• У нас не было закрытых заседаний

    - Хорошо помню свой первый приезд в здание Мосгордумы, на Петровку, 22. Мы впервые собрались в кабинете, который сейчас называется залом совещаний. Столы там стояли, как парты в школе, мы qekh по двое. На тот момент я знал только Сергея Шохина, мы с ним были юристами, сотрудничали с Сергеем Юшенковым. Еще знал Дмитрия Катаева по телевизионным передачам. Больше, пожалуй, никого. Потому что никаких известных политических личностей образца конца 80-х начала 90-х годов у нас не было. Только что был разогнан Верховный Совет. Спешно подыскивали помещения для Госдумы, Совета Федерации. Депутаты избрали оргкомитет по подготовке первого заседания. Для его проведения нужен был регламент. И тут выяснилось, что в Моссовете регламент так и не был принят. Был только временный. Из-за этого было очень сложно решить какие-либо вопросы. На заседания многие не являлись… Рассказывали, как утром, в первой половине дня, обсуждалась повестка дня, а после обеда выяснялось, что нет возможности принимать решение, потому что нет кворума. Нам не очень хотелось быть похожими на Моссовет. Нас было 35, нам легче было договориться, и поэтому мы решили, что сделаем так, чтобы на первом же заседании городской Думы регламент был принят, причем быстро и без поправок. В первой редакции регламента было записано, что председательствующий избирается на три месяца. Но почти сразу стало очевидно, что председатель - это не просто тот, кто ведет заседание. Это человек, организующий весь процесс работы Думы. И до окончания нашего первого срока работы мы внесли изменения. Сама должность стала называться «председатель Московской городской Думы», то есть - руководитель. У нас были нескончаемо долгие и острые дебаты по регламенту, и вскоре мы поняли, что заседания Московской городской Думы обязательно должны быть ограничены по времени. В итоге мы сделали очень жесткий регламент. Жесткость заключалась в том, что мы не обсуждали повестку дня во время заседания - она готовилась заранее. К рассмотрению мы могли приступить, только если документ, который должен обсуждаться, был роздан не менее чем за две недели. Строго ограничено было время на обсуждение. Еще новация: председатель Московской городской Думы не является начальником для депутатов. Мне рассказывали, что в Моссовете было шесть категорий депутатов. И условия каждой категории отличались на чем они ездят, какую зарплату получают, где отдыхают, где обедают. Мы же создали систему, по которой у всех депутатов без исключения - равные условия. Мы не пошли по пути питер-ской школы, где у депутатов отличалась зарплата. У нас все равны. Вот такие новации, которыми я не перестаю гордиться, и делаю все возможное, чтобы созданную систему сохранять. Все то время, пока шла подготовка к первому заседанию, мы встречались, обсуждали, кто же станет первым председателем. Желающих было очень много. Кулуарно поступило даже предложение, что нужно провести закрытое заседание. Чтобы никто не знал, как мы будем выбирать председательствующего. Но мы решили: позориться и закрывать от прессы первое заседание парламента не стоит. И у нас не было никогда такого понятия, как закрытое заседание Московской городской Думы.
    Reply Follow