• Газетная хроника

    В 1885 году на Большой Кудринской улице в доме приходской церкви Покрова в Кудрине (она стояла напротив вдовьего дома на месте северной части нынешней высотки) была открыта новая богадельня для бедных всех сословий. А все заведения Духовного ведомства в Москве тогда ежегодно давали «призрение бедным обоего пола свыше 1 тысячи человек». В августе 1896 года журналисты через газеты объединяли жалобы своих читателей. «Часы на Спасской башне вот уже более двух месяцев испорчены и не ходят. Москвичи, привыкшие ставить свои карманные часы по часам этой башни, не возьмут себе в толк, почему так долго часы не исправляют». В том же году прошло сообщение о том, что ночью 21 сентября «в местности за Трехгорной заставой в помещении школы садоводства, на даче «Студенец», некий злодей, «забравшись в сад позади корпуса, разбил стекло в оконной раме, отпер через образовавшееся отверстие окно, прошел в коридор и, поднявшись по лестнице во второй этаж, похитил разные вещи, принадлежавшие воспитанникам, но тут же был задержан дядькой воспитанников». А на следующий день через газеты Манеж господина Лемаша на Бронной улице приглашал на «Атлетический вечер». В 1902 году газеты писали: «Пречистенский бульвар не имеет на своем протяжении ни кафе, ни ресторанов, ни модных магазинов. Публика – чинная, благопристойная, степенная. Если бегают дети, то все в изящных костюмчиках и все под надзором гувернанток. И говорят эти дети, большей частью, по-французски. Маленьких оборвышей или детей московских «парвеню», одетых крикливо, но без всякого вкуса, тут совсем не видать, ибо публика тут все больше дворянская, обитающая в старинных домах Сивцева Вражка, Пречистенки и Остоженки с их словно заснувшими переулками… Пройдет иногда щеголеватый юнкер из Александровского училища. Покажется порой студент, но не в синей блузе или потертой тужурке, как студент Тверского бульвара, а в этаком керасирского покроя сюртуке или в белоснежном кителе и непременно в темно-зеленых рейтузах. По скамеечкам сидят чопорные старушки с компаньонками. А перед ними, недоброжелательно поглядывая на прохожих, сидят шавки и моськи, иногда в нарядных попонках, иногда в шелковых шнурочках, но всегда почему-то слезливые, старые и удивительно злые…
    Ответить Подписаться