• Я вернулся в свой театр, знакомый до слез...

    Я вернулся в свой театр, знакомый до слез...

    Категории: №31, Интервью
    “Все жили вровень, скромно так…” Актер Театра “У Никитских ворот” Игорь СТАРОСЕЛЬЦЕВ невысок, коренаст, в глазах тлеет огонек почти детского восторга: он только что вернулся из прошлого. Память – словно причудливая фотопленка: кадры, “сделанные” много лет назад, проявились здесь – на открытой площадке пресненского театра. Ведь многие мелодии из спектакля повзрослевший мальчуган – господин Старосельцев когда-то напевал в кругу своей дворовой компании. Красивый и сильный баритон Игоря рвет вечернюю черноту, и откуда-то уже веет запахами коммуналок – стиранным бельем, перегоревшей кашей, из кухонного чада проступают облики гомонящих соседей: “Все жили вровень, скромно так, - система коридорная, на тридцать восемь комнаток всего одна уборная…” “В последний раз - опомнись, старый мир…” Давненько это было - скромный юноша робко открывает дверь знаменитой Школы-студии МХАТ и натыкается на суровый взгляд крошечной вахтерши Софьи Ароновны: “На артиста хочешь поступать?” И, не дожидаясь риторического ответа, она выносит суровый приговор: “Не поступишь! В Художественном театре нужны высокие, видные, а ты маленький”. Потом Игорь узнал, что вахтерша работала здесь со времен Станиславского и таланты определяла с первого взгляда. На прослушивании Старосельцев читал “Скифов” Блока. Так вдохновенно и с чувством, что аудитория словно тряслась от топота копыт, гортанных криков и лязга мечей завоевателей. Когда Игорь закричал: “ В последний раз - опомнись, старый мир…” ректор школы Вениамин Захарович Радомысленский резво вскочил со стула и позвал коллег… Экзамены уже закончились, но абитуриенту тут же устроили второй тур, а следом и третий. Поступил! Игорь был на седьмом небе от счастья, а соратница Станиславского Софья Ароновна грустила от того, что ее подвела интуиция. “Я явился к вам во фраке, элегантный, как рояль”… Он задумчиво оглядывается вокруг – вспоминает. Даже принюхивается – тогда, в 1987-м, здесь было не продохнуть от краски, и все стояло вверх дном – Театр "У Никитских ворот” переезжал на Никитский бульвар. Впрочем, он тогда еще был Суворовским. Режиссер Розовский разыскал Игоря, который приехал из Риги и жил у друзей. - Везем “Бедную Лизу” в Ленинград, но образовалась “дыра” – уходит актер. Сыграешь? Марк Григорьевич ставил этот спектакль в Русском театре в столице Латвии, где работал Старосельцев. Роль ему была знакома. - Сыграю. С тех пор Игорь играет на Пресне уже 13 лет. В “Романе о девочках” Высоцкого, чеховском “Дяде Ване”. В “Пире во время чумы” Пушкина у него тоже роль. Поет “Песни нашей коммуналки”. Про другие песни - "нашего двора" вы уже знаете. Идут репетиции “Вишневого сада” – и тут Старосельцев при деле. Весело сверкая глазами, он напевает: “Я явился к вам во фраке, элегантный, как рояль”… “Мама, я слесаря люблю…” Чудится, что спичка артиста поджигает не папиросу, а освещает тропинку в минувшее, и табачное облачко вот-вот унесет туда, где визжит игла по патефонной пластинке, стучат костяшки домино и рвутся на свободу бумажные голуби – во дворы детства. Там Джульетта ждет визита своего Ромео, подружки на лавочке привычно затягивают: “Мама, я слесаря люблю, мама, за слесаря пойду”, а обаятельный лоботряс мечтает надеть черную шляпу и умчаться в город Анапу: “И там я всю жизнь пролежу на соленом, как вобла, пляжу”… Уже и колокольчики-бубенчики звенят, призывая по маленькой махнуть. Зрители совсем не против и “принимают на грудь” рюмочку режиссерской находки Марка Розовского, и заедают хлебом впечатлений и колбаской эмоций. Троекратные водка и закуска на спектакле “Песни нашего двора” еще больше расцвечивают букет впечатлений. * * * Он не любит удивлять, не ищет неимоверные трюки и не заигрывает с залом. Почти равнодушен даже к аплодисментам. Просто актер играет и поет, но так, что мурашки бегут по коже: “В первый раз получил я свободу по указу от тридцать восьмого…” Исполняет песню Высоцкого, но каждый вспоминает себя, близких – живых и тех, кто давно превратились в закат и звезды. Те, что сейчас сияют над сценой. Это стоит послушать и посмотреть.