• «Кто там в малиновом берете с послом испанским говорит?»

    — Думаю, что умелым дипломатом должен быть едва ли не каждый. Разве не нужно умение вести диалог или проявлять терпение главе нашей пресненской Управы, если он хочет добиться решения какой-то сложной проблемы? То же самое относится к префекту или мэру. Лично я не забываю о своей профессии даже во время общения с дворником или слесарем. — Это легче, чем вести диалоги с президентом США, королем Испании или разговаривать с Леонидом Ильичем Брежневым? — Отвечу просто: всегда и с любым человеком можно договориться. — Два слова о ваших знаменитых друзьях. Хотя эти «два слова» могут занять слишком много места… — Я назову лишь некоторые имена. Очень тесно общался с Морисом Дрюоном – талантливым французским писателем, автором исторической серии «Проклятые короли». Горжусь, что переводил на русский язык его «Волчицу Франции». Был дружен с блестящим актером и певцом Ивом Монтаном, тонким лириком Луи Арагоном. — Я поймал себя на мысли, что напоминаю спринтера, который пытается галопом пробежать марафонскую дистанцию. Как вашу богатую на события жизнь «уложить» в 200 с лишним строк газетного «чердака»? — Это невозможно. Давайте я лучше припомню ее эпизоды. — Тогда, пожалуйста, какой-нибудь интересный случай… — Хотите, расскажу, как собака едва не вызвала международный скандал? На посольскую виллу в Мадриде был приглашен видный политик Фелипе Гонсалес. Перед тем, как выйти с гостем в сад, я поинтересовался, заперта ли в вольере Нита – огромная немецкая овчарка, которую мне подарили наши пограничники. Ответ был утвердительным. Но, спускаясь по лестнице, я, к своему ужасу, увидел, что на будущего испанского премьера несется оскаленная злобная собака. Еще секунда и… Спасло то, что Нита была прекрасно обучена. После моего отчаянного крика: «Место!» овчарка замерла буквально в ногах гостя, а после повторной команды поплелась к вольеру. Ведь собака могла искусать не только политика, но и основательно «потрепать» тогда еще зыбкие советско-испанские отношения. — Ваша дипломатическая деятельность протекала не только в Мадриде, Париже или Вашингтоне, но и в двух шагах от вашего дома в Большом Палашевском переулке… — Да, визиты на улицу Алексея Толстого – нынешнюю Спиридоновку – в Дом приемов МИДа были всегда приятны. Этот дом – творение Шехтеля — потрясающее произведение искусства! Когда возвращался домой, всегда хотелось «заблудиться». Впрочем, я ничуть об этом не жалел: часто открывал для себя какой-нибудь незнакомый симпатичный дворик или величавый дом. — А я вспомнил Александра Сергеевича. Это словно про вас: «Кто там в малиновом берете с послом испанским говорит?» — Кстати говоря, испанцы во время гастролей Мариинского театра очень тепло принимали «Евгения Онегина». И громче всего аплодисменты звучали именно при этих словах. После оперы я шутливо спросил короля: «Не разрешите ли Вы, Ваше Величество, представить вам испанского посла? А заодно и всю труппу?» «Конечно, конечно, господин посол, — засмеялся Хуан-Карлос I. – Я и королева будем весьма рады видеть вашего коллегу». Я часто вспоминаю Пушкина, когда вижу на Спиридоновке памятник… Блоку. Не удивляйтесь – его автор —талантливый скульптор Олег Комов, создатель монумента Александру Сергеевичу в Мадриде. Он стал первым в Западной Европе, и горжусь, что в этом есть моя заслуга. На 200-летие Пушкина вашему покорному слуге это «припомнили» и наградили юбилейной медалью. — Вам никуда не деться от знаменитостей – в доме соседствовать приходилось с чудесными актрисами: Зуевой, Фадеевой, Раневской. Пойдете гулять по Патриаршим и там встретите бывшего министра или наткнетесь на эксчлена Политбюро. А вас прохожие узнают в этом живом музее? — Случается. Но это будет происходить чаще, если вы опубликуете мое фото… — Разумеется, Юрий Владимирович. И добавим в заключение, что в честь господина посла названа малая планета, открытая Крымской астрофизической обсерваторией. Кто еще из пресненцев может этим похвалиться? Пользуясь случаем, разрешите поздравить вас с юбилеем – здоровья вам и успехов! В какие края отправляетесь теперь? — За поздравления спасибо. А увидеть меня сейчас можно чаще всего здесь, на Пресне. Место ничем не хуже лучших уголков Мадрида и Парижа.
    Ответить Подписаться