• Ничего личного

    - Каковы, на ваш взгляд, главные итоги годовой деятельности Управы? - Так как мы живем в рыночной стране, то самые главные критерии оценки деятельности Управы – это финансовые показатели. Если год назад остатки на счетах по состоянию на август составляли 6-7 млн рублей, то сейчас, выполняя все виды работ по благоустройству, реализуя социальные программы и т.п., мы имеем более 60 млн. Это сравнимо с годовым целевым бюджетным фондом развития территории района. Наши усилия по наполнению “белого бюджета” увенчались успехом. Управе удалось добиться того, чтобы торговля, реклама, земля, нежилые помещения работали эффективно и приносили существенные пополнения в бюджет. На фоне других управ Центрального округа мы оказались самыми богатыми. Еще раз подчеркну: не отказывая никому и ни в чем, финансируя в полном объеме намеченные программы, даже те, на которые раньше не хватало средств, тем не менее накопление денег идет. Это радует. И мне приятно говорить советникам о том, чтобы они предлагали новые направления расходования средств. И если мы теперь устраиваем концерты, то уже не на уровне мелких коллективов, а приглашаем настоящих звезд. В наших двориках для благоустройства применяем самые современные материалы. Выделяя материальную помощь малоимущим, мы можем выдать и 5, и 10 тысяч рублей, если человек действительно нуждается в помощи. У нас есть теперь для этого средства. Мы, находясь у власти, за один год показали всем, как эффективно в финансовом плане, четко следуя федеральным законам, могут действовать органы местного самоуправления. - Ваши оппоненты могут возразить: такое накопление, мол, возможно потому, что Управа не финансирует жилищно-коммунальное хозяйство, так как Дирекция единого заказчика, выведенная из ее подчинения, не предоставляет отчеты о расходовании средств за прошлые годы… - Это не так. Мы в таких же объемах, как и прежде, направляем средства на благоустройство дворов, ремонт подъездов и т.п. Просто делаем это не через Дирекцию, а более разумно и экономно, что позволяет нам за те же деньги выполнять большие объемы работ. Жители легко могут это оценить, выглянув в окно. В целом район выглядит чисто, мусор убирается, тротуары и дороги приводятся в порядок. Жалоб на работу жилищно-коммунальных служб поступает значительно меньше, чем раньше. - Возможно, это связано с тем, что вы не раз говорили жителям о переподчинении Дирекции префектуре и они стали обращаться туда напрямую? - То, что Дирекция не подчиняется Управе, вовсе не означает разрыв наших взаимоотношений. Мы по-прежнему направляем туда жалобы жителей и получаем ответы. Более того, проверяем исполнение – в соответствии с законодательством контроль за деятельностью ДЕЗ с нас никто не снимал. Считаю, что мы добились нормальных результатов. - Прокомментируйте, пожалуйста, основные решения, принятые Управой за это время. - Для того, чтобы обеспечить продвижение в области развития местного самоуправления, районным Собранием было принято несколько очень важных решений, позволивших нам самостоятельно пополнять районный бюджет. Мы утвердили Устав района, без которого не могли двигаться в правовом поле. Устав был зарегистрирован, опубликован и вступил в законную силу. Несмотря на попытки в судебном порядке отменить сам факт регистрации, Устав действует, что позволяет нам работать как органу местного самоуправления. Мы открыли бюджетный счет, которого ранее просто не было и на который теперь направляются заработанные благодаря усилиям Управы внебюджетные средства. Для контроля за расходованием этих средств в районе создана контрольно-счетная палата. Наша “микромодель” самоуправления обладает всеми необходимыми составляющими для полноценного функционирования муниципального образования. У нас есть представительная власть в лице советников, исполнительная в лице администрации, контрольно-счетная палата, подотчетная районному Собранию. Таким образом мы готовы к тому, чтобы ввести с 1 января 2003 года, как это предписано Уставом города Москвы, принятым Мосгордумой, собственный бюджет. Как мы