• Любимый город спал тогда тревожно...

    Московская городская дума в 1889 году решила проверить состояние коммунальных квартир в рабочих кварталах города. После санитарного обследования господа депутаты пришли в ужас: “В каморке, где всего три койки, помещается 13 человек, из-под пола и сквозь тонкую перегородку из погреба сильно дует. Грязь, вонь и теснота не поддаются описанию. При входе в квартиру кажется, что попал в сортир, до того сильно зловоние. Жилица объяснила, что оно происходит от живущих в квартире мусорщиков. Нечистоты от верхних этажей просачиваются в коридор. Две каморки темные, тесные (9 мужчин, 7 женщин, 4 ребенка). На лестницу при мне вывалили помои... Были случаи, что прорывалась проходная клозетная труба и квартиру заливало нечистотами...”. Остановим скрипенье пера по бумаге протокола. Обратимся к статистике: по количеству жильцов в одной квартире Москва занимала вовсе не почетное лидирующее положение в Европе - более 8 человек. А в подвалах и полуподвалах города обитало 124,5 тысячи людей. На Пресне, разумеется, было немало предприятий, владельцы которых обеспечивали рабочим вполне приличное существование. Например, хозяин мебельной фабрики Шмит, знаменитый Прохоров на Трехгорке. Однако работники небольших предприятий часто жили чуть ли не на своих рабочих местах. Никаких перегородок не было, все спали в куче, только для семейных была “привилегия” - тонкая занавеска. Про остальное вы уже знаете. До революции 1917 года в Москве было 45 тысяч коммунально-каморочных квартир, где обитало более 400 тысяч жильцов. Огромная масса несчастных жильцов каморок были квартиросъещиками и оплачивали это нечеловеческое жилье. Из них 67,1 процентов обитали в каморках, 13,5 процента спали на двухспальных койках, 15,4 процента на односпальной, 3,3 процента дпже на половине койки(!). И, наконец, 0,7 процента москвичей не имели вообще определенного места проживания. Все вышеперечисленные категории людей в изобилии населяли и нашу Пресню. Хотя рядом с нищетой царила вполне респектабельная жизнь - на обеих Никитских и Бронных улицах, на Тверском бульваре ведать не ведали, что где-то рядом человеческое дно. Но совсем скоро наступит октябрь 1917 года. Начнется время уплотнений и эра советских коммуналок...
    Reply Follow