• Главный архитектор проекта Борис Тхор: «Деловой центр следует традициям русской архитектуры»

    Главный архитектор проекта Борис Тхор: «Деловой центр следует традициям русской архитектуры»

    Категории: №29, Москва-Сити
    Это удивительное место, удивительная излучина, обращенная к солнцу (целый день берега освещены), находящаяся за границей древнего города. На этой территории в прошлом веке располагались каменоломни.

    В чем смысл этой излучины? Она находится в весовом равновесии с Кремлем, с одной стороны на этой чаше – Лефортово, а с другой – сам плацдарм для многофункционального комплекса. Но главное, что такой территории близко к Садовому кольцу больше нет. Это как бы вхождение в развитие древнего города с сохранением традиций, для того, чтобы избытки, которые не размещаются в центре города, или наносят ему ущерб, могли быть уже сегодня осознаны и перенесены, чтобы защитить хрупкий центр.

    Сейчас реализовывается 1-я очередь проекта ММДЦ “Москва-Сити”, но главное – в центральном ядре, это то сердце, тот фундамент, который соберет вокруг себя огромный многофункциональный деловой центр. Сегодня в процессе реализации центральное ядро с тремя ветками метрополитена, со связью с Шереметьево, с многоярусными стоянками, с многофункциональными объектами, конгресс-центром, театром, торговыми, выставочными зонами, огромным парком. В центральном ядре готов этаж, в котором ляжет ветка метрополитена, сейчас идет перекрытие той платформы, которая свяжет все потоки в главном корпусе “Сити”.

    “Башня России” является ведущим сооружением в концепции проекта “Москва-Сити”, например, в храмах, в кремлях всегда есть ведущий собор, ведущая колокольня, и дальше – гармония всего построенного во времени комплекса. Это камертон композиции, то, на что нужно ориентироваться.

    Архитектурная концепция ММДЦ “Москва-Сити”… Аналогия с древней русской архитектурой для меня очевидна. Это развитие исторических традиций, современная преемственность не только формообразования, не только ответ времени на материал, но и даже образа жизни.

    Например, Кремль – рожденный временем архитектурный ансамбль, который выстраивался, перестраивался и надстраивался и обрел в динамике существующий сейчас вид. Тоже самое я исповедую и развиваю в современном понимании. На российской земле незастывшее развитие всегда было сутью, основой, и в результате рождалась божественная музыка. Если не копировать, а думать о развитии будущего, то же самое должно быть на основе новых технологий, новой среды, сегодня же другая среда…Деловой центр следует традициям русской архитектуры, но с поправкой на время, на новые технологии и современные материалы.

    Люди всего мира знают Уолл-стрит и Манхэттен, Дефанс – город будущего в Париже. Слышали и о новом Неаполе, устремившемся в небо, и о Синдзюку – районе небоскребов в Токио. В Москве есть Кремль и Красная площадь – неповторимые жемчужины мировой культуры. Но это то, чем одарило нас прошлое поколение. А что же нынешнее? Неужели уйдет оно, ничем не проявив себя, не оставив потомкам свою архитектурную сказку, которая будет волновать и вдохновлять на подвиги следующие поколения, неужели лишит себя того, что так необходимо, — компактного многофункционального делового центра в рамках исторической, недавно к своему 850-летию облагороженной Москвы? С этим не могут смириться власти. В этом, пока еще осторожно, начинают искать “свое счастье” крупные банкиры, предприниматели, экономисты.