• Бог в помощь вам

    Бог в помощь вам

    Категории: №48, История
    «Откуда есть пошла Русская земля» – так начинается Лаврентьевская летопись. По мере чтения все чаще встречается в ней слово Москва, а вместе с Москвой ее сердцевина – Красная Пресня. Сегодня имена улиц нашего района – Пресненский вал, Никитские ворота, Горбатый мост, Гранатный переулок, Скатертный, Калашный – звучат как перекличка дорогих сердцу событий прошлого. К примеру, почему Пресня? Ответ есть: Трехгорный колодец с пресной водой «изстари славился своей чистой и свежей водою. Когда еще не были открыты фонтаны мытищинской воды, люди со средствами посылали каждодневно бочки за трехгорной водой». Свою историю может рассказать у нас в районе каждый дом. А сегодня, как никогда, возникает жажда почерпнуть живой воды из неиссякаемого источника истории, чтобы лучше понять настоящее, осмыслить будущее. Вот почему начинание нашей газеты «Пишем вместе историю Пресни» нашло широкий отклик в районе. Среди многочисленных звонков один особо привлек внимание. Свою помощь в создании летописи Пресни предложил иерей Борис Михайлов. В редакции хранилась и не раз открывалась его книга «Храм на Пресне», и как раз накануне кто-то принес новое, второе ее издание. И вот сам автор книги у нас в редакции. – Отец Борис, как вы узнали о проекте «Пишем вместе историю Пресни»? – Из нашей же газеты «На Пресне». Прочел – и счел необходимым как историк предложить свой опыт, обретенный при работе над книгой о храме на Пресне. Сама идея писать историю ВМЕСТЕ дорогого стоит. Одно из самых отрадных впечатлений при работе над книгой – мои встречи с людьми, их рассказы. Старожилы района особенно помогли оживить страницы истории двадцатого века. Это отрадно, потому что именно о двадцатом веке сохранилось сравнительно немного документов. – Скажите, батюшка, какое самое сильное чувство владело вами, когда открывались страницы былого? – Одно из самых сильных впечатлений – когда прошлое встает рядом с тобой. Особенно девятнадцатый век. Оно живое, не поросло еще травой забвения и в архивах представлено наиболее полно. Именно история девятнадцатого века – ключ к пониманию многих событий восемнадцатого и семнадцатого столетий. По обычаю, идущему еще от Нестора-летописца, историки, начиная новые страницы, обобщали предыдущие события как вехи из века минувшего в век нынешний. Именно в девятнадцатом веке понимали значимость архивных материалов для истории – и все сохранялось. Были систематизированы, например, все данные о храмах Москвы и Подмосковья – все было собрано, издано. – Думается, мы можем открыть в нашей газете давно задуманную рубрику «Стоят невидимые храмы». И рассказать, например, историю храма, в котором у иконы «Взыскание погибших» венчалась Марина Цветаева. – Икона эта слывет чудотворной, и была она в церкви в Палашах. Теперь же образ в храме Воскресения Словущего, что на Успенском Вражке. Наши жители хорошо знают дорогу к этому храму в Брюсовом переулке, и часто слышишь: «Я ко «Взысканию» пойду…». И еще одно сильное чувство движет душой, когда минувшее проходит пред тобою – сохранить, не дать уйти в невозвратное былое памятникам истории. Чтобы не исчезали, а, наоборот, появлялись памятные доски… Во втором издании книги я написал о доме вдовы секунд-майора Алексея Афанасьевича Верещагина, что на углу Среднего Трёхгорного и Нововаганьковского переулков. Он сгорел, там ныне только лишь каменный остов. Я пытался уточнить, когда и как дом сгорел. Всем нам в помощь большой исторический справочник «Москва»: там все расписано, все владельцы домов указаны. Справочник есть в Исторической библиотеке, в архивах. Я работал в Центральном государственном историческом архиве, в Научно-техническом архиве Москвы – последний подобен современному БТИ: все обмерено, вычерчено, показано. Все видно. Может быть, материалы именно этих архивов будут хорошим пособием и нашим любите- лям истории. Ведь здесь можно узнать даже историю собственного дома. – Листая архивы, входя в минувшее, к каким выводам вы приходили? – Именно