предполагаем, он составит примерно около 1,5 млрд рублей. И уже с нового года начнется повышение зарплаты бюджетникам, которые нам подчинены, в три раза, как мы и обещали ранее. Для бюджетников ведомственного подчинения, к примеру, милиции, врачам, педагогам, будем вводить фиксированные районные доплаты, как это делает сегодня мэр. - С какими основными трудностями вам, как главе Управы, приходилось сталкиваться? - Основная – политическое противостояние с городскими и окружными чиновниками. Нынешнюю московскую бюрократию не устраивает развитие местного самоуправления. Мы видим, как саботируется принятие законов, регламентирующих организацию местного самоуправления в Москве. Все изменения за последние годы в действующее городское законодательство по этому вопросу вносились на основании решений судебных органов и по требованию федеральных властей. Но даже то, что принимают сами депутаты Мосгордумы, не выполняется. Характерный пример – новый Устав города, согласно которому у всех районов Москвы с 1 января 2003 года должны появиться бюджеты. А на деле ничего этого нет. Депутаты ведут разговоры, что местные бюджеты надо отодвинуть на 2005-2006 гг. Причины простые – городские чиновники не хотят отдавать даже часть денег на местный уровень, они хотят все держать в кулаке, чтобы продолжать значительную часть городских бюджетных средств перекачивать через аффилированные структуры к себе в карманы. Мне понятны мотивы противостояния, но московским бюрократам придется смириться с тем, что местное самоуправление на Пресне состоялось. Мы будем четко следовать федеральным законам. Конечно, не все из задуманного нам удалось сделать. Мы крайне медленно раскачиваемся в вопросах организации сборов за аренду нежилых помещений и земли. Нынешнюю систему оформления договоров аренды сломать довольно трудно, но надеюсь, что за оставшееся время до выборов 2003 года мы сумеем увеличить за счет этого доходную составляющую бюджета и наведем порядок в использовании нежилых помещений и земельных участков. Не удалось победить нелегальную миграцию. К нам на Пресню в поисках работы приезжают тысячи людей как из стран СНГ, так из дальнего зарубежья. Много среди них выходцев с Кавказа. Они находят себе пристанище в выселенных домах, сгоревших квартирах, живут в одной комнате по несколько десятков человек, превращая свое жилье в рассадник инфекции и эпидемий. Мы просто обязаны вычистить район от людей такого рода. - Не воспримутся ли ваши слова как призыв “к очистке города от лиц кавказской национальности”?.. - Я не делю людей по национальному признаку. И когда говорят, что торговлю на Пресне захватили азербайджанцы, грузины, армяне, я воспринимаю это спокойно. Умеют люди торговать – пусть торгуют, главное, чтобы они соблюдали действующее законодательство. Ну а тем, кто надеется продолжать жить нелегально, без регистрации, хочу напомнить, что Пресня – не проходной двор. Нам не нужны наркобароны, воры и хулиганы и другие любители поживиться за чужой счет. Меры к нарушителям будут очень жесткими. - Вы упомянули торговлю. Не пора ли Управе создавать цивилизованные условия торговли и убрать с территории района многочисленные лотки и тонары? - У нас в районе проживает 105-110 тысяч жителей, предстоящая в октябре Всероссийская перепись даст более точные результаты. А покупки совершают около миллиона, в том числе самых богатых людей России, поэтому товарный рынок у нас существенно искажен. Все магазины, в которых раньше можно было купить товары повседневного спроса, уже давно переориентированы на высокобюджетную публику. Поэтому мобильные средства торговли – это вынужденная мера, чтобы приблизить товары к покупателю и снизить цены. Если тонар стоит даже на первый взгляд в неподходящем месте, не сомневайтесь, что торговцу это выгодно, иначе он здесь бы не стоял. А скопление торговых точек у станций метро говорит о том, что здесь самый выгодный бизнес. Конечно, можно объединить несколько ларьков в торговые павильоны. Но смею вас заверить, что через некоторое время их владельцы захотят торговать золотом, мехами или