• Откройте, полиция!

    Откройте, полиция!

    Категории: №29, История
    …Вот степенно вышагивает по Тверскому бульвару крепкий усач в фуражке с тремя красными кантами, в длинной шинели, черных шароварах и юфтовых сапогах. У городового – бляха с личным номером и наименованием участка, где он служит. Колышутся в такт шагам кобура с наганом и шашка-“селедка”. Зорко глядит вокруг блюститель закона. Ежели подозрительное заметит, вмиг возьмет на заметку. И вскорости бдительный страж об этом доложит господину околоточному надзирателю. Стоит посмотреть на старые фото. Вот они – царева надежда и опора. Бравого роста, удалого вида. Полицейские обязаны знать чтение, письмо, четыре действия арифметики. Должны были уметь оказать первую медицинскую помощь, фехтовать, стрелять из “Смит-и-Вессона” и нагана и ездить верхом. Ежегодный праздник для господ полицейских был 9 мая. Ритуал в Петербурге и Москве был пышный, аж в присутствии титулованных особ, с грохочущей медью оркестра и громогласными криками “ура!”. С награждениями медалями “За беспорочную службу в полиции” и “За усердие”. Москва до революции 1917 года делилась на 20 полицейских частей. Разумеется, была такая и на Пресне. Их служащие вели наблюдение за околотками – районами, по-современному. Отвечали за многое: за освещение лестниц в подъездах, состояние улиц, следили, чтобы загулявший господин не отравлял покой соседу. Обязаны были полицейские знать всех окрестных домовладельцев, швейцаров, трактирщиков, содержателей извозов, торговцев и, конечно, дворников. Те были осведомителями полиции и обязаны были информировать городовых буквально обо всем. Что же касается граждан мирных и благопристойных, то им мог быть выдан такой документ: “Свидетельство о благонадежности дано сие по приказу Московского градоначальника господину… вследствие его в том ходатайства – что он, проживая в Москве, под судом и следствием не был и ныне не состоит, и ни в чем предосудительном полициею замечен не был”. Конечно, случались в полиции и казнокрадство, и взятки – люди в форме брали, не краснея. Все ж под Богом ходили и ходят, а полицейский – особенно. Ведь под пулю или финку бандитскую где-нибудь на Сухаревке угодить и сто лет назад запросто можно было… Вот такие они были, разруганные за глаза и простые российские служаки. Ничем не хуже других, верно служивших на благо Отечеству.