• Нынешний год – год выборов

    Нынешний год – год выборов

    - Наступил 2003 год и мы хотели начать с вопросов, которые в последнее время привлекают внимание многих средств массовой информации. Нынешний год – год выборов мэра Москвы, депутатов Госдумы. Именно в это время развиваются судебные разбирательства, связанные с постом вице-мэра. Ваш комментарий. - Начнем с выборов мэра. Во всей нашей законодательной системе четко записано, что максимальное количество сроков, на которые может избираться глава администрации любого уровня, включая Президента России – два. Меня как и многих москвичей еще в начальной школе научили считать до пяти. А Юрий Михайлович фактически хочет избираться в пятый раз. Заявляю это ответственно при всем уважении к Конституционному суду, который почему-то считает по-другому. Лужков стал председателем Мосгорисполкома в 1990 году, затем в паре с Гавриилом Поповым был избран вице-мэром. После отставки Попова в 1992 году он был уже назначен на этот пост указом президента Ельцина, а затем дважды избирался мэром в 1996 и 1999 годах. Для меня очевидно, что для Лужкова предстоящие выборы – пятый срок. Это просто наглое издевательство над законом. Мы наглядно видим в Москве вариант геронтократии, причем скорее не возрастной, а коррупционный. Идет противостояние интересов бизнеса семьи, родственников и приближенных Лужкова интересам города, что становится реальной угрозой для столичной экономики. Если Лужков пойдет на выборы, он может победить, но это будет очень большой неприятностью для города, потому что все мы, увы, не молодеем. Очевидно, что деньги города, которые должны тратиться на нужды москвичей, будут по-прежнему расходоваться на гигантские памятники, подобные творениям Церетели и Рукавишникова на Патриарших, вливаться в убыточные проекты типа Гостиного двора, АЗЛК, Манежной площади, в никому не нужные празднества. А потом растаскиваться. Независимый бизнес будет испытывать все больший и больший гнет административного порядка, милиция будет в реальности получать все меньше денег из зарплаты, а все больше вынуждена заниматься поборами с населения. Более того, численность милиции собираются увеличивать, а значит, увеличивать количество грабителей, которые садятся на шею. Можно довести число милиционеров до 1 млн, но безопасность от этого не окрепнет. Люди выходят из системы производительного труда и начинают выполнять репрессивно - грабительские функции. Вот негативное развитие ситуации. Один из наиболее охраняемых секретов московской мэрии – время, которое Юрий Лужков проводит в отпусках, зарубежных командировках, в вояжах по России. Из случайных сообщений СМИ мы видим, что иногда один-два раза в неделю он выезжает за пределы города. Количество отпусков в прошлом году, если мне не изменяет память, – около четырех. Из современной истории России я знал только два подобных случая, когда Гавриил Попов на посту мэра не вылезал из заграницы, и поздний Борис Ельцин, который постоянно на даче в Барвихе работал с документами. Всем известно, что поездки во главе официальных делегаций для управленца – разновидность отдыха. Бесчисленные разъезды и отпуска – верный признак нетрудоспособности мэра. Я не вижу в Москве решения многих важных вопросов, которые мог бы реализовать мэр, имея в руках огромный административный и финансовый ресурс столицы России. Юрию Михайловичу не следует идти на выборы, ему надо дать дорогу молодым. Что касается выборов в Госдуму, то, по моим оценкам, в лидерах будет КПРФ - НПСР, этот блок наберет 25-30 процентов голосов. Эта партия уже не ассоциируется сегодня с коммунизмом и его идеологами – Лениным, Сталиным, Зюгановым. Для многих людей КПРФ – это стабильность, уверенность в завтрашнем дне, бесплатная медицина и образование, предоставление жилья и т.п. Шансы “Единой России” – 10 процентов. От слияния двух враждующих чиновничьих кланов – “Отечество” и “Вся Россия” - потеряли и те, и другие. Эту партию постоянно сотрясают кадровые и финансовые скандалы. Партия власти, т.е. чиновники, всегда набирает какое-то количество голосов, но если не будет фальсификации, которую можно ждать, – предел такой партии – 10 процентов. “Яблоко” – порядка 8 процентов, во многом благодаря своему лидеру. Григорий Явлинский в сознании многих избирателей – молодой энергичный реформатор, талантливый пропагандист. СПС – на грани прохода в Госдуму (4-6 процентов). У Жириновского в Москве шансов нет. Что же касается должности вице-мэра, то по действующему законодательству избирается только руководитель администрации. Но Московская городская Дума по указке мэра регулярно принимает документы, противоречащие федеральным законам. Это опять же связано с особенностями управления в Москве Юрия Михайловича. Его подход – разновидность самодурства: как топну ногой, так и будет. Лужков топает ногой на Петрова, Петров – на депутатов Мосгордумы, и она принимает любой бред, который предлагает Юрий Михайлович. Потом их поправляют прокуратура, федералы или простые граждане, обратившиеся в суд. Устав города был изменен именно в результате таких исков, именно благодаря этому я стал главой Управы. А теперь мэр и депутаты опять перекроили городской Устав, и мы опять подаем в суд. Думаю, закон окажется на нашей стороне. В случае с вице-мэром В.