• «Две Бронных с утра говорят с Моховой...»

    Разумеется, и на Пресне заменялись таблички - старые улицы представали в новом обличье. Так, Большая Никитская исключительно богатая своей историей и традициями в 1920 году стала улицей Герцена, поскольку Александр Иванович учился в Московском университете, выходящем на эту улицу. Спустя 28 лет Малая Никитская превратилась в улицу Качалова, в честь народного артиста СССР. Еще через два года приказал долго жить Никитский бульвар, ставший на сорок с лишним десятилетий Суворовским. Добрались “реформаторы” и до уютного уголка Пресни - Патриарших прудов. Водная гладь стала Пионерскими прудами, Большой и Малый Патриаршие переулки в том же году обрели имена Большого и Малого Пионерских. Снесли церковь Святого Ермолая на Козьем болоте в 1932 году. Остались лишь строки в старом путеводителе: “Звон колоколов Ермолаевской церкви по своему благозвучию считается одним из выдающихся в Москве и слышен на очень далекое расстояние”. А сам Ермолаевский переулок был увековечен именем архитектора Жолтовского. Одноименная улица явилась миру в 1961 году. Старинный Палашевский переулок, где по версии П.В.Сытина “жили палачи, исполнители смертной и торговой казни”, в 1927 году стал Южинским, в честь артиста. Собственно говоря, Южин был псевдоним известного исполнителя Малого театра Сумбатова. Другой переулок - Газетный, названный так в конце XVIII века, тоже утратил свое название. Давным-давно не существовало доставки газет на дом. Подписчики брали ее в лавке при типографии. Одним фасадом она выходила на Тверскую, другим - в переулок, названный Газетным. В 1920 году сюда “явился” писатель и поэт, друг Герцена. Вернее, новая табличка - улица Огарева... Еще один переулок - Брюсов, “запомнивший” имя графа А.Р.Брюса, племянника и наследника сподвижника Петра I Я.В.Брюса, в 1962 году он стал улицей Неждановой, по фамилии известной певицы. Эпидемия переименований настигла и Гранатный переулок, где в XVI веке делали гранаты - разрывные артиллерийские снаряды. В 1949 году Гранатный был переименован в улицу Щусева. Он был архитектором, участником разработки генерального плана реконструкции Москвы. Конечно, список улиц и переулков, подвергшихся переименованиям на Пресне гораздо больше. Но чувство горечи от того, что планомерно и без устали уничтожались следы замечательной старины, слабеет, когда узнаешь о другом удивительном факте. Оказывается, в головах отчаянных “мыслителей” витала идея о переименовании Москвы в Сталинодар! Было это до войны. После смерти вождя о ней вспомнили снова - столицу хотели назвать просто: Сталин. Даже страшно подумать, что было, если бы слово “Москва” исчезло из нашего лексикона. Слава Богу, все вернулось на круги своя. Как милы нам слова поэта: “Две Бронных с утра говорят с Моховой, и спорят две Масловки между собой...” Воображенье тут же рисует знакомую картинку.
    Reply Follow