• «Кажется, отец вышел на несколько минут...»

    - Максим Юрьевич, как выглядит сейчас квартира на Малой Бронной? И будет ли там когда-нибудь музей? - Все осталось как при его жизни. Кажется, отец вышел на несколько минут... Думаю, музей тут вряд ли будет. Потому что он предполагает некие экспонаты, которые были бы интересны всем. Насчет мемориального музея отец шутил: вот окурок первого секретаря, а тут плевок Леонида Ильича. А квартира - место достаточно интимное и не совсем подходит для широкого показа. - Остались ли какие-то записи Юрия Владимировича? Может быть, он вел дневник... - Он оставил после себя книгу “Почти серьезно”, которая много раз переиздавалась. Отец не очень любил литературный труд и писал, проклиная все на свете... Дневник Юрий Владимирович не вел, а то, что осталось, опять же не предназначено для всеобщего обозрения - тетрадь, где он записывал песни, блокнот с анекдотами. - Вы сказали, вас не покидает впечатление, что Юрий Владимирович где-то рядом... - Можно включить магнитофонную запись или поставить фильм, где он - живой. Его можно позвать к себе, поговорить. И многое вспомнить. - Читал ли отец нашу газету? - Да, мы регулярно ее получаем, и Юрий Владимирович, разумеется, интересовался местными новостями. Однажды, когда у нас появились щенки, отец обратился в редакцию: попросил напечатать объявление. Весть о щенках “от Никулина” вызвала шквал звонков. - У него были любимые места для прогулок? - Нет, он очень не любил ходить пешком. Разве что с собакой уже поздно вечером. Его часто узнавали, прогулки затягивались... На Пресне у нас много друзей, к которым он заглядывал. В доме напротив жил Папанов, тоже неподалеку обитает Этуш. - Немного о вас. Вы - директор цирка и о профессии журналиста пришлось забыть. Навсегда? - Пока забыть. Но зарекаться не хочу. Кстати, специальность помогает мне и здесь - что-то сказать, написать, объяснить. - Расставшись с телепрограммой “Утро”, вы стали по просьбе отца коммерческим директором и какое-то время проработали с ним. Садясь в кресло руководителя цирка вы уже представляли себе, на что идете? Наверное, была робость? - Пожалуй, не робость, а растерянность, которая не покидает меня до сих пор. Юрий Владимирович многие вопросы мог решить одним телефонным звонком. Мне же приходиться все время пробивать, проталкивать, расшибая себе лоб. Стена, за которой я жил, казалась незыблемой. Но она рухнула, и подули холодные ветры, пошли дожди. Но дело надо делать. - Как живет цирк? Тяжело? - Как может быть где-то легко, если тяжело всем? Мы живем на те деньги, которые зарабатываем. Спонсоров нет, дотаций - тоже. Конечно, если уж будет невмоготу, помощи попросим у московского правительства... Зарплату люди получают вовремя и стараемся, чтобы это были деньги, на которые можно жить. Они небольшие, но между ними и маленькой зарплатой тоже есть разница. - Директор в цирке - это должность хозяйственная или творческая? - Это трудно разделить. Мне повезло, что на Цветном - прекрасная команда. Это касается абсолютно всех - и артистов, и инженеров, и рабочих. Они проработали в цирке много лет и учить их не нужно. Все замыкается на общих вопросах стратегического плана. Мы обсуждаем проблему, и я высказываю свое мнение. Как, впрочем, и остальные. - Мне хотелось бы возвратиться к памятнику Юрию Владимировичу... - Идея эта возникла у Бориса Беленького, президента Ассоциации “Муза свободы”. У того самого человека, который учредил премию “Хрустальная Турандот”. Он задумал Фонд памятника на народные деньги, дабы не просить их у властей. Понятно, что люди живут сейчас нелегко. Но никто и не собирается брать деньги силой. Все зависит от желания. Выразили готовность провести благотворительный концерт Пресняков-старший, Андрей Макаревич. Мы хотим обратиться к коллегам, чтобы в день рождения Юрия Владимировича все цирки России провели бы представления в Фонд памятника. Кстати, я благодарен вашей газете, которая опубликовала реквизиты Фонда. Хочу подчеркнуть, что мы готовы рассматривать любые предложения, кроме коммерческих. Принимаем только чистые деньги. Пусть малые, зато от души. Всем, кто откликнется, вручим диплом с фотографией артиста и макетом памятника. - Что бы вы хотели сказать читателям газеты и почитателям таланта вашего отца? - Я хотел бы, чтобы они чаще приходили в цирк на Цветном бульваре. Но не только потому, что это нам приносит прибыль, а просто это одно из немногих мест, где можно забыть о проблемах. Цирк, пожалуй, самый оптимистичный район в Москве. И еще - тут можно увидеть настоящее, честное искусство. Его стоит посмотреть.
    Reply Follow