• Революция должна остаться в музее

    – Владимир Иванович, почему музей называется историко-мемориальным? – Историко-мемориальный музей «Пресня» – филиал Государственного Центрального музея современной истории России (до сентября 1998 года он назывался Музеем революции). Пресненский музей работает уже 80 лет – его открыли в ноябре 1924 года, а в 1940 году он стал филиалом Музея революции. С 1924 по 1967 годы музей размещался в одноэтажном доме, в котором в 1917 году находились Пресненский райком РСДРП(б) и Военно-революционный комитет Пресненского Совета рабочих и солдатских депутатов. Этот деревянный дом был построен в конце XIX века. Его владельцы, немцы по происхождению, уехали из Москвы в начале Первой мировой войны. Несколько комнат заняла семья полицейского, которая исчезла в первое дни Февральской революции. В комнатах этого дома разместился вышедший из подполья Пресненский райком. Один из членов его – рабочий Прохоровской мануфактуры М.С. Жаров – жил с семьей в подвале этого дома. В 1924 году он стал первым директором музея «Красная Пресня». Дом был капитально отремонтирован в 1975–1976 годах, и сегодня он, как жилой дом XIX века, является памятником истории и культуры федерального значения. В двух его комнатах воссоздана обстановка 1917 года. Основное бетонное здание музея появилось позднее. Двухэтажный экспозиционно-выставочный корпус построили в 1968–1975 годах на средства предприятий и организаций Пресненского района. Внутренним переходом он соединен с мемориальным домом XIX века. – Основная тема в музее «Пресня» – революция 1905 года? – Да, конечно. Но создавался он как Музей революции 1917 года на базе мемориального дома. Сегодня мы показываем не всю революцию 1905–1907 годов в России, а именно Москву и Пресню. Новая выставка, открытая в конце прошлого года и посвященная 100-летию Первой российской революции, так и называется – «1905 год. Москва – Пресня». В экспозиции нашего музея – залы, рассказывающие о Пресне в годы Первой мировой войны, о Февральской и Октябрьской революциях 1917 года, о краснопресненцах в годы Великой Отечественной войны. Продолжает работать выставка «Три дня на Пресне. Август 1991 года», основная часть экспонатов которой была скомплектована сотрудниками музея в те, уже ставшие историей, годы. По-прежнему работает и выставка «Предприниматели Прохоровы» – о старейшем текстильном предприятии Москвы – «Трехгорной мануфактуре» и ее владельцах, пяти поколениях предпринимателей Прохоровых, прославивших не только Пресню, но и Россию прекрасной текстильной продукцией. Мы стараемся показывать историю Пресни уважительно, без идеологических штампов, старых и новых, без шараханья в крайности при оценке всех исторических событий, даже если они кому-то и не нравятся. – В музее «Пресня» работает диорама. У нее ведь тоже своя история? – Диорама «Героическая Пресня. 1905 год» посвящена одному из самых ярких эпизодов Первой российской революции – Декабрьскому вооруженному восстанию в Москве. Ее автор – народный художник РСФСР Е.И. Дешалыт (I92I–I996 гг.). Диорама была торжественно открыта в декабре 1982 года после пятилетней работы над ней. Это монументальное художественное произведение (площадь его живописного полотна свыше 200 кв. метров) размещено в отдельном специально оборудованном зале. Диорама не только передает атмосферу этих трагических событий в истории Москвы, но и дает представление об архитектурном облике города, колорит которого создавали многочисленные православные храмы. На живописном полотне их воссоздано свыше 80. К сожалению, в эти дни мы показываем диораму без звукового сопровождения: дает сбои техника, которой уже более 20 лет. В ближайшее время проведем ремонт, заменим звукотехнику на современную, и посетители диорамы вновь смогут увидеть eе во всей красе, с применением звуковых и световых эффектов, в музыкальном оформлении фрагментами из произведений И.-С. Баха и Д.Д. Шостаковича. Интересен и записанный дикторский текст: диораму озвучивал всем известный артист М.