• Дорогой Никита Сергеевич

    - По поводу чего, Никита Сергеевич? - Собственно говоря, я только выразил мнение жильцов. А именно - здание, в котором мы живем, запущено до безобразия. В подвале бегают тараканы, крысы, там же образовалась огромная трещина в несущей стене. Вообще, сейчас дом - практически ничей и денег на его содержание нет. Фактически же он относится к Дирекции Управления высотных домов. Живу здесь с 1962 года и в доме никогда не было так плохо. - Честно говоря, мимо вашего дома я еще совсем недавно проходил с трепетом. Многие знали, что это вотчина больших людей... - До 1991 года так и было. Раньше дом принадлежал Управлению делами ЦК КПСС - раньше здесь жил весь московский состав Политбюро. Следовательно, здание охранялось, за ним тщательно следили. Нынче здесь из “бывших” остались только Григорий Васильевич Романов и Михаил Сергеевич Соломенцев. Живут из действующий политиков один депутат Госдумы и один заместитель министра. Остальных же всесильных жильцов, вроде Гришина и Промыслова, давно нет в живых. Так вот, я просил главу Управы господина Бочарова, чтобы он взял наш дом под опеку. - Наверное, многие из обитателей экс-элитного дома, мягко говоря, не жалуют нынешнюю власть? Кто был всем, тот стал рядовым просителем. Почините, пожалуйста, унитаз, устраните ради Бога протечку... - Не знаю. Лично я и мои домашние жили, как и многие советские люди. Скажу больше - фамилия Хрущев давила. Наверху ее не любили. Щелчки получал и я. На меня писали доносы, кляузничали. В свое время, после окончания МГУ, куда-то задевали мои документы. Зачем? Чтобы я не попал на работу в Шереметьево, в группу контроля авиадиспетчеров. - А сейчас как относятся к фамилии? - Называюсь - люди пугаются почему-то... Однажды не пустили в Госдуму. Сказали, что не может быть такого. - Чего не может быть? - Никиты Сергеевича Хрущева! Один был, а второго быть не может. - Да... Скажите, а ваш дед жил в этом доме? - Нет. Да и бывал-то здесь всего два раза. Первый, когда еще был у власти, приехал посмотреть, где будет жить его сын - мой отец, Сергей Никитич. Площадь показалась ему большой и ее урезали. Потом был в доме в 1968 году, уже пенсионером, когда выходила замуж его дочь Елена. Вообще же, после отставки Хрущев практически все время жил на даче в Петрово-Дальнем. Дом не сохранился, осталась оранжерея и дом охраны. - Скажите, Никита Сергеевич, а как поживают многочисленные родственники Хрущева-старшего? - Дочь Рада Никитична уже много лет трудится в журнале “Наука и жизнь”. У нее три сына. Живы и здоровы дети Леонида Никитича. Мой отец - Сергей Никитич, живет в США. Преподает там экономическую историю в университете Брауна, в штате Руд-Айленд. - У вас как будто сработали гены. Тетя-журналистка, дядя тоже журналист, причем очень уважаемый - Алексей Иванович Аджубей. И вы туда же? - Строго говоря, я не журналист: в газете “Московские новости” мои обязанности - электронное распространение газеты, подбор информации. Еще исторический календарь... Может быть “МН” - не самая лучшая газета в мире, но она одна из немногих, где еще журналисты выражаются нормальным русским языком. - Никита Сергеевич, теперь у меня к вам один вопрос, правда, немножко фантастический. Предположим, некая инициативная группа возьмет и выдвинет вас кандидатом на пост президента России в 2000 году. Ведь звучит: Никита Сергеевич Хрущев! Думаю, многие из поклонников вашего деда пошли бы за вами... - От политики увольте. Решает ведь не президент, а аппарат. А он такой же громоздкий и неповоротливый, как и 20, и 30, и 40 лет назад. Да и на меня найдутся, как на дедушку, свои “серые волки”. И быстро скушают. Характер-то у меня мягкий. - Скажите, а вы с родственниками других “бывших” общаетесь? - Однажды меня вместе с Андреем Брежневым, внуком генсека, приглашал к себе на передачу Лев Юрьевич Новоженов. Еще во “Времечко”. Я отказался, не увидел в этом смысла. - Немного о Пресне... - Район хороший. Но жаль - много домов посносили. Еще обидно за людей, которые мучаются в страшных “клоповниках”, где нет элементарных удобств, а потолки подпирают балки. Хочу сказать еще об одном. Пресня - дорогой район. Магазины, рынки - очень обременительные для кошелька. Во всяком случае, для моего. - Но вы не будете протестовать, если я все-таки оставлю заголовок “Дорогой Никита Сергеевич”? Спасибо, тогда последний вопрос. Кто все-таки вы: романтик, оптимист, пессимист? - Просто осторожный. В отличие от неосторожного дедушки.
    Reply Follow