П.Шанцевым глубоко убежден, что Верховный суд поддержит решение своих московских коллег. Если Валерий Павлинович нужен мэру, он может сохранить его в качестве своего заместителя, даже первого. Речь о судьбе Шанцева не идет, он хороший управленец, во многом сегодня гораздо более эффективный чем Лужков. Что же касается позиции Мосгоризбиркома, который внезапно поменял свое решение и поддержал Генпрокуратуру, то он еще раз продемонстрировал свою зависимость от вышестоящего начальства или от мэра. Вот такая роль у Московской городской избирательной комиссии, похоже, именно так она и итоги выборов подводит… - Сейчас начался судебный процесс – пострадавшие заложники “Норд-Оста” предъявили иск правительству Москвы. Насколько, на ваш взгляд, правомерны эти действия? - Я глубоко убежден, что в безнадежной ситуации, в которую попали зрители “Норд-Оста”, решение о штурме было неизбежным. Но речь идет о том, кто виноват в катастрофе. Несомненна ответственность федерального руководства за то, что внутри России вот уже несколько лет существует конфликтная зона – Чечня. В результате появляется большое количество фанатично настроенных людей, которые готовят и проводят террористические акты, как в самой Чечне, так и в столице России. Есть и ответственность руководителей города, в котором существует 120-тысячный отряд милиционеров, обладающих мундиром, удостоверением и пистолетом, и… с нищенской зарплатой. С такими атрибутами власти они в своем большинстве занимаются не поиском террористов, а добыванием средств на пропитание. Люди в форме грабят торговцев, кого-то из милиционеров нанимают для криминальных разборок и даже для заказных убийств. Они не заняты поимкой преступников. Естественно, что московская милиция упустила подготовку террористического акта. Второй момент – переговоры. На мой взгляд, надо было вести и как можно дольше, стараясь всеми силами спасти людей, вывести их из здания театра. Рошаль, Кобзон – это настоящие герои. Решение о штурме было правильным. Но московский штаб, который отвечал за доставку в больницы пострадавших людей, оказался к этому не готов. И хотя федеральный министр здравоохранения дал соответствующее предупреждение, транспортировка была затянута. Люди находились не в нужных позах. Любой грамотный анестезиолог знает, как вести себя в подобных ситуациях. Несколько манипуляций, искусственное дыхание, введение антидота – человек просыпается. У меня, как очевидца происходящего, сложилось впечатление, что чиновники в московском штабе накануне штурма были увлечены поеданием продуктов и излишним употреблением спиртных напитков. В ночное время, когда произошел штурм, штабисты оказались не готовы, просто не смогли принять адекватные меры. В результате 129 человек погибли, многие пострадали. Должна наступить ответственность людей, допустивших это. Поэтому пострадавшие вправе высказывать претензии к московской власти, ибо по действующему законодательству субъект Федерации несет ответственность за финансовое решение вопросов, возникающих при подобных конфликтах. В то же время адвокаты пострадавших совершенно правы, заявляя о необъективности московских судов, которые в нарушении федерального законодательства дотируются из столичного бюджета. Надеюсь, что этот процесс будет выигран пострадавшими, если не в московской, то в вышестоящей инстанции. Если говорить о суммах, которые фигурируют в исках, то я не готов давать им оценку. Но как бы они ни были высоки, я думаю, что эти миллионы долларов можно взять не из бюджета, а из кармана должностных лиц, которые работали в штабе. По различным оценкам и публикациям в СМИ члены “московской семьи” обладают личным капиталом, измеряемым сотнями миллионов долларов. Они не обеднеют. - В интервью в газете “Московская правда” депутат МГД Дмитрий Катаев сообщил о создании общественной организации самостоятельных муниципальных образований. Участвует ли в этой работе муниципальное образование “Пресненский район города Москвы”, в чем вы видите основную цель создания этой организации? - Да, конечно, мы участвуем. Уже подготовлено предварительное соглашение. Наш опыт, несомненно, окажется полезным многим. Мы больше года живем по Уставу муниципального