• Моя лестница

    Моя лестница

    Тон беседы в целом был оптимистичным. Префект отметил: темпы создания новых товариществ собственников жилья, а именно они сейчас в центре внимания, заметно ускорились. На сегодня в столице около 800 объединений жителей различных организационно-правовых форм – люди стремятся жить в комфортных условиях. В самом деле, каждое утро, выходя за пределы своих ухоженных квартир, большинство из нас сталкивается с неубранными и давно не ремонтировавшимися подъездами, неработающими лифтами и домофонами, вытоптанными газонами, тротуарами, занятыми чужими автомобилями. Покой жителей нарушают сомнительные арендаторы нежилых помещений, а близлежащие кусты стали ночлежкой для бомжей и алкоголиков. Такая ситуация характерна для многих муниципальных жилых домов, в которых нет настоящего хозяина, а точнее, домовладельца, способного эффективно и грамотно содержать жилой дом с прилегающим участком. Есть и еще одна причина, по которой жители все чаще стремятся создать органы самоуправления, както объединиться для решения общих проблем. В Москве много нетиповых домов, домов с богатой историей. Практически каждый из них является частью единого архитектурного ансамбля. У людей здесь поэтому особенно сильно ощущение уникальности здания, в котором они живут. И понятно их нежелание менять свое жилище, где проживало не одно поколение их предков, на другое, пусть даже более новое и комфортабельное. Так что последней каплей, заставляющей жильцов многих домов объединяться в ТСЖ, становится угроза выселения в другие районы Москвы. Так начинались «Неглинка», ТСЖ «Трехпрудный» и многие другие. Но пожалуй, самый решающий аргумент в пользу товариществ собственников жилья – способность их обеспечить безопасность подведомственной территории. Префект подчеркивал это на протяжении пресс-конференции неоднократно. Если у дома есть хозяин, уже никто не сможет пронести в него взрывчатку под видом сахара. Ведь оказаться без разрешения на территории кондоминиума – все равно, что влезть в чужую квартиру. Члены ТСЖ могут намного эффективнее разрозненных жильцов в «ничейных» подъездах отслеживать вторжения подозрительных лиц. Очень хорошо зарекомендовали себя системы видеонаблюдения. Положительных примеров было названо немало, но на пресс-конференции также шла речь и о совершенно естественных для нынешнего этапа реформы трудностях. В частности, как было отмечено, на городском уровне не определены механизмы накопления средств, выделяемых на проведение капитального ремонта жилых домов. Нет и механизмов получения дополнительных доходов на их содержание за счет использования нежилых помещений, земельных участков, рекламного пространства и пр. Геннадий Дегтев отметил также, что большие разногласия возникают при определении размеров территории кондоминиума. Иногда дома, где жители решают создать ТСЖ, и прилегающая территория представляют собой единое архитектурное целое, и тогда споров удается избежать. Сложнее произвести межевание там, где не дворы, а дворики-колодцы. Или там, где товарищество создается на базе одного дома... Префект, в свою очередь, рассказал, что в Центральном округе создан «Центр поддержки объединений жителей», где регулярно проводятся бесплатные консультации по всем вопросам, связанным с самоуправлением в жилищной сфере. В четвертом квартале при Центре планируется открыть методический класс. Уже разработан учебный план и цикл тематических обучающих программ. Здесь каждый член объединения жильцов сможет повысить уровень знаний по любому вопросу, касающемуся правовой, экономической, организационной базы. Отдельно говорилось о создании условий, позволяющих ТСЖ не чувствовать себя сиротами на фоне ДЕЗ. При формировании перечня строений, подлежащих капитальному ремонту, приоритет отдается тем домам, где планируется создание товарищества собственников жилья. Словом, проблем множество, но они вполне решаемы – это рефреном звучало на протяжении всей пресс конференции. Создание ТСЖ – явление, однозначно идущее на пользу городу и его жителям, меняющее психологию людей. Иждивенческие настроения – все, что за порогом моей квартиры, - не мое и меня не касается, – уступают место другому: это мой двор, это моя лестница.