• На что тратятся бюджетные деньги

    На что тратятся бюджетные деньги

    Категории: №25, Интервью
    - Александр Викторович, на прошлом районном Собрании в середине апреля вы сообщили советникам, что за вами установлено наружное наблюдение. В наше время “шпионские страсти” по-прежнему интересны большому количеству людей… - Служба безопасности зафиксировала, что за мной ведется наружное наблюдение. Три автомобиля “Жигули” девятой модели с конкретными номерами, с экипажем из трех человек, сменяя друг друга, изучали маршруты моего движения, возможно, вели “прослушку”. Одну из этих машин мы обнаружили на трассе во время моей поездки в префектуру ЦАО. Номер совпадал с теми, которые мы выявили ранее. Мои охранники вынуждены были подойти к этому автомобилю и попросить объясниться. Люди из “Жигулей” оказались сотрудниками милиции, они предъявили свои удостоверения и предписание на право ведения такого “сопровождения”. Я переписал номер этого документа, после чего они продолжали нас “вести” до префектуры, но на следующий день исчезли. У меня есть определенные подозрения. Для федеральных властей я слишком мелкая фигура, а городские чиновники никогда бы не осмелились на такой шаг без согласования с первыми лицами. Я запросил милицию, есть ли письменные указания на этот счет. Возможна ситуация, когда за чиновником идет слежка, если его подозревают допустим в получении взятки. Но тогда должно быть заведено дело, соблюдены процессуальные нормы. Если бы формальности были соблюдены, я бы это понял. Но начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин не подтвердил этого. А это значит, что возможны две причины: либо за мной ведется наблюдение на платной основе по поручению каких-либо коммерческих фирм, либо милиционеры получили устные указания от высоких политических руководителей города. Я написал официальную бумагу в прокуратуру, с меня сняли показания, я передал номера машины и номера предписаний. Прошло немало времени, никаких данных о том, кто и по чьей команде установил за мной слежку, я не получил. Именно поэтому я вынужден рассказать об этом прессе. Я не хотел делать этого, но если прокуратура не выполняет своих обязанностей, я обязан прямо и открыто рассказать обо всем. Расцениваю это как политическое преследование, причем за казенный счет. Если бы заказчик оплачивал круглосуточную работу трех сотрудников городской милиции из своих личных средств – это один разговор. Но он предпочитает это делать за счет москвичей. Вот почему я и докладываю своим избирателям, на что тратятся бюджетные деньги. Но это – только один пример. Существует немало и других фактов, подтверждающих, что политическое преследование существует. Так, налоговая полиция почему-то вдруг рассылает запросы о наличии у меня автомобилей, счетов в банках, акций предприятий. Ведется полноценный сбор досье, и опять же за счет избирателей мои политические противники ведут эту работу. Недавно в районе начали распространяться две бесплатные газеты, где публикуются злобные измышления по поводу моей деятельности. В отличии от уважаемой в районе газеты “На Пресне” они имеют вполне определенную направленность. Упомяну их названия – “Городничий” и “Вестник Пресни”. С названием первой газеты чиновники сами себя высекли, всем известно, каким взяточником был знаменитый гоголевский персонаж. Так что “Городничий” – это газета не “широких слоев”, как заявляют издатели, а коррумпированных московских чиновников. Вторая газета – “Вестник Пресни”, еще более одиозная, вдобавок в ней даже нет необходимых по закону полных выходных сведений. Нет адреса и телефона редакции, фамилии главного редактора. Да и сама газета “Вестник Пресни” нигде не зарегистрирована и печатается не в Москве и даже за пределами Московской области. Это – обычная грязная анонимка. И я даже не хочу комментировать их статьи – у лжи короткие ноги. Но замечу, что газетные публикации, даже самые гадкие – это своеобразная попытка некоего цивилизованного выяснения отношений, чего никак нельзя сказать о наружке. Это явная подготовка к провокации: мордобою, автокатастрофе, убийству, если хотите. Иначе непонятно, зачем изучать мой маршрут движения, систему охраны, график рабочего дня и т.