образования, у нас принят бюджет на 2003 год, работает Контрольно-счетная палата, финансовые органы. Ежедневно 10-15 человек из других районов города приезжают к нам в Управу за консультациями. Кстати, как мне известно, будет создано две ассоциации. Одна – по инициативе советников, другая – по инициативе мэрии. Мы будем участвовать в работе обеих и вести активную пропаганду своих начинаний. Надеюсь, что уже к марту эти ассоциации заработают в полную силу. - Поговорим о делах районных. В какие сроки районному Собранию будет предоставлен отчет об исполнении сметы расходов и доходов Управы за прошлый год? Как идет исполнение принятого советниками бюджета района на 2003 год? Доведены ли до района основные показатели местного бюджета, утвержденого МГД? - На очередном заседании районного Собрания, в третий четверг февраля. А сегодня в нашей газете мы предлагаем вниманию читателей некоторые цифры по выполнению программы развития района в области социальной сферы за прошлый год. Что же касается исполнения бюджета-2003 года, оно пока идет с трудом. Дело в том, что мэрия забрала наши переходящие остатки и требует перевода денег от органов местного самоуправления на счета префектуры. Мы собираемся подавать в суд на налоговые органы и Московское казначейство, которые не исполняют Бюджетный кодекс РФ. Бюджет района принят, направлен во все заинтересованные организации, в том числе и депутатам Мосгордумы. Сегодня мы его публикуем. Что же касается варианта бюджета по версии мэрии, то мы не знаем, из каких составляющих он складывается. Известно только, что минимальная бюджетная обеспеченность, просчитанная чиновниками, составляет 50 рублей в расчете на одного жителя в год. Это немногим более 5 млн рублей, и на эти деньги еще надо содержать аппарат муниципалитета. В нынешних условиях наши ежемесячные расходы на аппарат – чуть меньше одного миллиона. Но и этих минимальных денег у нас нет. Чиновники города пишут нам разные бумаги, предлагают переименоваться, предлагают отдать имущество, оргтехнику и т.п. И почему-то связывают все это с возможностью получения бюджетной ссуды на I квартал для обеспечения полномочий муниципалитетов. Проблема в том, что московский бюджет принят, а консолидированный бюджет города, где расписаны средства в разрезе районов, еще не утвержден. Обычно в начале года, пока нет консолидированного бюджета, возможно финансирование за счет остатков на счетах или путем перечисления 1/12 годового бюджета. Но ни того, ни другого сегодня московское правительство делать не дает, что является прямым нарушением действующего законодательства. - В Центральном округе в очередной раз произошли кадровые перестановки среди руководителей районов. По каким причинам, на ваш взгляд, произошли новые назначения? - Руководители районов по федеральному закону избираются советниками. Но многие люди, которые раньше были избраны руководителями районов, по указке мэра написали соответствующие заявления, перешли на работу в структуры исполнительной власти. И теперь префектура переставляет их по своему усмотрению. Если префектура поддерживает руководителя района, то он остается на этой территории в качестве сатрапа. А если он, по мнению префектуры, слишком сросся с местным бизнесом или работает плохо, его назначают опять же сатрапом, но в другой район. Теперь в современной московской бюрократической структуре, как и во времена советской власти, введено понятие номенклатуры. Завалил человек банно-прачечный трест – его переводят начальником ремстройтреста. Завалил работу там, его назначают руководителем торговой сети. Так и сейчас: завалил один район, переводят в другой. Попался на коррупции, но деньги наверх носит усердно, его также передвигают, но говорят: “Ты там смотри…” - На днях состоялось назначение руководителя территориального органа исполнительной власти города Москвы – главы Управы Пресненского района. Им стал Л.К.Моисеенко. Как вы намерены с ним взаимодействовать? - Я уже не раз говорил, что правительство Москвы имеет право назначать своих сатрапов. Но сейчас уже существует устоявшееся в общественном сознании понятие для органов местного самоуправления: Управа, глава Управы, районное Собрание. Но это брэнд, который дорогого стоит. Например, цена брэнда Кока-колы несколько млрд долларов. Напиток “Байкал”, который по вкусу мало в чем уступает Кока-коле, гораздо менее популярен – у России на его раскрутку нет таких денег. А нам предлагают переименоваться в муниципалитет. Если мы это сделаем, то потеряем брэнд, который мэр и Мосгордума специальным законом передали новой исполнительной власти. Нам останется стоять на морозе и ждать, когда государственная власть разрешит местному самоуправлению заниматься регистрацией собак и снижением брачного возраста… Так что при всем моем искреннем уважении к бывшему руководителю Замоскворечья Л.