• Боец морской пехоты

    Вся жизнь краснопресненца Ильи Каганова связана с хладокомбинатом №7, что на Хорошевке. Когда-то это была территория Пресни. Здесь он начинал подмастерьем и стал замечательным механиком. И вообще, по признанию Ильи Иосифовича, его любимое занятие – «железки». Не раз поощрялся он за внедрение новой техники, или, как тогда писали в трудовых книжках, «за стахановский труд». Мастер, механик, заместитель начальника цеха мороженого, начальник механического цеха… Такая мирная судьба. Но была в ней и война. – Летом 1941 года я поспешил в военкомат, чтобы попасть в часть дивизии народного ополчения, – рассказывает ветеран. – Но меня туда не приняли. Выяснили, что я военный моряк и направили на … Северный флот. Срочная подготовка, буквально на износ, и эшелон на Мурманск. Только здесь я узнал, что служба предстоит на Рыбачьем… В 1940 году (после финской войны) бывшие исконно русские земли в очередной раз отошли к нам. Но РККА не смогла быстро сформировать здесь надежный заслон. Небольшой пограничный отряд, отдельные артиллерийские и пехотные команды, несколько спецчастей – вот и вся оборона. Подальше расположилась 14-я армия, но ей фашисты выставили экспедиционный корпус, дислоцировавшийся на территории Норвегии. Для нас ситуация крайне невыгодна: немцы засели на высотах и скалистых уступах, а русские дислоцировались в долине полуостровов Рыбачий (он восточнее) и Средний (западнее). Из-за недостатка сил фашисты начали здесь военные действия не 22, а 29 июня 1941 года. Это позволило нашим войскам убрать с полуостровов второстепенные службы, заменив их боевыми. Но вскоре было решено дополнить оборону Заполярья морской пехотой. Почему немцы любой ценой стремились отвоевать себе этот крайний на Севере клочок земли? Здесь никелевые руды, в которых нуждался рейх, порт Петсамо. Но фашистам также важно было пройти дальше, чтобы захватить поселок Полярное – базу Северного флота СССР и овладеть портом Мурманск. Вот почему на этих полуостровах сражения превратились буквально в мясорубку: рубились штыками, ножами, лопатками, даже топорами. Кровавое месиво из тел убирали просто – затаскивали трупы в расщелины. – Когда мы после боев наконец получали краткий отдых, начальство поручало нам перевезти в боевые части патроны и снаряды, – рассказывает Илья Иосифович. И вот, взвалив на плечи рюкзаки, мы отправлялись в путь. А вокруг Мертвая долина, или, как ее прозвали, Долина смерти. Немцы с сопок и круч уверенно вели огонь. Многих убили здесь. Когда мы шли в атаку, то понимали: большинство поляжет еще до штурма скал. Взбирались туда только одиночки. До сих пор перед глазами ошметки человеческого мяса и обрывки мундиров. Я такой жути ни в одном нашем фильме не видел. Берегут нашего зрителя от правды войны. А зачем? Кому нужно украшательство? Как он выжил в этих боях – Илья Иосифович сам удивляется. По всем статьям выпадала моряку смерть. Краснофлотец, а позднее старший краснофлотец Каганов в отличие от многих имел опыт, но на полуострове Рыбачий и особенно на Среднем, где тянулась гряда укреплений фашистов, люди проходили военную выучку заново. Даже в разведку ходили в дневное время! Ну как ее проведешь, если отовсюду бьют фашисты и весь твой путь сопровождается строчками автоматных очередей и кровью? Но, вжимаясь в снег, притворяясь убитыми, наблюдатели шли к своей цели. Или к смерти. Но основная работа боевого моряка – пулеметная. Либо отбивали атаки фашистов, либо вступали с ними в многочасовую «пулебранку». Кто кого. – Быстрее ленту! – крикнул в очередном бою первый номер расчета и обернулся к Каганову. Тот протянул ее, но тут же осколком снаряда лицо товарища разнесло в клочья. В августе 1941 года поймала пуля и Каганова. Он был ранен в ноги и потерял сознание. Спустя много времени очнулся. Госпиталь – под открытым небом, и над ним, как стервятники, вьются самолеты врага. Медицинское заключение – инвалид. В других условиях давно бы домой отправили, но это невозможно – все под об-стрелом. Надо ждать наступления полярной ночи. Вот и вернулся боец в команду выздоравливающих, а потом к себе в часть. Был прожектористом. Надо было получить от теплопеленгационной станции сведения о координатах противника, навести туда лучи прожектора и дать возможность артиллерии разнести эту точку врага. …Только в январе 1946 года началось долгожданное возвращение домой. Илья Иосифович, к сожалению, плохо видит, мучают ранения. Но с удовольствием ходит на встречи с моряками в московские подразделения. И еще вместе с супругой Ириной осуществил свою давнюю мечту – съездил на Рыбачий, прошел и по Долине смерти, оплакивая своих друзей и свою фронтовую юность. Среди многих других наград одна для него особенная – «За оборону Советского Заполярья». Старший матрос 789-го полка ПВО Северного флота так и остался душой на Рыбачьем...
    Reply Follow