п. Хотят что-то спросить – пусть спрашивают, я всегда отвечу, за словом в карман не полезу. - А как идет работа согласительной комиссии Управы и префектуры ЦАО? - Префект не выполнил свои обещания по созданию комиссии. Он сам себя назначил председателем и до сих пор ничего не сделал. Не утвержден даже состав комиссии. На заседании районного Собрания в апреле его заместитель Зайцев сообщил советникам, что задержка происходит из-за переговоров с депутатом Госдумы Николаем Гончаром, которого планируется включить в ее состав, и работа комиссии вскоре начнется. Прошел месяц. На собрании 23 мая Зайцев сказал, что префектура направила запрос депутату, хотя префект этот вопрос мог решить за один день простым звонком. Когда я услышал в чем проблема, то сразу переговорил с Гончаром по телефону, обрисовал ситуацию, и он принял предложение по участию в работе комиссии. Я потратил 5 минут на то, что префектура не смогла сделать за месяц. Свое согласие войти в состав комиссии подтвердил и наш депутат Московской Думы Сергей Гончаров. Так что времени прошло много, а реальных подвижек не существует. Я считаю, что префектуру устраивает ситуация развития конфликта, они не хотят сотрудничать, а пытаются различными недозволенными методами навредить районной Управе. Что в очередной раз придумает префектура, чтобы комиссия не собиралась, я не знаю. - А почему это происходит? -Причина простая: если начать улаживать конфликт, то выяснится, что мы окажемся правы по всем позициям, о которых говорили. Район отменил платные муниципальные парковки, и суд поддержал наше решение. И вообще пока ни одного суда мы не проиграли. Мы четко следуем федеральным законам по развитию местного самоуправления. По этим вопросам мы впереди всех управ Москвы. Мы реально занимаемся формированием районного бюджета. Но в условиях конфликта никто не сможет объективно оценить действия противника. Выход из конфликта для префектуры – это политическая смерть, поэтому и не работает согласительная комиссия… Кстати, и федеральные власти – на нашей стороне. Проект закона об особенностях местного самоуправления в Москве и Санкт-Петербурге, подготовленный специалистами Лужкова, положен под сукно, он даже не рассматривается. Все отзывы резко отрицательные. - Как в районе реализуется программа “Мой двор, мой подъезд”? Сколько эскизных проектов и по каким адресам направили в Управу жители? - Дирекция единого заказчика, выведенная распоряжением префекта из подчинения Управы, так и не отчиталась за средства района, выделенные на реализацию программы “Мой двор, мой подъезд” в 2000-2001 годах. Мы теперь не переводим деньги организациям, которые говорят, что хотят что-то сделать в районе. А будем проводить благоустройство только по заявкам жителей. Я об этом не раз говорил в газете. Жители прислали нам свои предложения и эскизы. На основе этих заявок, которых поступило колоссальное количество, сформирован титул, а попросту, реестр того, что и по каким адресам должно быть сделано с указанием примерной суммы затрат. Список опубликован в газете. Эти виды работ мы выставим на аукцион, поэтому окончательная “цена вопроса” может меняться, мы выберем лучшие условия. И рассчитываем на эти средства выполнить гораздо больший объем работ, чем за предыдущие два года. Работы уже начались, а приниматься они будут на основании подписей людей, направивших свои предложения. Те, кто не успел послать заявки, могут сделать это и сейчас. - Один из руководителей Дирекции единого заказчика недавно заявил, что “42% бюджета районной Управы должно поступать в ДЕЗ. На эти деньги и ведутся работы по благоустройству. Но вопрос о перечислении денег в Пресненской Управе не решен, даже несмотря на уже выполненные работы”. Ваш комментарий. - Я не знаю, чем руководствуется не названный вами руководитель ДЕЗ. Согласно законодательству смету доходов и расходов района утверждают советники, и никаких обязательств перед Дирекцией у нас нет. Более того, советники не раз требовали отчета бывшего первого заместителя главы Управы Драчева по программе “Мой двор, мой подъезд”, а в ответ он представлял непонятные бумаги и просил “дать еще денег”. По отчетам получилось, к примеру, что во дворе дома 19 по Стрельбищенскому переулку, где я живу, за последние пять лет четыре раза проводили благоустройство за счет районных средств. А на самом деле работы велись лишь однажды, фирмой “Мегара”, за счет средств строительства 3-го кольца. Более того, я был вынужден поставить перед советниками вопрос о недоверии Драчеву, и тогдашний глава Управы Бочаров поддержал меня. Так что никаких средств Дирекция, пока не отчитается, не получит. - Решением районного Собрания на Управу возложены контрольные и разрешительные функции в области потребитель-ского рынка. Количество киосков, лотков и тонаров говорит о том, что в части разрешений все нормально. При каких условиях выдаются разрешения? В чем заключаются контрольные функции Управы? Как идет взаимодействие с Горторгинспекцией, Госсанэпиднадзором, АТИ и т.