• Козырная карта

    Козырная карта

    Путь его обычно короток и привычен: из дома на Большой Бронной — по шумному Тверскому бульвару, похожему на реку, разделяющей два театра-берега: Пушкинский и доронинский МХАТ. Князевская «Волга» мчит стремительно, без оглядки – по Никитскому, мимо «жилища» Розовского. Еще сотня-другая метров, и Евгений уже напоминает охотника, почуявшего добычу – совсем рядом Арбат с серыми колоннами Вахтанговского, где он священнодействует 17 лет. «Театр уж полон, ложи блещут…»... Его Германн в «Пиковой даме» вопрошает перед креслом графини, блистательной Максаковой: «Можете ли вы назначить мне эти три верных карты?» Финал пушкинского детектива, конечно, известен, но отчего-то верю, что всклокоченный человек с горящим взглядом сейчас услышит слова надежды. Увы, старуха опять, как в сотнях других постановок, предательски мертва…... Ну, а он, артист Князев, вытянул все-таки свой козырной туз? Конечно, и не трижды, а многократно! В той же «Пиковой даме», «Чуде Святого Антония», «Посвящении Еве». Последнюю постановку выделю особо: там дуэт Князев – Лановой воистину блистателен! Служба в театре этим не ограничивается, – играет Евгений еще и в «Трех возрастах Казановы», «Без вины виноватых», «Принцессе Турандот». Перечисление продолжу: занят Князев еще и в антрепризе театра «Бенефис», и в «Провокации», которую талантливо срежиссировал Юрский. И всюду успех – горячие аплодисменты и летящие на сцену букеты. Теперь понятно, отчего он все время торопится? Это же как допинг, как лекарство, без которого уже не прожить: «Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку, я ловлю в далеком отголоске, что случится на моем веку…»... И гадать не надо – на князевском веку будет только театр и ничего, кроме театра! Мельпомена давно поставила свою невидимую печать на актерском лбу, упрятанном под вдохновенную прядь…... Артист — он даже на родной кухне артист, – хоть разговор наш незатейлив, плещется в дымящейся кружке, но вдруг скатерть шелестит, словно занавес. И сползает беседа из квартиры на Большой Бронной в полутемный зал, к ролям старым и новым, грядущим премьерам и к разной театральной бутафории. Убежал куда-то колбасный запах и кофейный дух, в воздухе повисли иные ароматы: театральной пыли, грима и эпохи, куда завтра угодит наш герой. «Кто прав, кто счастлив здесь, друзья?» Конечно же он – талантливый артист с Пресни Евгений Князев, 45 лет отроду.