мебелью – в стационарных объектах этот бизнес более выгоден. Мобильным торговцам проще, они легко могут изменить дислокацию в зависимости от спроса, поменять ассортимент. Причем мы предлагаем размещать эти точки именно там, где удобно жителям. И если хозяева какого-то шикарного офиса предъявляют нам претензии относительно рядом расположенного не очень-то симпатичного киоска, я им объясняю, что их полномочия заканчиваются внутри помещения. А вот по желанию жителей мы можем какой-то киоск передвинуть, если он причиняет неудобства, например, создает шум, грязь или, наоборот, поставить тот, который им нужен. Интересы жителей у нас всегда будут в приоритете. - Ваша оценка роли советников в реализации планов социально-экономического развития района? - Считаю, что наши советники достаточно объективно представляют интересы всего населения Пресни. У нас есть врачи, учителя, журналисты, юристы, руководители предприятий. А раз состав достаточно точно отражает интересы жителей, то и работа районного Собрания, на мой взгляд, является успешной. Мы собираемся ежемесячно, а то и дважды в месяц. Даже в летние месяцы всегда была хорошая явка – 11-12 человек из 14 избранных. Напоминаю, что эти люди – не штатные работники, а выполняют общественную обязанность без отрыва от основной деятельности. На каждом заседании рассматриваются до 20 вопросов, из них много финансовых. Как бы нас ни критиковала пресса, подконтрольная московскому правительству, мы избраны на 4 года, и куда направлять средства, будут решать советники. Без них ни я, ни мои заместители не принимают ни одного решения о выделении или перераспределении денежных средств. Нас можно критиковать, но мы будем прислушиваться в первую очередь к мнению избирателей, и я как глава Управы могу что-то предложить, выразить свою точку зрения, но как советники скажут, так и будет. Никаких популистских решений советники не принимают. А вот в других районных управах, я точно знаю, очень сложно собрать даже кворум на Собраниях. Заседания проходят один раз в два-три месяца в течение часа-полутора. Рассматриваются 3-4 вопроса, и все голосования проходят в режиме “одобрямс”. Через год с небольшим – выборы. У жителей будет возможность поправить, если они считают нужным, состав районного Собрания. А в оставшееся до выборов время я бы хотел, чтобы наши советники чаще выступали на страницах районной газеты “На Пресне”, объясняли, почему они голосуют за то или иное решение. Жители должны знать позицию каждого советника, и если им не нравится, как сегодня он голосует, они смогут через год предложить замену. Но каждый пресненец может и сам попробовать свои силы на выборах и уже самостоятельно решать, как распределять средства бюджета района, на каких направлениях сосредоточиться. Нам в Собрании нужны политически активные люди. Призываю жителей, которые прочтут мои слова, со всей серьезностью отнестись к сказанному. Чем больше активных жителей будут участвовать в выборах, тем более работоспособным будет районное Собрание, тем более полно оно сможет представлять и отстаивать интересы пресненцев. - Развитие самоуправления в Москве сталкивается с определенными трудностями: нет полноценной нормативной базы, представители городской власти по-своему понимают роль и место органов местного самоуправления, нет четкого разделения полномочий между уровнями власти. Почему это происходит и что нужно сделать, чтобы исправить нынешнюю ситуацию? - Вынужден вас поправить. Никаких проблем с нормативной базой самоуправления нет: она существует в полном объеме. Есть Европейская хартия о местном самоуправлении, Хельсинские соглашения, есть базовый федеральный закон, есть ряд московских законов, основной из кото-рых – Устав города. И когда кто-то говорит об отсутствии каких-то законов, это значит, что москвичей хотят ввести в заблуждение, а ответственные за эту работу чиновники просто не хотят работать. Надо четко следовать существующим нормативным документам и выполнять их, пункт за пунктом. Но на самом деле мы регулярно видим, как московские чиновники нарушают законы. Один