• Быт или не быт?

    Быт или не быт?

    Категории: №35, Почта редакции
    рия Сергеевна Каткова, нет ручки на входной двери. Скажете, мелочь? Это как посмотреть. Зимой к ней как-то подруга хотела наведаться, так ничего не получилось, пришлось вернуться домой. Представьте себе совершенно гладкую железную дверь, к тому же хорошо, на совесть подогнанную к косяку. Закрывается плотно, никаких щелей. И... никаких шансов ее открыть. Нет, в принципе-то “отковырнуть” ее можно. Если, например, ножом поддеть с краю. Или ногтями обеих рук. Но, видно, у подруги Марии Сергеевны нет привычки носить с собой острые предметы или отращивать длинные ногти. Впрочем, жильцам тоже не всегда удается с ходу прорваться внутрь, хотя за год некоторая сноровка в этом сложном деле у них появилась. Специально начала с самого, казалось бы, наипустячного пустяка. Чтобы еще раз напомнить: любая мелочь способна довести до белого каления, если ею не заниматься. Как заноза, ноет и ноет. Так и хочется крикнуть жилкомхозовцам: “Да приварите вы, наконец, ручку на эту треклятую дверь! Вам же лучше будет, перестанут вас письмами с жалобами забрасывать”. А у Марии Сергеевны и других жильцов дома номер 5 по Шмитовскому проезду станет хоть одной проблемой меньше. У них ведь их море. Это и отсутствие кодового замка, и фатально неустранимая течь в тамбуре, и возникающая с наступлением холодов “ночлежка” подле чердака. Замок, кстати, ставить бессмысленно. Со стороны фасада у них второй вход в подъезд, и через него ходят все, кому нужен Совет ветеранов или пункт охраны общественного порядка, располагающиеся в подвальном помещении. Но, сами понимаете, кто-то приходит и просто переночевать, забравшись повыше. Или нужду справить... Всего-то и нужно, что поставить перегородку, отделяющую эти учреждения от этажной лестницы. Только вряд ли дождешься такой заботы. Если уж дверная ручка – неразрешимая задача... Еще в феврале отправляли коллективное письмо в управу района по поводу всех этих бед. В полученном ответе среди прочего фигурировала загадочная фраза: “Будет проведена работа с организациями подвала”. “Разъяснительная, что ли?” - недоумевает Каткова. Я вот что иногда думаю: а может, сотрудникам некоторых обслуживающих население контор нравится получать “плакательные” письма? Может, это самооценку им повышает, ощущение значимости собственной персоны дает? Иначе чем объяснить, что люди из месяца в месяц жалуются на одно и то же, и все без толку? Написала “из месяца в месяц” и тут же делаю поправку – из года в год! Потому что, к примеру, жители дома 25 (корпуса 1 и 10) по Новинскому бульвару пытаются добиться благоустройства своего двора с... апреля 1992 года. Дом у посольства США, там велась большая стройка, и всем, разумеется, обещали: это ничего, что сейчас у вас все перекопано-перепахано. И что спортивную площадку у вас отняли, а заодно и детскую разгромили, - это тоже ничего. Вот окончится стройка и тогда... Все, что хотели, давно построили. Обустраивать двор никто не собирается. Письмо от Сергея Евгеньевича Шишова (Стрельбищенский переулок, д. 5) мы уже публиковали в газете. Напоминаем: он рассказывал о том, что рядом с их домом, практически у подъезда – здоровенный мусоросборник: 1 большой и 6 обычных контейнеров. Рассчитаны они на четыре 9-этажки. Прибавьте сюда еще магазины первых этажей, которые сваливают на помойку кучи освободившейся тары. Итак, безобразное зрелище, стаи ворон, стойкий запах... Сергей Евгеньевич процитировал ответ одного чиновника, которому жаловался на “мегапомойку”: “У вас во дворе все в порядке. Есть дворы и похуже” (дальше перечислялись адреса). Аргумент, согласитесь, убийственный. Недавно мы решили продолжить этот разговор. На мой вопрос “есть ли перемены?” Сергей Евгеньевич устало усмехнулся: “Есть. Большой