• Валечка из 1916 года

    Жизнь текла почти как в сказке Родилась Валентина Дмитриевна 19 сентября 1898 года в Самаре. А своей восточной фамилией обязана мужу - студенту Саратовского университета. До этого она основательно помоталась по России - жила в Казани, захолустных калмыцких Малых Дербетах, Астрахани. Там и познакомилась с Хонином Косиевым - своей первой и последней на этом свете любовью. В достопамятную гражданскую белые едва не расстреляли большевика-мужа, а красные - ее саму. Причина-то была пустяковой: солдаты и офицеры в погонах ночевали в школе, где Валя работала учительницей. Мама ее с мольбами валялась в ногах у бряцающих затворами людей. То ли слезы разжалобили красных, то ли устали они от крови... А потом деловито и размеренно потекла ее жизнь в Калмыкии. Почти как в сказке - Хосин Косиев трудился на ниве просвещения - работал заведующим отделом народного образования в Элисте, а она “пряла” свою семейную пряжу - воспитывала детишек - дочку Женю и сына Володю. Он переводил учебники для ребят с русского на калмыцкий, она - стучала счетами в областном отделении здравоохранения. Вражеские идеи и вредные пословицы Сказка кончилась 9 февраля 1938 года, когда заместитель наркома просвещения Калмыкии был арестован по печально знаменитой 58-й статье. “Выяснилось”, что 46-летний педагог протаскивал в учебники контрреволюционные и вражеские идеи и помещал в них политически вредные пословицы и поговорки. По поводу пособий по арифметике и географии сухой судебный протокол умалчивал. Семью выбросили из дома, жену уволили с работы. Отныне жилищем Косиевых стала землянка из саманного кирпича. А последней весточкой от мужа стала крохотная записка на клочке бумаги. Хонин Косиев умер в магаданском лагере в сентябре 1942 года. Диагноз был очень тюремный и вполне стандартный: паралич сердца. Так распорядилась судьба, что на другом конце России, в оккупированной немцами Элисте два с лишним месяца спустя погиб его сын - Владимир Косиев. Он был бойцом партизанского отряда, попал в плен и был загублен фашистами. Сегодня имя Косиева носит одна из улиц калмыцкой столицы. Впрочем, еще долго Валентина Дмитриевна жила в тревожном ожидании. Надежда умерла лишь когда вернулись в Элисту после ухода немцев товарищи Володи... Эта многострадальная Рочдельская улица... В Москве Валентина Дмитриевна живет с 1962 года. В столицу перевезла ее дочь - Евгения Хониновна. Она долго работала на Пресне, да и помнят, верно, старожилы района энергичную заведующую отделом культуры райсовета... И мама тоже стала пресненкой - обитала в Скатерном, потом в Большом Кондратьевском. В 1983 году поселилась на Рочдельской улице, которой суждено было стать источником разных злоключений. Но если тревоги августа 1991-го так и остались тревогами, то спустя два года вокруг дома Валентины Дмитриевны разыгралось настоящее сражение. К тому же в школе напротив засели снайперы и взяли под прицел окна. В квартиру ворвались солдаты с автоматами - сначала обыскали жилище, а потом дали 5 минут на сборы. И дружно матерясь, отправили обитателей квартиры восвояси. А дом гражданки Косиевой снова оказался под перекрестным огнем. Финал октябрьского путча дрожащая от страха старушка наблюдала по телевизору. Слава Богу, квартира на многострадальной Рочдельской улице осталась цела и невредима. Прожить век - это настоящий подвиг Возможно, иной досужий читатель вправе вопрошать: разве жизнь жительницы Пресни заслуживает такого пристального внимания? Ведь есть судьбы и интереснее, и содержательнее. Все верно, если бы не одно обстоятельство, вернее, цифра, которую я привел вначале. Прожить сто лет в наше суровое и беспощадное время - разве не подвиг? Шагать целый век без устали, карабкаясь по изломам невзгод и оврагам бедствий? И не сломаться при этом, не потерять достоинства, остаться человеком. Таким, как Валентина Дмитриевна Косиева с Пресни. Причем, она для ее возраста довольно бодрая, а память, слава Богу, не подводит. На юбилей получила старушка письмо от Кирсана Илюмжинова: писал президент, что помнят в Калмыкии ее сына и мужа. Он, к слову, отметился еще и как первый чемпион республики по шахматам. Играл по переписке Хонин Косиев даже со знаменитостями - Эйве, Алехиным... Очень огорчилась Валентина Дмитриевна перерыву в выпуске нашей газеты. И очень радовалась, когда я сообщил: бездействие, наконец закончилось. Ведь наша “На Пресне” для нее - единственная весточка из мест, где прошли 36 лет ее столетней жизни. Сейчас, увы, только мысленно ей можно пройти по родным пресненским улочкам. ...А я смотрю на старое фото, датированное 1916 годом. И сквозь годы летит мой комплимент 18-летней хрупкой и миловидной Валечке, еще не ведающей своей судьбы.
    Reply Follow