• Экипаж машины боевой

    Экипаж машины боевой

    Старший группы немедленного реагирования майор Александр Александров вместе с проверенным на всевозможных операциях экипажем — милиционером Андреем Моськиным и милиционером-водителем Андреем Маркиным тотчас выехали на место происшествия. Они прекрасно знали: в большом дворе, среди трех больших зданий похитителям довольно легко “раствориться”. — Перекрывай со стороны Трехгорного, — высадил из машины Александров Маркина. И проследовал с водителем к другому выходу. Они не успели въехать во двор, как из-под арки стремительно вынырнули темные “Жигули”. Милицейский “уазик” круто развернулся и рванулся вслед. Александров мысленно поблагодарил за кромешную тьму ночь, до поры до времени скрывавшую опознавательные знаки милицейской машины. И то, что “Жигули”, отъехав подальше от двора, заметно сбавили скорость: тихоходному старику-“уазику” иначе бы не угнаться за ними, хотя он мчал из последних сил. И, выжав из себя все, вблизи ресторана “Планета Голливуд” прижал-таки легковушку к обочине. — Не двигаться, милиция! – Александров взял на прицел машину. В то же мгновение Маркин занялся водителем и двумя пассажирами – парнями послеармейского возраста. — За что? – неумело удивлялся задержанию самый старший – шофер. – Попросили ребята подвезти... — И ты их взял среди ночи, незнакомых? Молчание. — И с грузом? – Александров показал на магнитолу и колонки к ней. Дальнейший разговор не имел смысла. Вызванные по рации экипажи перевезли задержанных в дежурную часть…... Обычное дело. Без выстрелов-перестрелок. Без ранений. Без рукопашных схваток. — Но, не вдаваясь в детали, скажу единственное: экипаж сработал на хорошем профессиональном уровне, четко и грамотно, — подчеркнул заместитель начальника ОВД майор Олег Викторович Бредис. – И вообще, “почерк” Александра Николаевича внушает уважение. А сколько раскрытых дел на его счету! Закончить бы на этой оптимистической ноте. Да только нельзя умолчать и о другом. Человек, прошедший школу патрульно-постовой службы, дознания, следствия, окончивший среднюю спецшколу милиции, вынужден был уйти по семейным обстоятельствам из Академии МВД. По той причине, что домой, в Егорьевск, добираться за сто с лишним километров. И семья – мать, жена и малолетняя дочь – видели его, уставшего, разве что считанные часы. Москвичей нынче в ОВД не так много: профессия – не из легких, зато зарплата более чем легкая. А для иногородних, заполняющих “пустоты”, с жильем туго. Добавим сюда усиленный вариант дежурств – с удлиненными рабочими сменами и редкими выходными. Трудно и с другой точки зрения: преступник сегодня оснащен технически гораздо лучше милицейских служб. И потому еще служат старые трудяги “уазики”, и лимит бензина – далеко не уедешь. Трудно бороться с бомжами и псевдо-нищими, наводняющими район: нет прежней законодательной базы для “лечения” их трудотерапией. Да и спецприемники, находящиеся за пределами Пресни, переполнены. Словом, сложностей хватает. Я не услышал о них от Александрова. Он и его товарищи продолжают, несмотря ни на что, верно нести службу.