• Нам это действительно очень нужно!

    В октябре 1993 года, после расстрела Дома Советов, был ликвидирован Краснопресненский райсовет. На его счетах в тот момент находилась сумма денег, превышающая годовой бюджет района. Приблизительно такая же сумма была в долговых обязательствах перед районом со стороны многих организаций. Тогда я работал председателем райсовета и точно знал, что денежных проблем не предвидится. Через шесть лет я вступил в ту же реку и избран в районное Собрание. С большим сожалением узнал, что в районе нет не только запаса денег, но и существуют долги, превышающие районную годовую смету в два раза. Сразу оговорюсь, что глава Управы к столь плачевному положению отношения не имеет – его безупречное милицейское прошлое и внутреннее стремление к порядку не позволяет заподозрить его в казнокрадстве. Кроме того он местный, а “краснопресненский патриотизм” – это явление вполне материальное и неистребимое. В чем же причины кризиса и как выбраться из него в течении года- двух? Ни траты на социальную сферу, ни праздники, ни здравоохранение, ни образование, ни спорт не израсходовали даже своих денег – все съело жилищно-коммунальное хозяйство, благоустройство дворов и подъездов, оплата тепла, уборка мусора. Во время длительной кампании Лужкова по созданию ему имиджа “хозяйственника” постоянно давались бесчисленные поручения по программе типа “Мой двор, мой подъезд”. Очевидно, что все рекламные акции не принесли реального результата – посмотрите на свой двор и свой подъезд. Однако в отчетности, которую жестко требовал город – полный ажур – все отмечено, и долги повешены на район. Такой объем работ и не мог быть выполнен нашими коммунальными службами ни по их низкому трудолюбию, ни по традиционно низкой квалификации – все равно требовали исполнения, получали победные рапорта и… залезали в долги. Почему же сейчас горожане должны расплачиваться за неудовлетворенные амбиции мэра? Очевидно, что Собрание подвергнет жесткой ревизии долговые обязательства. Но главное – переломить стремление коммунального лобби к получению денег для последующего описания их по нормативам. Деньги из районного бюджета они должны получать только за выполненную работу по четырем направлениям: освещение; озеленение; уборка крупногабаритного мусора; ремонт междворовых проездов. Только эти виды работ могут быть под контролем советников и населения. Очевидно только за них можно и платить. Все иные работы специального назначения пусть оплачивает город и контролирует исполнения своими специалистами. Каждая из перечисленных программ должна иметь ряд стадий: инвентаризация; проект и смета; выполнение работ; контроль населением и советниками исполнения. Напомним читателям, что раздел ЖКХ в смете района до сих пор не утвержден из-за того, что наша дирекция единого заказчика никак не соглашается отвечать за израсходованные деньги реальными делами, а пытается списать их по нормативам и многократным непроверяемым ремонтам. 25 мая состоится заседание Собрания по долгам, и мы дадим информацию в газете “На Пресне” о якобы проведенных работах с цифрами затрат. Пока же по результатам I квартала расходы невелики по причине неумения районных финансистов оформить документацию в соответствии с требованиями казначейства. Поразила только чрезмерная лоббистская активность пожарных, которые пробили перерасход средств по своей статье в 5 раз под предлогом ремонта пожарной цистерны. Хоть бы на благо… Убежден, что наша ругань в Собрании принесет результат – уже администрация начинает давать правдоподобные отчеты, появляются какие-то реальные цифры в планах, чиновники начинают осознавать, что за казенный рубль будет спрос, а за украденный – срок. Впереди отчет второго квартала, распределение сверхплановой прибыли, которая по объему превысит годовой бюджет, а далее и “священная корова” – конкурсы на выполнение коммунальных заказов. Впрочем, я что-то расхрабрился, так могут и 1993-й год повторить, но ведь с другой стороны, и отступать нельзя – позади Москва и москвичи.
    Reply Follow