• Привет домкому!

    Привет домкому!

    Категории: №27, История
    Как известно, все повторяется. История сохранила времена, когда страх надвигался на Москву: осенью 1917 года старая власть рухнула, а новая – большевистская – только набирала силу. С наступлением сумерек раздавался грохот замков и стук засовов: каждый дом становился крепостью, а жильцы – солдатами, которые выходили на охрану своего жилища. Доводилось дежурить даже поэту Александру Блоку. А вот свидетельство члена домового комитета, профессора истории Московского университета Юрия Готье: “30 октября 1917 года. У нас был осмотр чердаков; среди офицеров-добровольцев – Федя и Андрюша Арманды (сыновья Инессы Арманд) – первый искупает мамашу-большевичку; угощали их завтраком. Подобно 1905 году – общение и знакомство со всеми жильцами. Некоторые сумасшедствуют; другие относятся спокойно; вечером сидели вчетвером и даже вшестером на дежурстве в подъезде и разболтались, как будто забыв все происходящее. 2 ноября. Опять дежурили на подъезде. 4 ноября. Вечером организовали усиленную охрану дома. Ночь прошла спокойно…”... До октябрьской революции при частном владении жильем надзор за домами осуществляли домоуправления, которых назначали домовладельцы. Был и управдом, назначавшийся со стороны: он присматривал за дворником, следил за сохранностью домов и контактировал с полицией. Потом последовала национализация, а с ней пришло и время муниципального жилья. Повсюду были организованы домкомы – чтобы освежить впечатления перечитайте эпизод из булгаковского “Собачьего сердца”, когда председатель домкома Швондер приходит отнимать “лишнюю” комнату у профессора Преображенского…. Кроме уплотнения домкомы занимались хозяйственными вопросами и регистрацией граждан. Позже “швондеров” обязали еще и взимать квартплату, сдавать пустующие помещения, делать ремонт и, разумеется, следить за жильцами. Автор этих строк тревожные времена 1917 года “не помнит”, зато перед глазами стоят осенние дни 1999-го. Помню, как припозднившись, решил заглянуть к приятелю на улицу 1905 года и был едва не поколочен многочисленным отрядом домкомовцев. Пакет с продуктами взбудораженные жильцы приняли за солидную порцию гексагена и учинили пришельцу настоящий допрос с пристрастием. Я же пытался выяснить их права. Но кроме крепких кулаков и горящих глаз мужчины и женщины ничего предъявить мне не смогли. Потом примчался милицейский уазик, и суровые стражи порядка долго изучали мой паспорт…... Снова вернемся в прошлое. В 1918 году началось создание “квартхозов”: дома, расположенные в одном квартале, объединялись в одно хозяйство. Его руководитель отвечал уже не перед жильцами, а перед райотделом горсовета. Спустя три года Моссовет утвердил “Положение о жилтовариществах”. А в 1938 году согласно новому “Положению о домоуправлении” управдомы назначали ответственного по квартире, вручали судебные повестки, присутствовали при обыске, которые проходили тогда чуть ли не ежедневно, общались с представителями “суровых” органов. Кстати, управдомов – суровых дяденек и тетенек, наверное, помнят и многие наши читатели. При них и порядка было куда больше, чем сейчас, и дело они знали исправно. В последних строках посылаю прощальный привет домкому – революционного образца и, главное, нынешнему. Спасет ли он нас от хулиганов, террористов? Возьмется ли за наведение чистоты? Ответ, впрочем, должны дать мы сами.