К. Моисеенко его направляют не для работы, не для выполнения государственных функций, а для борьбы с местным самоуправлением. Первые действия, которые производятся, подтверждают это. Снимаются денежные остатки за прошлый год, жилотделу и Дирекции единого заказчика даны команды не принимать письма от районной Управы. Пытаются максимально отсечь жителей и избранные ими органы МСУ от решения насущных проблем. Более того, мы полагаем, что деньги, отпущенные новому органу исполнительной власти района, пойдут на погашение липовой задолженности ДЕЗ и будут истрачены на личную гвардию сатрапа – ЧОП “Родон”. Все, надеюсь, понимают, что ЧОПы не охраняют жителей. Этот ЧОП будет богато финансироваться, ибо его истинная функция – неправовые действия и провокации по отношению к районной Управе. Финансирование ЧОП – зачерпание денег и получения отката чиновникам. Контролировать, как охранники патрулируют район, невозможно. Как я могу взаимодействовать? Я работаю в интересах жителей, новая структура власти – против. Очевидно конфликт неизбежен. И я надеюсь на понимание своих земляков. - Александр Викторович, закончился год, время подводить итоги. Сделано немало, но, несомненно, есть и проблемы. На каких из них вы считаете нужным еще остановиться в сегодняшнем интервью? - Я хотел бы обозначить еще несколько проблем, непосредственно затрагивающих интересы жителей Пресни. Первое – незаконное изъятие финансовых средств района. В нарушение действующего законодательства, “забыв” про бюджетный кодекс, на основании каких-то невнятных рекомендаций господина Петрова, заместителя мэра в правительстве Москвы, с нашего счета сняли 50 млн рублей и перевели в префектуру. У городских властей – своя позиция. Они считают, что бюджетные деньги надо тратить в основном на дотации жилищно-коммунального хозяйства города. Наш подход – иной. Средства, которые собираются за счет налогов, надо направлять на повышение зарплаты бюджетникам: врачам, учителям, воспитателям детских садов, милиции, социальным работникам и т.п. Надо прибавить зарплату и сотрудникам жилищно-коммунальной сферы, но прекратить перекачивать деньги в систему ЖКХ, ибо они тут же разворовываются, а качество услуг не улучшается. Вспоминается ситуация 12-летней давности, когда райсовет перестал платить деньги Краснопресненской овощной базе. Сколько было шуму! Но потом и Лужков пошел по этому пути, а сегодня овощные базы – успешно развивающиеся хозяйствующие субъекты. Услуги коммунального хозяйства – это тот же товар, он стоит денег. В качестве примера можно поговорить об уборке снега. В рыночных условиях, куда скатывается наша страна, есть особый товар: “Зимние улицы, очищенные от снега”. Цена этого товара приблизительно известна, и она заложена в городской бюджет. Этот товар можно выставить на тендер, разделив, к примеру, район на несколько участков. В характеристике товара должны быть оговорены сроки уборки, возможность использования реагентов и т.п. Жителям все равно, кто и каким способом убирает снег, главное, чтобы улицы были чистыми. После конкурса задача властей – контролировать, как выполняются условия продажи товара. Возможно, кто-то скажет, что сегодня так оно и происходит, есть даже московский Закон “О городском государственном заказе”, и все работы распределяются только на конкурсной основе. Но проблема в том, что власть имущие постоянно занимаются шантажем населения в выбивании дополнительных денег из бюджета на уборку снега. Мол, товар-то есть, но его пока не подвезли, да еще усушка, утруска и т.п. Каждый год в разгар обычных по сути дела снегопадов начинается торговля: дайте технику, дайте квартиры для рабочих, заплатите за реагенты и т.д. Представьте себе ситуацию: человек приходит в магазин, видит бутылку водки с ценником, а ему говорят, что цена на самом деле другая, нужно заплатить за изготовление бутылки, красивую этикетку, уборку пшеницы, наконец. Но причем здесь это? Людям нужны чистые улицы, а не рассказы о трудностях и проблемах. Никаких стихийных бедствий, связанных со снегопадами, в Москве не было. Если ситуация чрезвычайная – это другой вопрос. Тогда собираются обе Думы – и государственная, и городская, и решают, где взять и в каком объеме средства на ликвидацию последствий стихии. А при работе в обычном режиме все должно идти по отработанным схемам. Аналогично и с сосульками – их в районе не должно быть, цена вопроса известна. Но мы все видим, что снег не убирается, ледяные глыбы зловеще нависают над головами прохожих. Уборку снега каждый раз представляют, как стихийное бедствие, но при этом вполне конкретные люди обогащаются. А когда говорят, что средств