• Голос живой России

    Голос живой России

    - Так чем же особенна именно сегодняшняя Вахта памяти? – спрашиваю я уже после поездки председателя Совета ветеранов 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения Александру Ивановну Рюмину.
    - Традиционно ехали ветераны, их родные сестры, дети и внучата погибших. И все больше ребят. Из школ, где формировалось ополчение, из детских общественных организаций. Все больше с нами людей из пресненской Управы. За каждой деталью этой поездки восходит война, и в каждом часе – свои голоса. Нынешняя теплая весна помогла нам. Впервые за много лет мы смогли проехать в деревню Стайки, раньше туда не пускала распутица. Тут воевал 22-й стрелковый полк, в 1-м батальоне была 1-я “писательская” рота. У могилы погибших, как вихрь, налетели воспоминания. “Список роты больше напоминал библиотечный каталог, чем списочный состав стрелкового подразделения”, - сказал потом один из оставшихся в живых писатель Юрий Пошеманский. Потому что здесь были Юрий Либединский, автор “Красных дьяволят” Павел Бляхин, Рувим Фраерман, написавший “Дикую собаку Динго, или Повесть о первой любви”, поэты Иван Молчанов, Павел Железнов, Сергей Островой. Сыскались в роте и запевалы, среди них - Эммануил Казакевич, голос которого недавно воскрес в новом романтическом фильме по его повести “Звезда”.
    И вот они, Стайки, где приняла свой последний бой писательская рота. Вот братская, еще в прошлогодней листве, могила. Ветшающий памятник. Все сразу торопятся убрать листву, дать дорогу свежей травке, зажечь свечи. И ветераны оборачиваются к Сергею Николаевичу Строганову, заместителю главы Управы. Он кивает: все будет исправлено, будет памятник. И все знают – будет. Сергей в Управе недавно, но давно уже, много лет – заместитель председателя Совета ветеранов дивизии, зачисленный в список ее почетных бойцов. Это наш Сергей, и если он сказал, значит, так и будет. Будет и новый рассказ о боях-пожарищах. Ведь из писательской роты жива Вера Степановна Демина-Серегина, санинструктор.
    Традиционен митинг на холме, где стоит стела-памятник 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения. Выступали местные власти. Жители по полувековой традиции принесли родниковой воды, парного молока. Много их пришло из окрестных и дальних деревень. В одной из них фотографию ополченца Горемира Горемировича Черного, сегодня академика, а тогда молодого артиллериста, хранили на стене в рамке. Рядом с родными сыновьями. И когда он приехал через много-много лет после войны, узнали его еще в сенях, по голосу. Ведь хоть недолго, а прятали его от немцев, ворвавшихся в дом. Может быть, об этом думал наш Горемир, ведь он был с нами в поездке нынешней.
    Второй потрясающей особенностью майской Вахты памяти стала встреча с бойцами, командирами Ельнин-ской мотострелковой дивизии. Они встретили нас у лесенок поезда, помогли дойти до автобусов, накормили и солдатской кашей, и просто очень вкусно, с любовью. Бойцы встретили нас торжественным маршем. Школьникам дали посидеть на броне танков, подержать боевое оружие, пострелять.
    Ельнинцы стали для нас родными, близкими. И я мечтала бы видеть их командиров, мужественных и добрых, в изумительно красивых, как в 1812 году, парадных мундирах, окруженных, как и всегда на Руси, заботой, любовью страны. Сыновьям – сыновнюю любовь.
    Мне остается добавить, что Александра Ивановна Рюмина, прядильщица с Трехгорки, ушла на фронт совсем юной, вынесла из боя 25 раненых. К своим боевым наградам добавила самый тогда главный орден страны – за свой труд. Когда вышла из окружения, пришла на фабрику, увидела свой портрет под склоненным знаменем: на фабрике получили весть, что она погибла. По русскому поверью значит - жить ей долго! Нести весть с русских полей, тихий, но все еще внятный голос живой России.

    Калерия КОНОПЛЕВА,
    почетный член 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения