• Главная роль

    Действие первое Она подвижна, эмоциональна, на лице то и дело вспыхивает улыбка. Но гаснет, как только начинаешь сравнивать прошлое и настоящее. И досадливо машет рукой: “Уходит творчество. Раньше в моде были большие исторические спектакли и было к чему руку приложить. Художники давали эскизы, и мы над образами работали. А теперь пары мазков на лицо уже достаточно…”. Сильва Васильевна закончила Училище театрально-художественных технических кадров. И ее определили на практику в Театр Сатиры, где она и осталась. Было это в 1941 году. Спустя несколько лет пришлось учиться снова – на курсах при “Мосфильме” под руководством известного гримера Яковлева. Однако пресненский театр не покидала - занятия были без отрыва от производства. Еще позже стала преподавать грим и прическу в родном училище. Учеников у нее великое множество.… Случается, она не спит ночами, придумывая образ. Мысль бьется, как птица в клетке и наконец появляется на свет в дышащей ароматами комнате гримерной. Сотворяются парики из женских кос, волос из хвоста буйвола, шерсти верблюдов и ангорских коз и даже из водорослей. Подобно волшебнику колдует она над баночками и скляночками: гумозой, театральным лаком, алигнином, различными помадами. И чудесное превращение совершается на глазах! Ее рукам вполне могли бы петь оды самые знаменитые артисты Сатиры: Менглет, Пельтцер, Папанов, Миронов, Мишулин, Васильева, Аросева. В кого только они не превращались! Например, сейчас в “Счастливцеве-Несчастливцеве” Ширвиндт и Державин играют Сталина и Ворошилова. Интересно, а не приложила ли моя собеседница руку к другому театру – политическому? Ведь грим всегда был оружием революционеров и заговорщиков. Но в ответ она протестующе машет руками. - У моего преподавателя Владимира Федоровича Баранова жена работала в известном и очень грозном комитете. И несколько раз у нас заходил разговор с намеком, что туда нужны работники. Но я об этом и думать не хотела, Боже упаси! Здесь некоторое время работал гример, который там славно потрудился. Блестящий мастер, многое умел, но такое впечатление, что был немного тронутый. Наверное, повидал чего-то особенное или страшное…. Наверняка Косырева с ее талантом могла бы “нарисовать” множество двойников вождей. И мы бы ни о чем не догадывались, когда они с улыбкой махали бы рукой с Мавзолея. - Я уверена, что сейчас многие нищие и попрошайки пользуются гримом, – делает неожиданное заявление Сильва Васильевна.- Ведь среди них есть настоящие и очень талантливые артисты. Антракт Пока подновляется грим актеров, играющих в спектакле “Укрощение строптивой” ваш корреспондент тоже входит в “образ” - напяливает на себя один парик за другим, и его внешность меняется в считанные секунды. Можно “украсить” себя боевым шрамом, многодневной щетиной, искусственными бровями. Я выбираю себе пышные усы и в ужасе отскакиваю от зеркала – вылитый Иосиф Виссарионович! Действие второе Она сама выходила на сцену в эпизодах спектаклей “Чужой ребенок”, “Вас вызывает Таймыр”, а однажды Сильву Васильевну пригласили сыграть большую роль в “Ходже Насреддине”. Но начальство строго спросило: “Кто будет гримировать других? И она осталась за кулисами. Разбирается она в театре не хуже самого известного критика. Например, Надежду Ивановну Слонову могла смотреть без конца. Обожала Хенкина, Поля, Доронина. Не может забыть игру Миронова и Папанова…... Жизнь на сцене порой улыбчива и иронична. В Театре Сатиры у актеров отлетали носы, слетали парики и накладки. И на сцене смеялись едва ли не больше, чем в зрительном зале. Но порой...… - На гастролях играли “Ревизора”. В одной из ролей занята Татьяна Васильева, которая должна вот-вот приехать. Накладки и шиньоны – темные, специально для ее волос. - Входит актриса, и у меня становится темно в глазах – Васильеву на съемках покрасили в рыжий цвет! Как гримировать, если ничего под рукой нет? Но выход все же нашли. Отыскали конский волос, натерли копировальной бумагой, кое-как покрасили чернилами. Приделали к прическе. Как у меня не случился разрыв сердца, не знаю…. Был другой эпизод и тоже на гастролях. Одна из любопытных актрис открыла ящик гримерного столика, и раздался хлопок.… Все лицо и парик - в красной краске! Оказывается, одна из тамошних служительниц Мельпомены решила проучить коллег – не лезьте в чужие столы! Пришлось задержать спектакль, вызвать врача. С огромным трудом Сильве Васильевне удалось замазать следы краски, успокоить актрису. Кстати, играли в тот день “Горе от ума”…. Эпилог Актеры отвешивают последние поклоны, с благодарностью принимают букеты. Покидает здание Театра Сатиры моя собеседница, и снова “ария Сильвы” звучала блестяще. А потому немалая часть аплодисментов в зале, наверное, звучала и для нее. Ведь во всех спектаклях у госпожи Косыревой – главная роль. По гриму.
    Reply Follow