• О человеческом достоинстве в бане

    Однако, в первое послереволюционное время на работу «благополучных» Краснопресненских бань стали поступать жалобы от простых рабочих, которым не нравились внутренние порядки, установившиеся в них. Так, например, некий гражданин Трифонов, не раз выходивший из бань довольно чистеньким, вдруг в 1929 году вздумал написать свое откровенное письмо в журнал. Да не в местный, московский, а прямо – в республиканский. Поэтому о традициях работы Краснопресненских бань узнала тогда вся страна СССР. Что же не нравилось товарищу Трифонову? А вот что. В бане к каждому посетителю еще до того, как он успевал раздеться, стремглав подбегал служащий и, не спросив разрешения, доставал из принесенного клиентом чемоданчика его мыло и мочалку. Когда же мытье завершалось, тот же сотрудник опять маячил поблизости, на глазах. Он старался вовсю и практически не оставлял посетителя одного, несмотря на просьбы: «Товарищ, не надо, не беспокойтесь. Я и сам справлюсь». На позу банщика «навытяжку» ничто не могло повлиять. Он, по своей же инициативе, доставал из чемоданчика принявшего обряд полного умывания чистое белье и предлагал его надеть. Хотя и принесенное белье как-то само собой стремилось на тело посетителя. Понятно, что все манипуляции делались внимательным банщиком единственно для того, чтобы, в конечном счете, получить с посетителя 5 или 10 копеек «на чай». Но что еще было интересным: зачастую этот же работник бани перед тем, как перейти к новому посетителю, на его же глазах у предыдущего, уже помытого, с подобострастием завертывал грязное белье (возможно, даже не совсем санитарно идеальное) и укладывал его в чемоданчик. Поэтому эта услуга вполне могла бы оказаться «медвежьей» по части перенесения какойлибо инфекции. Гражданин и товарищ Трифонов, очередной раз помывшись в Краснопресненских банях, вынужден был свое письмо в печатный орган завершить словами: «Пора уже покончить с «чрезмерной» услужливостью, унижающей человеческое достоинство трудящихся!» Редакция сочла этот призыв актуальным. Татьяна БИРЮКОВА, москвовед
    Reply Follow