пример. Конституция России гласит, что ничью собственность нельзя отчуждать без решения суда. А у нас чиновники префектуры постоянно пытаются административными методами убирать палатки, лотки, тенты, которые, по их мнению, на основании разрешения Управы, установлены неправильно. Конечно, можно найти массу нарушений, но конфискация чьей-то собственности без решения суда недопустима. Будет такое решение, мы его исполним. - Как вы предлагаете бороться с произволом чиновников? - Есть простой рецепт: не надо платить им взяток, не делать подношений. Даже если, к примеру, некий чиновник даст за взятку разрешение на установку торгового лотка, то, не заплати ему еще раз, он сам же потом это разрешение отберет. Не надо давать взяток недобросовестным работникам ГАИ, милиции, коммунальных служб. Набрав мелких взяток, вороватый чиновник начинает укреплять свои ресурсы, он обрастает нужными людьми, техникой, связью и с ним трудно потом бороться. Продолжая накапливать средства, они начинают подкупать журналистов, выпускать клеветнические газеты, подтасовывать результаты выборов. Любой факт чиновьичьего произвола надо пытаться оспаривать в суде, как поступают в цивилизованных странах. И если каждый житель, чувствующий за собой силу закона, будет отстаивать свою правоту в суде, с беспределом чиновников мы справимся. Я понимаю, мои слова немного наивны, учитывая продажность отдельных судей, но опускать руки не следует. Я приведу вам пример – деятельность нашего прокурора. Его активности можно позавидовать – бывают дни, когда в районный суд поступает более 10 исков на решения Управы. И если раньше судьи смотрели на прокурора с уважением, то теперь, когда он по указанию сверху подает протест почти на каждое наше решение, его воспринимают, как клоуна. Судьи видят тенденциозность и уже начинают понимать, что прокурор выполняет обыкновенный политический заказ, а не следит за неукоснительным соблюдением законов. Они уже по-другому смотрят на эти протесты, зачастую отклоняют их. Еще одна тема – непомерные коммунальные платежи, растущие год от года. При этом качество обслуживания, содержания жилищного фонда не улучшается. И когда люди поймут, что правительство города под прикрытием Московской Думы осуществляет незаконные действия и безнравственно их грабит, они наконец-то обратятся в суд для защиты своих прав. Уверен, что суд будет на стороне жителей. - Кстати, сегодня почему-то утихли разговоры о жилищно-коммунальной реформе. Программа развития реформы ЖКХ города Москвы на 2002-2007 годы пока даже не обсуждалась на заседаниях Мосгордумы, хотя мэр внес этот документ еще в ноябре прошлого года. - Меня вообще удивляют подходы и нерасторопность городских и окружных властей. Вся Москва в дыму. От столицы нужна была срочная помощь Подмосковью, совершенно в иных, нежели было сделано, объемах. А чиновники продолжают талдычить, что дым не вреден, а мэр даже шутит про дым Отечества, который несладок. Когда я вижу на улицах огромный щит размером 3х6 с надписью “Содержание зеленых насаждений-2002” и гербом Центрального административного округа, большей глупости придумать трудно. Даже во времена всевластия коммунистов в их призывах было гораздо больше смысла и лозунги: “Слава КПСС” или “Решения XXVI съезда партии – в жизнь” понимал каждый. А чем, объясните мне, отличаются “насаждения - 2002” от “насаждений - 2001 или 2003”? Поэтому и с жилищно-коммунальной реформой такая же ситуация. Они развесили плакаты “Я уважаю свой город на 100%” и успокоились. Эти люди восприняли призыв к реформированию ЖКХ как возможность повысить ставки оплаты и за счет этого набить себе карманы. Мы подходим к реформе по-другому. Прежде всего, жители должны получить право выбора обслуживающей организации. Кроме ЖЭК, или сегодняшнего государственного ремонтно-эксплуатационного предприятия, должны быть 4-5 организаций, предлагающих свои услуги. Когда человек приходит в магазин и видит 12 сортов водки, он выбирает ту, которая ему по карману, вкусу и проверенной марки. Нечто подобное должно быть и в жилищной сфере. Мы должны добиться, что