• «Хочется поменять черные дни на белые ночи»

    - Вадим Сергеевич, многие знают в районе только два здания, построенных по проекту Шехтеля – особняк Рябушинского, ныне музей Горького на Малой Никитской и Дом приемов МИДа на Спиридоновке, бывший особняк Морозовой... - На Пресне по его проекту построены типография Левенсона в Трехпрудном переулке, 11 – здание, в котором видны мотивы средневековья, дом Смирнова на Тверском бульваре, 18, воздвигнутый в начале века. Тоже исключительно красивое и оригинальное. Можно вспомнить еще дом Кана на Малой Никитской и собственный дом Шехтеля на на Большой Садовой, 4 – великолепный особняк неоклассического стиля. При советской власти Федор Осипович был попросту выгнан отсюда. Говорю об этом с величайшей горечью… - Вы часто думаете о своем знаменитом родственнике? - Так случается, что почти каждый день я проезжаю мимо домов, созданных его талантливыми руками. И каждый раз нахожу новые черточки в его шедеврах.… О Федоре Осиповиче слышал самые противоречивые мнения, но признавал лишь одно – подчеркивающее несомненный талант. Слава Богу, в наши дни его начали оценивать по достоинству. А умирал Шехтель в 1926 году в страшной нищете, многими забытый. После того, как архитектора выгнали из своего дома, его приютила дочь, моя мама – Вера Федоровна Тонкова. В последнем письме деда есть такие горькие строки: “Я строил всем Морозовым, Рябушинским, Фон-Дервизам и остался нищим. Глупо, но я чист…”. - Нет смысла спрашивать вас о самых любимых местах Пресни…. - Конечно, вы ведь заранее знаете ответ. Люблю ходить тут неторопливо, любоваться архитектурой, размышлять. Но признаюсь, делаю это в последнее время нечасто. В последний раз – года два назад, когда по каким-то делам оказался на Тверском бульваре. Потом побрел по Бронной, к Патриаршим. Память охотно выдала мне несколько “кадров кинохроники” - припомнил друзей и знакомых, которые тут жили. Еще я люблю бывать в Камергерском переулке, возле МХАТа. В конце прошлого века Шехтель реконструировал для театра это здание. И, представьте себе, заказ Станиславского и Немировича-Данченко Федор Осипович выполнил бесплатно! - Ничего, если я спрошу о Маврикиевне? - Ну, от этой старушки мне все равно никуда не деться – на будущий год исполнится 30 лет со дня ее “рождения”. А появилась она на свет с легкой руки Александра Ширвиндта в телепередаче “Терем-теремок, сказка для взрослых”. В ней две бабушки привели своих внуков на елки и разговорились. “Пожив” в этой передаче, они переползали потом в другие. Слава наша была так велика, что о наших бабушках стали сочинять анекдоты! Вот один из них: “В купе поезда едут Маврикиевна и Авдотья Никитична. Вдруг первая падает с верхней полки, к ней бросается подруга."Как же тебя, Маврикиевна, угораздило?" "Ох, -стонет та, - мне во сне Штрилиц приснился. Такой милый…. “Можно, - говорит, - Вас на одно мгновенье?” "Ну, а ты что?" – спрашивает Никитична. "А я говорю: “Пожалуйста! Хоть на семнадцать! - и подвинулась!" - Вы, наверное, можете припомнить немало смешных случаев, связанных с вашими героинями... - Лучше расскажу эпизод, во время которого зрители веселились, а нам было… больно. Выступали мы как-то в городе Измаиле, где Владимиров и я должны были въехать на стадион на мопеде. Машина неожиданно развила невероятную скорость и стала буквально вставать на дыбы. Мы обогнули на бешеной скорости стадион и полетели по футбольному полю. “Борька! – кричу я. – выруливай обратно на дорожку!” В ответ я услышал такую брань, которую себе не могла позволить даже такая простая женщина из народа, как Авдотья Никитична. В следующий момент мы врезались сначала в штангу футбольных ворот, а потом в сами ворота. Что творилось со зрителями, невозможно описать! Они были уверены, что все делается по сценарию. Я никогда не видел так хохотавшего Бориса Брунова. А мы корчились от боли…. - А вы вообще веселый человек, Вадим Сергеевич? - Отвечу строчками своего стихотворения: “Моя профессия – актер, по амплуа – сатирик. Я должен быть остер, хитер, а я-то лирик. Моя профессия – смешить, высмеивать чванство. Моя профессия – лечить людей от хамства... А мне воспеть бы летний лес и речку с тихим прудом… Но я несу свой тяжкий крест – бью по недугам. Мне жить бы в сказочном бреду и оставаться в сказке. А я и к счастью и стыду нуждаюсь в маске..." - Все теперь действительно понятно. Несмотря на то, что вы прежде всего актер, а уже потом поэт и писатель, можно вас попросить выразить свой взгляд на мир языком собственных афоризмов? - Я дожил до седых волос, а нажил только ум. Хочется поменять черные дни на белые ночи. Тяжело смотреть, как разрушают старое, но еще тяжелее наблюдать, когда строят новое. Мне кажется, что рамки приличия настолько раздвинулись, что соединить их будет трудно. Не люблю, когда стоят не только над душой, но и над телом. Если жизнь протекает хорошо, то она дала трещину. - Вы оптимист? - Да! Но по секрету скажу, что оптимисты - люди, которые плохо информированы. Если знать много - будет страшно. А у меня “за плечами” четыре инфаркта, но хочется загробную жизнь подольше изучать на земле…...
    Reply Follow