• «Живой манекен» и «Черный валет»

    «Живой манекен» и «Черный валет»

    Категории: №43, История
    А открылся он в 1913 году и назван был “Унионом”, и в здание на углу Большой Никитской заторопились гуляки с Тверского бульвара: офицеры, курсистки, гимназисты. Впрочем, не только они, –на диковинное зрелище кинематографа валом валил люд и попроще – кухарки, рабочие, приказчики, модистки. “Унион” был не первым электротеатром на Пресне. Унтер-офицерская жена С.Шустрова открыла подобное заведение под громким названием “Гранд-Плезир” много раньше электротеатра ювелира Гехтмана – именно он был владельцем “Униона”. А “Гранд-Плезир” “почти жив” – он располагался в здании, где здравствует кинотеатр “Баррикады”, — напротив зоопарка. Можно назвать еще один кинематограф на Пресне – детище подполковника в отставке со звучной фамилией Скобелев: располагался он на Большой Грузинской... Еще раньше, 7 февраля 1902 года, “Московский листок” сообщил, что на углу Тверской улицы и Газетного переулка в доме Фальц-Фейна началась демонстрация говорящих фильмов: “Сегодня открытие всемирной новости – аппарата фонохромоскопографа, посредством которого почтеннейшая публика видит на экране во весь рост артиста в натуральных красках и слышит его пение и разговор…” До открытия настоящих электротеатров оставалось совсем немного времени. Увы, не все коммерсанты проявляли должную заботу о зрителях, в частности, не соблюдались меры противопожарной безопасности. В связи с этим технический совет Московской Думы подготовил “Обязательные постановления (правила) об устройстве и содержании кинематографов в Москве”. Как ни странно, эти правила в основе своей живут и поныне: скажем, кинотеатры разрешалось открывать только на первых и вторых этажах. Запрещалось устройство кинематографов над и под аптеками, москательными лавками (магазинами химтоваров). На случай пожара предусматривались запасные выходы, перекрытия обязывали строить из негорючего материала. Билеты стоили от 30 копеек до рубля с лишним. Недешево! Это становится ясно, если сравнить цены с зарплатой того времени. Например, вагоновожатый трамвая получал вместе с квартирными 35 рублей, столько же имели в месяц телеграфист и городовой. Киномеханик зарабатывал 45 целковых, контролер в электротеатре получал лишь “двадцатку” при собственном столе. Зато хорошие скрипач и пианист “наигрывали” в месяц 150-200 рублей. Жалованье – на зависть! А что за репертуар был в начале века в московских электротеатрах? Шли мелодрамы вроде “Ключей счастья” по роману модной тогда Вербицкой и классика – “Война и мир” режиссера Протазанова. Еще крутили “Живой манекен”, “Привидение”, “Драма у телефона”. И, как водится, показывали криминал, вроде “Черных валетов” и “Соньки – золотой ручки”. И даже эротику, наподобие “Распутной женщины”. В Москве в 1913 году на полтора миллиона жителей было 107 кинотеатров, где аншлаги были отнюдь не редкостью. Тут мне снова становится грустно…