денег из бюджета на поддержку коммунальщиков не поступало вообще. - Но вы ничего нового не открыли. И мэр Юрий Лужков, и его первый заместитель, глава комплекса ЖКХ Петр Аксенов произносят те же слова… - Лужков это только произносит, а мы это делаем. Руководство города столько раз обманывало жителей Москвы, что верить им я не в состоянии. Слова Лужкова о необходимости реформы ЖКХ – это защита от возможной критики со стороны как федеральных властей, так и горожан. Московские чиновники тратят большие деньги на разработку всевозможных концепций и программ, рекламу, они уже выучили слово “конкуренция”, но дальше слов дела не идут. Мы же действуем. Не нравится жителям Дирекции единого заказчика, создаем по решению советников альтернативную организацию, разрабатываем Устав, проплачиваем уставный капитал и подаем документы на регистрацию. То есть создаем конкуренцию реальную, а не на словах. А префектура, представляя интересы того же Лужкова, активно препятствует этому. - А какова позиция федеральных властей по отношению к тому, что происходит в Москве? - Федеральные власти на московском политическом олимпе мало весят. Московская бюрократия – это один миллион человек, федеральная в Москве – в три раза меньше. На данный момент федералы проигрывают энергичным и жадным столичным чиновникам. Президент дает различные указания, Госдума принимает крупные и важные законы по развитию местного самоуправления, но в Москве они извращаются и это приводит к негативным результатам. - Совсем недавно мэр Москвы был активным сторонником развития местного самоуправления, были намечены конкретные меры. Юрий Лужков требовал на заседаниях от членов правительства помнить, что с 1 января 2003 года будут введены районные бюджеты и всю работу необходимо строить с учетом этого. И вдруг все кардинально изменилось. Что произошло? - Я думаю, что это произошло под воздействием приближенных к нему людей. Некоторые из них поняли, что не смогут продолжать работать в новых условиях, под ними закачались кресла. Другие осознали, что потеряют огромные прибыли, а перед кем-то замаячили уголовные дела. А глаза у них открылись после того, как на Пресне реально начало работать местное самоуправление. Эти люди вдруг поняли, что потеряют монополию на власть. Они забеспокоились, что москвичи скоро поймут, что из их карманов все это время гигантский пылесос вытягивал и продолжает вытягивать миллиарды долларов в “теневой бюджет”. Они напомнили Лужкову о его семье, и он к этим доводам прислушался. - Слово “семья” мы часто слышим на российском уровене, когда вспоминают Бориса Ельцина и его окружение. А что вы вкладываете в это понятие? - Аналогия, конечно, напрашивается. К тому же нечто подобное существует и в других субъектах федерации. На подобную тему можно написать кучу обличительных статей и даже научный труд. Но я полагаю, что понятие московская “семья” надо развивать не в нашей газете “На Пресне”. Думаю, в ходе предстоящих выборов этот термин станет более понятен москвичам. - Через год с небольшим – выборы Госдумы, мэра и вице-мэра, районных депутатов. Задумывались ли вы о своем участии в выборах? - Я обязательно буду в них участвовать. Наш мэр находится у власти 13 лет, до окончания срока очередных полномочий остался год, а если его изберут на следующих выборах, то он будет во главе Москвы почти столько же времени, как Брежнев в СССР. Москва вступила в пик геронтократии. Уже многие вспоминают последние годы Политбюро ЦК КПСС, пятилетку пышных похорон, тем более, это видно на контрасте с молодым Российским правительством. Но геронтократия страшна не только возрастными изменениями. Это сращивание личных интересов руководителей органов власти со своими бизнес-партнерами. Одно дело, когда человек отработал один-два срока и ушел в бизнес, или на пенсию, а другое дело, когда он насмерть держится за свое кресло. Многие важные решения в Москве сегодня принимаются не правительством города и городской Думой, а семьей Лужкова. Конечно, Юрию Михайловичу уже тяжело успевать полноценно заниматься делами города, так как ему