п.? - Я уже не раз давал ответы по этому поводу. Те жители, которые хотят заниматься бизнесом, могут получить комплект документов на первом этаже Управы. Что же касается контролирующих организаций, то они подчиняются городу. При обнаружении недостатков выдают предписания, мы на них реагируем. Все замечания к торговцам заносятся в компьютерную базу данных. При многократных нарушениях лотки и киоски просто снимаются. Кстати, в городе наш район – единственный, который имеет полную дислокацию торговых точек, как в бумажном варианте, так и в электронном виде. Мы это начали делать полгода назад! А в Москве сейчас только начинается работа по составлению торгового реестра. Мы вдвое повысили плату за право торговать у станций метро. Потребуется – повысим еще раз, чтобы не допускать безумного скопления торговцев и позволять им рентабельно вести свой бизнес. Одновременно тем самым мы выворачиваем карманы коррумпированных чиновников и всяческих “крыш”, но от своей позиции не отступимся. Управа получает все меньше писем от чиновников, якобы защищающих предпринимателей “от незаконных поборов”, а сами предприниматели не обращаются вовсе. Что же касается нарушений в области торговли, на мой взгляд, Госторгинспекция работает плохо, накладывает мало штрафов. Позиция Управы такова – мы приветствуем все контролирующие инспекции, которые приходят к нам в район. Мы хотим, чтобы контролеры не брали взятки, закрывая глаза на нарушения, а использовали все формы проверок. Врачи санэпидемстанции должны брать смывы, милиция – жестко бороться с торговцами паленой водкой, торгинспекция – проверять качество продукции и сроки ее реализации. Нам это только на руку. Мы с большим энтузиазмом будем вывозить ларьки и киоски торговцев-нарушителей. - Изучает ли Управа потребительский спрос жителей Пресни? Что делается, чтобы насытить рынок товарами повседневного спроса? - Товарную составляющую определяют торговец и покупатель. И я не могу заставить предпринимателя торговать молоком, если его бизнес – продажа мебели. - А существует ли механизм доведения до предпринимателей информации об “узких местах” в области районной торговли? - Да. У нас есть хороший инструмент – районная газета. Поэтому сегодня хочу довести до сведения предпринимателей – нам надо организовать торговлю хлебом, молочными продуктами, фруктами и овощами в районе Шелепихи, Глубокого переулка и Рочдельской улицы, микрорайона Камушки. Тем, кто проявит интерес, мы готовы выдать разрешение на торговлю по льготным расценкам. Кроме того, в ближайшее время появятся овощные торговые комплексы как на самой Тишинке, так и поблизости, на улице Красина, на Мукомольном проезде. Мы рассчитываем не только на инициативу предпринимателей, но и сами создаем условия для цивилизованной торговли. - Вернемся к Дирекции единого заказчика. Что там сегодня происходит? - Ввиду того, что ДЕЗ выведена из подчинения Управы, полной информацией я не владею. Но знаю, что там начались полукриминальные инциденты. Мне сообщили, что директор ДЕЗ господин Головченко был дважды избит неизвестными лицами. Но заявления в милицию он почему-то не подает. Более того, ему не дают уволиться. Понятно, почему: если придет кто-то новый, то он, несомненно, увидит все безобразия, которые сегодня есть в Дирекции. А за них придется отвечать. Чтобы не допустить этого, префект Дегтев вместе со своим заместителем Байдаковым используют какие-то недозволенные методы для сокрытия информации. Под страхом увольнения сотрудникам Дирекции запрещено появляться в Управе, на заседаниях районного Собрания. Такое поведение – за пределами добра и зла, и не хочется больше обсуждать эти вопросы. О ситуации в Дирекции мы информировали все городские и окружные службы, реакции никакой нет. Так что впору ждать пожара в бухгалтерии ДЕЗ…