в бюджете на зимнюю уборку улиц просто не хватает, это неправда. Надо меньше денег рассовывать по карманам и перестать платить “прикормленным” подрядчикам. Еще одна серьезная тема – “Москва-Сити”. Вступил в силу закон о территориальном делении города Москвы. Местное самоуправление имеет к этому документу непосредственное отношение: ТЕОС “Москва-Сити” вновь вошел в состав Пресненского района. Но сам проект Сити – это по-прежнему черная дыра, куда проваливаются налоги в городской бюджет. Эта “дыра” у нас под носом не устраивала всех жителей Москвы. Кроме неприятностей экологического характера от тысяч коптящих автомашин, для жителей района она ничего не обещала. Мы подали в суд и выиграли этот суд. “Сити” перешло под юрисдикцию районной Управы. И теперь мы получили право влезать в расчеты, влиять на ситуацию. Первым делом стали добиваться, чтобы территория застраивалась только теми зданиями, которые не требуют многоразовых поездок на машине. Нас вполне устраивает аквапарк. Люди туда приехали – и на целый день. Нас устраивает “Экспоцентр”. Его, возможно, следует еще расширить. Туда будут ездить и москвичи, и гости столицы, как правило, на метро. Ведь там строится ветка так называемого мини-метро. А будущая мэрия и офисные центры нас не устраивают, так как потребуют от большого числа людей неоднократных поездок туда на машине. Чиновник или бизнесмен в течение дня должен три-четыре раза “слетать” в разные места. Жители района не хотят, чтобы район превращался в сплошную чадящую пробку, чтобы во всех дворах стояли чужие машины… Мы имеем веские основания возражать. Благо вступила в силу вторая часть Земельного кодекса, в которой четко сказано, что пока земля не поделена между субъектом Федерации и местным самоуправлением, заключать договоры на аренду земли – это право только местного самоуправления. Теперь по проекту, как я уже говорил, сюда запланирован переезд московской мэрии. Строго говоря, нигде в мире такого не наблюдается. Городская ратуша всегда находится в центре города. Но в случае с “Сити” Лужков стремится спасти провальный проект в который раз за счет бюджетных средств города. Ведь никто из частных инвесторов туда не едет и деньги вложить не стремится. На мой взгляд, одна из основных причин этого заключена в том, что с этой территории выехать на машине крайне сложно. Это тупик. Устройство транспортной схемы Москвы – радиально-кольцевое. И оно подразумевает, что все здания, куда будут приезжать много граждан на автомобилях, можно строить только в центральной части города. Тот участок, где находится территория “Сити” – это бывший микрорайон Камушки, где были каменоломни, он отделен от остального города двумя преградами: рекой Москвой, которая изолирует микрорайон от Кутузовского проспекта, и железной дорогой, прямо за которой построено “третье кольцо” - еще одна преграда, которую не перепрыгнуть. Поэтому выездная способность из этого тупика ограничивается 90 градусами, вместо 360 градусов. То есть все машины, которые сюда направляются, вынуждены будут приезжать и выезжать через одну и ту же магистраль – через Краснопресненскую набережную. А это всего три полосы, из которых одна всегда занята припаркованными машинами. Уже сейчас, когда в Экспоцентре работают большие выставки, набережная вся заблокирована. А если добавить сюда 2,5 миллиона квадратных метров площадей, как предусмотрено в проекте “Сити”, а это более 100 тысяч человек, к которым кто-то все время приезжает, будет просто постоянная пробка. Ведь в “Сити” запланирована 200-этажная башня “Россия” и 25-этажная мэрия с городской Думой. Сейчас уже и главный архитектор Москвы Кузьмин признал, что даже при максимальном расширении всех имеющихся магистралей – Шелепихинской набережной, окрестных улиц, ничего сделать нельзя, пробка будет не через 100, так через 200 метров. Единственный выход – построить немыслимые транспортные развязки, но для этого необходимо затратить более миллиарда долларов, и средств городского бюджета на это нет. В свое время мы предлагали сделать левый разворот на третьем кольце, он был в проекте, но потом почему-то исчез. Что сейчас происходит здесь каждый день, знает каждый. Так и проект “Москва-Сити”. В понимании этого вопроса следует обратить внимание на одну очень существенную деталь. Есть разница между относительно молодыми деятелями, у которых существует перспектива политического роста, и людьми, которые досиживают в мэрии пятый срок и кому уже под 70 лет. Они уже точно рассчитали, что не понесут ответственность за свои решения. Потому что на строительство “Сити” отведен 10-летний срок. И таков же их подход во многих решениях, рассчитанных на перспективу. Мы находимся по разные стороны: мы едем на ярмарку, а они – с ярмарки.