последовательность, систематизация изучения приводят к мысли: Россия наша все время поднималась, возрастая духовно. Особенно в конце девятнадцатого – начале двадцатого века. Чувствуешь, как Россия поднималась. Крепли наука и образование, просвещение народа. Духовность чувствовалась. Это, скажем, и в истории нашего храма Рождества Иоанна Предтечи заметно. В то время в Москве становились служителями храмов люди, окончившие Духовную академию. У нас был настоятель протоиерей Феодор Ремов. Он первым из священников нашего храма получил академическое образование. Был начальником и законоучителем в училище Прохоровской мануфактуры, и в 1905 году, когда храм оказался в кольце вооруженного восстания на Пресне, рабочие организовали охрану его дома. Рабочие ценили его как пастыря, как законоучителя… Духовное просвещение, созидание душ человеческих – это актуально и сейчас. – Да, в ваших рассказах «минувшее меня объемлет живо». Надеемся, подобное чувство испытают и пресненцы. Как вы думаете, отец Борис, исторический материал в нашей газете надо подавать в виде краткой летописи или в более подробных рассказах? – И то, и другое интересно. Однако я хотел бы снова, исходя из собственного опыта, подчеркнуть необходимость именно живого источника. То есть широкое вовлечение в летописание Пресни воспоминаний самих жителей района. Именно это и подчеркнула наша газета: писать вместе, всем районом. Это ценнейший источник, живой, одухотворенный. Уверяю вас, это золотой пласт. У меня есть воспоминания некоторых людей, храм собирает их. Я могу предоставить их редакции. Ничто не сравнится с живыми рассказами. Особенно ярки, полны деталей воспоминания детства. И особенно о временах века двадцатого. В истории девятнадцатого века прошлое живет, а двадцатый в исторической документации – пустыня выжженная. И здесь помогут именно воспоминания. – Отец Борис, возвращаясь к сегодняшнему дню, хочется спросить вас как историка: Пресня всегда была многонациональным районом, люди жили мирно. И как нам использовать такой опыт прошлого сегодня? – Испокон веков люди разных народностей живут рядом. У нас зачастую находили приют люди, теснимые исламом. Так на Пресне появились Грузины – ныне это Грузинские улицы. Еще Петр Первый звал царя Вахтанга VI в Москву, узнав, что на протяжении десятилетий Грузия подвергалась ожесточенным нападениям то Турции, то Персии. Особенно преследовалась христианская вера. Ради спасения своей семьи царь Вахтанг вынужден был принять мусульманство, но посылал на Русь, Петру I, грамоты, называя его «неугасимою лампадою при гробе Христовом», подчеркивая, что от России ждут помощи. Но так сложилось, что в 1723 году русское войско, не дойдя до Тифлиса, из Дербента повернуло на Астрахань. В Грузии началась междоусобица. Царь Вахтанг, вернувшись в лоно Церкви, снова стал христианином и нашел убежище в России. В 1725 году после долгого пути с сынами Бакаром и Георгием он прибыл в Москву. В 1729 году был издан указ: «велено оному Грузинскому царю Вахтангу двор на Пресне с садом…» Женой царевича Бакара была Анна Эристави, сестра митрополита Романоса. Романос построил сначала домовую церковь, потом стал служить в храме Рождества Иоанна Предтечи. Грузинские митрополиты принесли в дар храму чтимые окрестными жителями святыни. Связь времен здесь не прервалась, и ныне настоятель нашего храма протоиерей Николай Ситников является почетным настоятелем храма Святого Георгия в Грузинах. Храм тот замечательный – расписан в стиле фресок древних грузинских и русских храмов XII-XIV веков. История нам показывает, что можно мирно жить рядом. Ныне – время терпения, примирения, соблюдения многовекового уклада проживания в Москве многих людей, с уважением относящихся друг к другу. – А если вдруг вспыхнет дух вражды? – Надо противопоставить ему не равнодушие, а терпение, увещевание, миролюбие. – Ну вот, Отец Борис, мы и вернулись в современность. – Но исторический опыт незаменим. Вот почему хотелось бы сказать редакции газеты, предложившей изучать глубины истории: Бог в помощь.