• Невский лед Москва-реки

    Невский лед Москва-реки

    Категории: №12, История
    «И ты, вечерняя прогулка На тройке вдоль Москва-реки! Гранатного ли переулка Радушные особняки. И там, в одном из них, где стайка Мечтаний замедляет лет, Московским солнышком хозяйка Растапливает «невский лед»… Нашему современнику не все в стихотворении понятно. Правда, пенсионерам, старинным жителям Москвы, приятно заметить, что нашу реку, по давней привычке, поэт называет не Москвой-рекой, а Москва-рекой в одно слово (в бытность школьники даже часто писали «Москва-река» и были по-своему правы). Почему же и для чего женщины растапливали лед? Обратимся к архиву, к сообщениям московских штаб-лекарей, и именно – к их рапортам в Медицинскую контору 1828-1829 годов: «Москворецкая вода после весеннего половодья есть чистая и здоровая, употребляется обывателями для приготовления чая и варения пищи, но во время разлива и половодья она не чиста и не годна к употреблению. Она заменяется тогда у достаточных людей из источника, находящегося близ Москвы у подошвы трех гор, и водою, проведенною из источников, истекающих из селений больших Мытищ, которая, однако же, не так хороша, как трехгорная, ибо много содержит в себе известковых частиц, плохо растворяющих мыло, вяжет волосы и не разваривает огородные овощи. Вода небольшой реки Яузы не столь здорова для употребления и не так чиста, как москворецкая. Речки Синичка на Введенских горах и Сетовка близ Воробьевых гор доставляют здоровую воду. Помимо этих речушек, почитаются известными в столице источники: Преображенский, который особенно любил Петр Великий, Андреевский у подножия горы в низу Нескучного сада и Золотой Рожок вблизи Андроньева монастыря». Интересно было также узнать, что в Москве «перед половодьем все обыватели заготавливают лед, который позднее употребляется как чистая вода». Однако о наименовании льда в рапортах лекарей ничего не говорится. Так почему же московский лед Северяниным назван невским? Оказывается, лед с северной реки Невы считался необыкновенно чистым. Те хозяйки, которые жили в достатке, или те, что могли в ущерб другим нуждам пойти на жертвы, покупали заказанные ледяные куски в Санкт-Петербурге. Лед этот в половодье топили и варили на невской воде супы, картошку, кисели, или что-то другое, что Бог послал перед Пасхой и на Светлой неделе. Приглашаю вас: зайдите по весеннему настроению в нашу Третьяковку. Разыщите там вблизи шишкинских лесных зарисовок картину Боголюбова «Катание на Неве». На ее переднем плане вы увидите повозку с огромной ледяной глыбой, завернутой в холщину. На ткани проставлен номер, в подобие тем, что нынче легко обнаружить на лицензионных напитках совсем другой крепости. Татьяна БИРЮКОВА, Москвовед