А. Ульянов. Насколько нам известно, сегодня новые диорамы никто не создает, стоят они громадных денег, да и нет уже таких художников-монументалистов. – 9 января 1905 года, «кровавое воскресенье», стало началом революции. Но если бы не было этого расстрела, могли ли революционные потрясения миновать Россию? – Отвечу образно. Представьте разлитую на вашей улице, около домов, большую лужу бензина. Через нее идут прохожие, бранят власти, зажимают носы от бензиновой вони. Но ничего не происходит. Проходят десятки, сотни людей. Ничего не происходит. Но вот кто-то – то ли по дури, то ли спьяну – бросает дымящийся окурок. Вспышка, пожар, пострадавшие. Можно ли было избежать пожара? Кто виноват? Тот, кто бросил окурок? Да, но не только он – прежде всего те, кто разлил бензин, и те, кто безучастно проходил мимо бензиновой лужи. К началу 1905 года горючего материала для революционного пожара в России было уже предостаточно, и «кровавое воскресенье» 9 января (22 января по новому стилю) было той искрой, от которой возгорелось пламя по всей Российской империи. Детонатором социального взрыва могло быть в тех условиях любое иное событие, когда власти пришлось бы употребить вооруженную силу. Ну не январь, так февраль или март, чуть раньше или позже, но революция как взрыв была, по сути, запрограммирована российским самодержавием. В советской исторической науке было принято показывать Российскую империю начала XX века как «тюрьму народов» с постоянно ухудшающимся положением трудящихся и т.д. Но за последние годы в современной российской исторической публицистике и особенно на телевидении буйно расцветает другая крайность, также весьма далекая от исторической правды. Рисуются идиллические сцены из жизни сытого, благоденствующего народа, живущего в процветающей империи, которой руководят талантливые министры во главе с мудрым государем, горячо любящим своих подданных и денно и нощно пекущимся о народном благе. Те же авторы советской эпохи бойко выпекают «исторические расследования», но с противоположной полярностью. Схема проста и примитивна: «революция 1905 года открыла путь к октябрю 1917, он привел к власти большевиков, а они создали тоталитарное государство с ГУЛагами и т.п. Поэтому все революции должны быть осуждены и забыты, нет им места ни в школьных учебниках, ни в музейных залах». Но вспомним: до 1905 года была запрещена деятельность политических партий и профсоюзов. Вся законодательная и исполнительная власть – в руках царя. Любые идеи о парламентаризме решительно пресекаются как «крамола», свирепствует цензура. Продолжительность рабочего дня на фабриках и заводах – 10 часов и более. Русская армия терпит регулярные унизительные поражения в русско-японской войне. Страна не просто нуждалась в переменах, от них зависело не только ее процветание, но и само дальнейшее существование. Но самодержавная власть не предпринимала даже крайне назревшие меры по предотвращению революции. Через 10 дней после «кровавого воскресенья» Николай II принимает в Царском Селе специально подобранную депутацию рабочих и говорит: «Знаю, что нелегка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение». Похоже, что ни он, ни его ближайшее окружение даже не поняли, что случилось. Революция в I905 году не была результатом закулисной работы либералов и революционеров. Ни отсталость, ни бедность страны, ни политическое бесправие сами по себя не приводят к революционному взрыву. Необходимо, чтобы многомиллионные массы осознали эту бедность и бесправие, для этого необходимо время, соответствующая информация, руководители и некий импульс, когда люди приходят к пониманию невыносимости своей жизни. Любое протестные движения, любой бунт, тем более революция, – это показатель слабости власти, которая перестает полностью владеть ситуацией в стране. Власть – громадная ответственность, тяжкое бремя, для многих непосильное. Там, где у правителей не хватает смелости, мудрости чтобы вовремя провести эффективные реформы, за дело берутся революционеры всех мастей. Конечно, путь реальных реформ предпочтительнее революционного кровопролития и разрушения. Эволюция имеет все преимущества перед революцией, если она имеет место.
    Reply Follow