. Я считаю, что человек, который служит в милиции, подлежит призыву в Вооруженные силы. И мое мнение – поправки эти на ситуацию с призывом существенно не повлияют. Еще раз повторюсь, что половина граждан – это те, кто имеет право на отсрочку по образованию. Я не ратую за то, чтобы отменить ее, но уменьшить число вузов, обучение в которых дает право на отсрочку, я считаю, нужно. Нельзя сравнить тот же МГУ, допустим, с частными институтами, которые зачастую и существуют-то всего лишь несколько лет. Это совершенно разные вещи. Поэтому надо как-то в этом плане дорабатывать закон, например, предоставлять государственную аккредитацию только тем вузам, которые дают образование на международном уровне, а не всем подряд. – Современный уклонист – кто он? Какая ответственность грозит за хроническое нежелание исполнять свой воинский долг? – Под уклонистами мы понимаем лиц, которые из года в год скрываются от работников военкомата и милиции, не имея никакого права на отсрочку. По месту регистрации они не проживают, а находятся на дачах, в других районах, городах или даже за пределами государства, например, на Украине, в США. Свою квартиру они часто сдают иностранцам или кому угодно. Как правило, уклонисты ничем не занимаются – сибаритствуют. Таких у нас примерно 10 процентов от общего количества граждан, подлежащих призыву. Достать их по нашему законодательству каким-либо способом – даже с помощью милиции – мы не можем. Тем не менее, работа по их поиску все равно ведется. А ответственность предусмотрена для них уголовная, но, опять-таки, чтобы она наступила, такого человека надо прежде всего найти. – Многие молодые люди не хотят идти в армию, дрожа при одной мысли о том, что могут подвергнуться «дедовщине». Бывали ли случаи, когда пресненцы, призванные в армию, жаловались на какие-то притеснения со стороны старослужащих? – Мы общаемся со всеми ребятами, которые возвращаются после службы в Вооруженных силах или в других министерствах и ведомствах. И большинство отзывается о службе хорошо. Я не стану утверждать, что дедовщины нет совсем, но сказать, что она прогрессирует – это неправда. В основном вся эта шумиха – это результат деятельности определенных сил и организаций, которая направлена на то, чтобы дискредитировать службу в Вооруженных силах и в других ведомствах. – Как обстоит ситуация с альтернативной службой – появилась ли законодательная база, регламентирующая порядок прохождения подобной службы? Насколько часто пресненцы проявляют желание служить не с автоматом в руках, а, например, со шваброй или медицинским «судном»? – Очень много было копий сломано, сколько в прессе говорили о том, что альтернативная служба – это конституционное право, но оказалось, что этим правом практически никто не хочет пользоваться. У нас за все время, как мы этим делом начали заниматься, а это год уже, был только один прецедент, чтобы человек изъявил желание проходить альтернативную службу. У молодого человека были религиозные убеждения, мы его долго не могли призвать, но когда в конце концов порядок предоставления альтернативной службы был отработан, мы его направили на эту службу – сейчас он трудится медбратом в госпитале где-то под Мурманском. Больше желающих пока не было. Так что это совершенно не массовое явление. – Родители многих ребят опасаются, что их чада попадут в «горячие» точки – насколько, на ваш взгляд, обоснованы сегодня эти страхи? – В настоящее время мы никого в Чеченскую республику не направляем. Этого не было ни весной, ни осенью прошлого года, и сейчас такой разнарядки нет. Да, раньше, где-то года два назад, военнослужащих направляли туда после полугода службы, когда они приобретали необходимые навыки, но сейчас, еще раз повторюсь, в «горячие» точки мы никого не направляем. – Как попасть на прием к военкому? Работают ли в вашей системе «горячие линии»? – На прием к военкому приходите в понедельник с 14 до 18-ти часов. Я принимаю всех, кто приходит в это время. Кроме того, у меня здесь всегда юрист находится, посетитель может побеседовать с ним или со мной – все проблемы в основном всегда решаются. При горвоенкомате действует «горячая линия» по вопросам весеннего призыва в Вооруженные силы, телефон 676-98-48 (9.00-18.00, по рабочим дням). – Что напоследок от себя лично вы бы хотели посоветовать или пожелать ребятам, которым предстоит служба в армии? – Ну, наверное, главное – это не бояться службы в армии и честно, добросовестно отслужить Родине, как это требует наш Конституционный долг. Я считаю, что это вообще честь для мужчины – отслужить в Вооруженных силах!
    Reply Follow