контейнер убрали. Теперь мусор ссыпают просто на землю. Была емкость – теперь куча”. О том, что это в корне неверно – делать единую свалку на столько домов, да еще в 12 метрах от подъезда, - он снова писал в управу. Предлагал несколько вариантов решения проблемы, в частности, переноса контейнеров в удобное для жителей место. Получил очередную отписку. Еще один адрес. Садовая-Кудринская, дом 23, строение 3, 2-й подъезд. Жители в августе сообщили нам, что их подъезд не убирали месяцев пять. Мы позвонили на днях, поинтересовались: “Что-то изменилось?” Нам ответили с тяжким вздохом: “Вчера, наконец, помыли в первый раз за все время. Как дальше будет – не знаем...” Цитирую следующее письмо: “В доме 14 по Красной Пресне ходят жирные крысы, воняет старый мусоропровод, грязный лифт. И это в центре города! В ДЕЗ обращались – никакого результата. Болоева Анжела Юрьевна”. Я набрала указанный в письме номер и, представившись, услышала в трубке взволнованный голос: “Как раз сегодня обдумывала, куда бы мне еще обратиться, чтобы хоть что-то с места сдвинулось! Я замужем за шведом, у нас часто бывают иностранцы, и видели бы вы их лица, когда они входят в наш подъезд. Недавно приехала подруга из Парижа. Поднимается по лестнице и спрашивает испуганно: “У вас что, кто-то умер?” Потому что запах стоит натурально трупный. И из-за крыс, и из-за того, что ковши мусоропровода вываливаются наружу из своих гнезд. Помогите нам!” Но самое тяжкое впечатление на меня произвел разговор с Раисой Федоровной Некрич. Асфальт перед дверью ее подъезда (Волков пер., д. 7/9, корп. 1) основательно разбит, и стоит пройти дождю, как образовавшаяся яма тут же наполняется водой. Зимой она превращается в лед... “Я человек немолодой, инвалид первой группы, - рассказывала Раиса Федоровна, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться, - и представьте, каково мне с палочкой ступать по этим колдобинам. Зимой сижу дома, боюсь лишний раз выходить...” Она тоже, как и Болоева, говорила о крысах, только уже не в подъезде, а у себя дома: “Вхожу утром на кухню, а там сразу две сидят и убегать не торопятся”. Стариков, инвалидов, естественно, жалеешь больше всего. Майя Михайловна Морозова переехала летом после сноса их пятиэтажки в красивую башню (ул. 1905 года, д. 15). Квартира досталась большей площади, чем была раньше. Тут бы радоваться и радоваться. Но снова эти злосчастные “мелочи”: входная дверь – со щелями, из которых нещадно дует, косяки сплошь в занозах, балконная дверь толком не закрывается, во время дождя вода каким-то образом просачивается на балкон и даже на кухню. Другие на ее месте тут же нанимают мастера, который все подгонит-подшпаклюет. А где на это взять деньги ей, пенсионерке, которая должна еще заботиться о сыне-инвалиде? Не так давно на встрече населения с первым заместителем мэра Майя Михайловна посетовала на недоделки в квартире. И вскоре получила ответ за подписью директора ГУП ДЕЗ В.И. Жалнина, который мы опубликовали в газете 3 октября. То, что там было написано, стоит повторить: “Жителю даны разъяснения, что двери в доме 15 по ул. 1905 года установлены согласно привязанному проекту на дома серии П-44Т – стеклопакеты на лоджии и в комнатах”. Кто-нибудь что-нибудь понял? Я - нет. “С ужасом жду зимы”, - сказала мне Майя Михайловна на прощание, кутаясь в толстенную кофту. Татьяна ШИДЛОВСКАЯ От редакции. Подобных обращений немало и в почте главы управы района. На оперативных совещаниях Л.К.Моисеенко не раз обращал внимание руководителей служб на серьезные недостатки в работе с письмами пресненцев. Чтобы получать информацию из первых рук, глава управы принял решение о проведении регулярных встреч с жителями микрорайонов. Одна из них уже прошла в ОВД «Пресненский». Вопросов было очень много, подробности - в следующих номерах.