• Наедине с маршалом

    Он вошел, по-военному подтянутый, худощавый. Возраст, конечно, дает о себе знать, -подкачало зрение, да и вообще здоровье далеко не былое. Улыбнулся: — Добираться к вам — рукой подать, я ведь тоже на Шмитовском живу. — Коренной пресненец, Георгий Васильевич? — Нет, я сельский, из Воронежской губернии. Там учился в школе, там жe, по примеру отцa, пристрастился к столярному ремеслу. Потом семья переехала в Подольск. Пошел в ОСОВИАХИМ, получил профессии танкиста, мотоциклиста и водителя. Обкатывал военные машины, прежде чем их оснащали боевой техникой. С Пресней впервые познакомился за полгода до войны, — ездил за сахаром на сахарорафинадный завод. В 19 лет считался неплохим водителем. Да только война заставила изменить профессию. Попал в отдельную мотострелковую дивизию особого назначения имени Ф.Э.Дзержинского, в пулеметную роту. Боевое крещение принял на Серпуховском направлении, под Москвой. Оттуда был направлен на первый парад, а прямо с парада – на оборону столицы. — Ну, а какие судьбы свели вас с Георгием Константиновичем Жуковым? — После того, как остались позади фронтовые дороги, меня откомандировали готовиться к Параду Победы. Люди приезжали с фронтов, им было не до строевой подготовки. У меня с этим получалось лучше, чем у других, — сказывалась прежняя “парадная” школа. Кстати, в нашей роте “подтягивали шаг” полковнику Леониду Брежневу. После демобилизации, в 1948 году, поступил водителем в Комитет государственной безопасности, обслуживали охрану членов правительства. Оттуда перевели в Сухуми, куда и приехал в отпуск Георгий Константинович. Подъезжаю на ЗИС-110 к аэропорту. Садится рядом маршал, в гражданской одежде. Задавать вопросы нам категорически запрещалось. А тут он сам заговорил. Оказался вне военной обстановки на редкость простым и веселым человеком. Месяц отдыхал он в наших краях. Брали с собой на машину собаку, ездили охотиться на перепелок. Любил маршал и рыбалку, часами мог находиться в открытом море на моторной лодке. — Случалось возить других видных государственных деятелей? — Случалось, и нередко. В Индии, когда на железной дороге случился оползень, в мой ЗИС пересели Хрущев и Булганин. Всю дорогу о чем-то говорили. Привез их в горы, с великолепным обзором окрестностей, где местные власти устроили ужин. Приходилось возить Микояна, Хо-Ши-Мина, шаха Ирана, Тито… — А Сталина? — Лично мне не пришлось. Но подготовка к его приездам была особой: сотни охранников, проверки-перепроверки всего и вся. — Сколько же километров намотали вы за сорок с лишним лет такой службы? — Право, затрудняюсь сказать. Получил нагрудный знак “500 тысяч километров без аварий” и звание заслуженного работника Абхазии. И вот уже семь лет наматываю пешие километры на Пресне. По-прежнему не могу сидеть сложа pyки, часто выступаю и воспоминаниями перед студентами и школьниками района, они на редкость благодарные слушатели. А если посчастливится, если окажут доверие, хочу побывать в числе участников четвертого в моей жизни парада — в честь 50-летия освобождения Москвы, — уже в XXI веке.
    Reply Follow