• Визит в будущее

    - Александр Абрамович, в вашей новой повести отечество сузилось до Славянского Содружества Соединенной России, то есть, до размеров… Московской области. Страна разрезана на куски - на Дальнем Востоке хозяйничают сепаратисты, в Сибирь вошли осетинские, перуанские и гаитянские миротворцы, по Кавказу зеленой воинственной волной разлился ислам. За границей не лучше: разорвана в клочья Испания, хаос царит на Британских островах. Страшно… - Не бойтесь. То, что я описал в своих книгах - не предсказание, а попытка представить, как будет выглядеть будущее. Правда, в первой повести я почти точно назвал фамилию главаря путчистов, но это - абсолютно случайно. У меня в тексте был диктатор по фамилии Гончаров, а цензура потребовала заменить, чтобы не было созвучно с Горбачевым. Так "родился" Панаев. В новой книге я снова отправляюсь в будущее. Но предполагать могу не только как писатель, а просто потому, что кручусь в сфере политики как обозреватель “Коммерсанта”. Что-то знаю, потом анализирую, сопоставляю… Знаете, что интересно? Совпадать вымысел с реальностью начинает, едва я успею отойти от компьютера, в обыденность превращается то, что я придумал как нелепость! Это не значит, что все будет так, но и нельзя не допускать, что так быть не может. - Человек привыкает ко многому и самое страшное – лишить его этой привычки… - Да, нам кажется, что всегда было так. Или почти так… Но это же ошибка – мир меняется, только за время большее, чем человеческая жизнь. Сколько стран рассыпалось в мелкую труху, сколько образовалось новых! Где великая Британская империя? Вспоминает ли кто, что еще сотню с лишним лет лет назад не было никакой Германии? Я уже не говорю про Советский Союз, казавшийся незыблемой скалой. - Мне кажется, что вашему перу очень подходит поэтическая цитата: “Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется”. Отдавая должное дарованию писателя Кабакова , никому не хочется оказаться в “вашем” Славянском Содружестве. Давайте лучше снова перенесемся в сегодняшний день… Журналистика и писательство, несмотря на внешнее сходство, две вещи несовместные. Как вы с ними уживаетесь? - Дело это трудное, писатель и журналист и впрямь очень разные “специальности”, но меня выручает способность работать быстро и эффективно. Я – спринтер. Составляю жесткий план на каждый день и обычно к вечеру все задания в блокноте зачеркнуты. Но оставляю себе некоторую степень свободы – случается, что не пишется, хоть убей! - Когда вылезает тепленькая страничка из принтера, не возникает ли желание отыскать критика среди друзей? - Раньше был такой круг, вернее, кружок приятелей. Но не только потому, что я хотел узнать чье-то мнение, а просто не было возможности издать написанное. Сейчас с этим проблем не возникает, и потому распалось мое “литобъединение”. - Лично я не люблю, когда в моем присутствии читают мои материалы… - Понятно, ведь это дело интимное. Как на осмотре у врача – всегда не по себе. Или когда разглядывают в упор… Но привыкнуть можно. С возрастом я научился скрывать чувства. Прятать в себе себя. - Где вы живете на Пресне? - На Грузинском валу уже 14 лет. А до этого плавно перемещался вдоль улицы Горького-Тверской. Обитал когда-то в доме недалеко от площади Маяковского, долго трудился в “Гудке” – это уже был район Пресни, где мне было суждено поселиться. “Переместился” на Пушкинскую площадь, когда работал в “Московских новостях”. И сейчас люблю погулять по тихим улочкам центра. Ваш покорный слуга - большой поклонник бесцельного шатания, которое на самом деле приносит огромную пользу. Думается на ходу прекрасно, но, увы, времени на это остается все меньше. - Александр Абрамович, расскажите немного о доме, где вы живете… - Могу сказать лишь одно: многое изменилось, стало на другом, качественно новом уровне. И наше жилище неподалеку от Белорусского вокзала, где полно бомжей, тоже стало другим. Вся Москва стала иной - краше, чище, современнее. Ведь нынешний и грядущий мэры Москвы – конечно же, большие управдомы. Юрий Михайлович Лужков в этом качестве меня вполне устраивает. Но все ли абсолютно нормально в нашем быте? Так, к сожалению, просто не бывает. Даже в развитых странах вызов слесаря – такая же катастрофа, что и у нас. И маляр с кистью – тоже тиран. - В нашей газете есть популярная рубрика - “Частные объявления”. Не хотите ли в разделе “разное” поискать желающих подарить вам идею для новой повести? - Да вроде своих хватает… На самом деле большая часть идей не заслуживает внимания, на остальные просто не хватает сил. Реализуется примерно один процент. К тому считаю, что чужую идею воплотить невозможно – надо одинаково мыслить с автором, иметь такую же сумму знаний, тот же интеллект. Хочу заметить, что на самом деле благодарен вашей газете, но за другое – она не раз помогала пристроить мне и жене многочисленных кошек. Не падайте в обморок– в нашей квартире полтора десятка лающих и мяукающих жильцов… Мы расстались на Тверском бульваре. За спиной писателя догорал закат, в его зареве умирал еще один день уходящего века. Сейчас мой герой поедет в редакцию, сядет за стол и в очередной раз станет хроникером уходящего дня. Что будет через десятилетия, Александр Кабаков уже давно знает...
    Reply Follow