• Ария чемпиона мира

    - Вы объездили, наверное, весь мир. Какие страны и города вам больше всего нравятся? - На свете много красивых мест, но я люблю Москву, люблю возвращаться домой. В высотном доме на Кудринской площади мы живем с 1954 года. Удивительные были у меня соседи - сплошные знаменитости. Артисты Царев, Ханаев, архитектор Посохин, музыкант Климов, летчик Чкалов... Сейчас, увы, уже нет никого. Мы живем в хорошем районе, все близко: консерватория, концертный зал Чайковского, театры... У нас было много друзей, которые с удовольствием к нам приходили. Моя жена Надежда Андреевна - хлебосольная хозяйка. Мы 50 лет вместе. И... второй год отмечаем наш юбилей. Один год как познакомились, другой как расписались. Мы дружили со многими великими певцами Большого театра: Обуховой, Неждановой, Барсовой. Очень близкая дружба связывала меня с Иваном Семеновичем Козловским. Даже дни наших рождений совпадали. На первом этаже нашего дома когда-то был прекрасный гастроном, правда, он уже давно бездействует. Конечно, это причиняет большие неудобства. Ведь людей пожилых в доме много... - Василий Васильевич, давайте вернемся в прошлое... - Родился я в Хамовниках. Вместе со старшим братом Николаем и родителями Екатериной Михайловной и Василием Осиповичем мы жили в небольшой квартире старого дома рядом с фабрикой Гознак, где работал отец. Он увлекался шахматами и музыкой. На пробе голосов его удостоил похвалы сам Шаляпин, а играя в турнире Петербургского собрания в 1912 году, выиграл у будущего чемпиона мира Александра Алехина. Отец научил меня не только шахматам, но и игре на фортепиано и пению. Я поклонник классической оперы и классического романса. В течение нескольких лет серьезно занимался вокалом у профессора К.В.Злобина. Выступал в конкурсе певцов в Большом театре. С детства меня потряс необыкновенный голос Карузо. - Несмотря на ваши серьезные музыкальные увлечения шахматы все же победили... - Да, пение осталось для души. Но не будь у меня других интересов кроме шахматных, было бы значительно труднее переносить неудачи. - Но успехи к вам пришли очень рано... - В 1938 году с отличием окончив школу, стал чемпионом страны среди юношей и во взрослом чемпионате Москвы разделил первое место с опытным мастером Сергеем Белавенцем. - Ваше имя ассоциируется с замечательным шахматистом Михаилом Ботвинником. - Не удивительно, мы сыграли с Михаилом Моисеевичем более 100 партий, а десятилетний период моей борьбы за звание чемпиона мира с 1948 по 1958 годы потребовал от меня предельного напряжения духовных и физических сил. - Василий Васильевич, большинство шахматистов прекращают выступления в турнирах в 50 с лишним лет. А вы в 62 года вновь стали претендентом на мировое первенство. И проиграли только финальный матч будущему чемпиону мира Гарри Каспарову. Да и сейчас продолжаете участвовать в сильных турнирах. В чем секрет вашего спортивного долголетия? - Однажды, выступая перед учеными, я сказал, что самое главное в жизни - сохранять хорошее настроение. На что один академик заметил: “Совет превосходный, но как его реализовать?” На память корреспонденту пришла история, рассказанная аргентинским гроссмейстером Пильником. Однажды он играл в турнире вместе со Смысловым. Шахматист не привык рано вставать, но здесь, часов в 6 утра, был разбужен пением из соседнего номера. Решил пожаловаться администрации отеля, но вслушавшись, решил этого не делать: исполнение понравилось. Потом аргентинец узнал, что это пел Смыслов, но репертуар у него был не очень разнообразный. Он пел либо эпиталаму из оперы “Паяцы”, либо арию Алеко. Но через несколько туров Пильник понял, что если Смыслов выигрывал, он пел эпиталаму, а если делал ничью (а в турнире он не проиграл ни одной партии, пел арию). Однажды Смыслов отложил партию с Голомбеком, и когда аргентинец встретился в ресторане за завтраком с англичанином и поинтересовался его отложенной позицией, то Голомбек ответил, что сделает ничью. “Не сделаете, - ответил Пильник ему. - Сегодня утром Смыслов пел эпиталаму”. Так и произошло. Был еще один случай, который рассказал мне гроссмейстер Юрий Авербах. Это было в 1983 году. Игрался матч с Хюбнером, шахматистом, рвавшимся к званию чемпиона мира. Разница в возрасте с немцем была 27 лет. Это был равный матч и по положению для определения победителя надо было бросать монету. Хюбнер не выдержал и уехал. В городе, где проходил матч, была рулетка и решили, что Хюбнер ставит на черные, а Смыслов на красные. Бросают шарик. Он попадает на “зеро” - ноль. Бросают второй раз. Шарик крутится и попадает на... красный. Победа! Я наблюдал за Василием Васильевичем. Он был абсолютно спокоен. - А чем же вы сейчас занимаетесь? - Закончил книгу о своем творческом пути, составляю этюды. В прошлом году составил больше десятка. По-прежнему занимаюсь пением, и мне кажется, что стал петь лучше, чем раньше. Записал два диска. Несколько лет назад цыганка сказала, что если бы я занимался пением, то добился бы многого. На что я ответил: “Певцов много, а чемпионов мира единицы”. Мне нечего обижаться на судьбу. Я ведь осуществил свою мечту и стал чемпионом мира по шахматам...
    Reply Follow