постоянно надо сверять то или иное решение на уровне города с мыслями о продвижении бизнеса своей жены и сыновей. Объем собственности, которая принадлежит мэрской семье, в последние годы достиг колоссальной величины, и ее надо обслуживать. К сожалению, для многих людей московского бизнеса стало понятным, что получить солидную прибыль можно только работая на “семью”. Об этом пока полушепотом говорят в первом и уже открыто во втором эшелонах московского бизнеса. Чем больше проходит времени, тем более усугубляется ситуация. Так мы можем “догнать” Латинскую Америку, когда в собственности диктаторов находилось полстраны. На днях, по сообщению СМИ, Лужков внес предложения по легализации теневых доходов, конечно, прикрыв это заботой об инвестициях в социальную сферу. А у людей возникает в этой ситуации вопрос, для чего это вдруг Лужкову потребовалось именно сейчас? Вот почему нужна сменяемость. Конечно, Лужков узнаваемый политик, в Москве даже больше, чем Путин. И Юрию Михайловичу уже не нужны деньги на раскрутку имиджа, причем не только в Москве, но и за ее пределами. Но похоже, что многочисленные поездки Лужкова по России – это уже не столько укрепление дружественных связей, а также поддержка и продвижение семейного бизнеса. Если Лужков пойдет на выборах мэра на очередной срок, его, скорее всего, изберут, но для меня очевидно, что интересы Москвы, да и России, отойдут для Юрия Михайловича на второй план. Чтобы после его ухода о нем вспоминали с уважением, Лужкову пора думать о преемнике. При всех своих недостатках поздний Ельцин подал достойный пример. - Наверное, далеко не все читатели согласятся с такой резкой оценкой. Ведь многие москвичи считают, что с мэром столицы просто повезло, и все достижения Юрия Лужкова хорошо видны невооруженным глазом… - А назовите мне примеры этих достижений. - Пожалуйста. Московская кольцевая автодорога, третье транспортное кольцо, храм Христа Спасителя, новые спортивные комплексы в жилых микрорайонах, крупные торгово-развлекательные центры. Учителя, врачи, милиционеры получают доплату из столичного бюджета, пенсионерам предоставлен бесплатный проезд на городском транспорте. Пособия на детей в Москве существенно выше, чем в России, как и пенсии за счет доплат мэра. Да и сама наша столица фактически строится заново. - Такое впечатление складывается во многом в результате работы пиар-кампаний, обслуживающих мэра. На самом деле, многое из того, что мы наблюдаем сегодня в городе, появляется вовсе не благодаря его усилиям. Федеральные власти выделяют из дорожного фонда средства на сооружение МКАД, третьего транспортного кольца, привлекают федеральную строительную корпорацию, а Юрий Михайлович разрезает ленточки. Да и что это за третье кольцо, на которое при его полном вводе в строй с территории нашего района нельзя будет даже нормально заехать! Если говорить о доплатах бюджетникам, то они могли бы быть гораздо больше. Бесплатный проезд для пенсионеров – это просто поддержка за счет бюджета подконтрольных правительству Москвы государственных автотранспортных предприятий и метрополитена. То есть они гарантированно получают деньги за услуги, которые не оказали. А можно было отдать эти деньги конкретному пенсионеру, и он сам бы решил, надо ли их тратить на проезд или на хлеб с молоком. Вы говорите о реконструкции города? Но посмотрите, кто работает на самых крупных объектах? Опять же компании, приближенные к семье мэра. И вообще, это все коммерческое строительство, причем здесь органы власти? Как я уже говорил, в Москве существует “теневой бюджет”, который значительно выше официально обнародованного. Возьмите недавний тендер на размещение рекламы в столичной подземке. В 2001 году государственное предприятие метрополитен получил от всей рекламы в метро 200 тысяч долларов, хотя по разговорам его дочерняя фирма заработала около 12 миллионов долларов. Там возник скандал, и один из руководителей метро заявил, что в этом году в городской бюджет будет перечислено 4 миллиона. Под давлением конкурентов стали проводить тендер – выяснилось, что суммарная стоимость перечислений может составить около 20 миллионов долларов. Почувствуйте, уважаемые москвичи, разницу в 100 раз. И вы что думаете, кто-то из чиновников за то, что ранее эти деньги разворовывались, ответил? Один из последних примеров - пожар под эстакадой третьего транспортного кольца у Лужнецкой набережной. Кто дал разрешение на установку там торговых павильонов? Управа района Хамовники, советники планировали разместить под эстакадой автомобили. Если бы там были гаражи, которые принято размещать в подэстакадном пространстве, то таких последствий бы не было. Машина сгорает за 5-7 минут, а содержимое торговых палаток горело несколько часов. Поэтому дорога просела. Префект ЦАО Геннадий Дегтев дал разрешение на торговлю. Он, скорее всего, не смог отказать другу Лужкова, директору Лужников Алешину, который фактически единолично владеет крупнейшим спортивным комплексом Европы. Последствия пожара плачевны, просевший под воздействием огромной температуры участок кольца до сего времени не отремонтирован. Лужков, выступая по телевидению, сказал, что все затраты покроет страховая компания, а как оказалось, третье кольцо не было сдано государственной комиссии и даже не застраховано. Лужков создал в городе такую систему власти, что он даже сам до конца не знает, что в ней происходит. - Говорят, у вас просто личная долголетняя неприязнь к Лужкову? - Ничего личного. По моему мнению, присутствие Лужкова на посту мэра наносит существенный урон Москве. Посмотрите проекты последних лет, связанных лично с ним: попытка поддержки автозавода им. Лихачева, АЗЛК, затем Манежная площадь, Русское бистро, Гостиный двор, “Москва-Сити”. Все они убыточные. Можно ли в таком случае говорить о Лужкове как о крупном хозяйственнике? Кто конкретно из чиновников ответил за погром на Манежной площади? Кто ответит за пожар на третьем кольце? Почему стреляли в Орджоникидзе? Я могу задать десятки подобных вопросов. А самое главное, что я не говорю ничего нового, это все общеизвестные факты. Так что в моей критике мэра нет ничего личного. Я противник того, чтобы на власти делать бизнес. А Лужков говорит во всеуслышание, что его жена – “удачливый бизнесмен”. Он считает, что все вокруг дураки? Я за развитие местного самоуправления, а Лужков против. Во всех демократических странах, в том числе в крупных столицах Европы, развито местное самоуправление и именно благодаря ему люди чувствуют себя свободными и уверенными в завтрашнем дне. Именно поэтому там нет “теневого бюджета”, процветают демократия и гласность. Вот за что ратую я. А Лужков за сверхцентрализацию. Он полюбил пропаганду своей персоны, начал писать многочисленные книги. Члены его так называемой команды и придворные СМИ сослужили ему плохую службу, постоянно поддакивая, как китайские болванчики, и произнося почти по любому поводу “как верно сказал Юрий Михайлович”. Мэр Москвы уже не хочет слышать иное, отличное от него мнение. Это очень опасная болезнь, она лечится, но, как правило, только хирургическими методами. Часть крупных городских чиновников связаны такой круговой порукой и финансовыми отношениями, что мэр даже спросить с них как следует не может. Они как бы тоже члены “семьи”, хотя, как я уже заметил, некоторые городские пропагандисты пытаются назвать их командой. При этом я не хочу обвинять все правительство и всех чиновников. Кстати, те, кому положено знать и принимать меры, тоже знают об этом, но, очевидно, руки коротки, или пока время не пришло. - А может быть, будь вы на месте Лужкова, и вы вели себя также? - Легко и одновременно трудно говорить в сослагательном наклонении. Но я не хочу оказаться на его месте. Я хочу, чтобы до следующего года изменилась модель управления городом, чтобы развивалось местное самоуправление. Если Лужков найдет в себе силы объявить войну коррупции и сделает это – я готов его в этом плане поддержать. Да и в любом случае мы будем работать со всеми существующими органами власти. Но не под “чутким руководством”, а на основе действующего законодательства. Так что еще раз повторяю: ничего личного.
    Reply Follow