• 125 блокадных грамм, с огнем и кровью пополам...»

    - Я была студенткой последнего курса Ленинградского института иностранных языков, рассказывает Вера Вячеславовна. - Когда началась война. Многие ушли на фронт, а мы включились в работу по подготовке города к обороне, трудились на мебельной фабрике, сколачивая тару под боеприпасы. 1 сентября мне исполнился 21 год, а через неделю фашисты замкнули стальной кольцо вокруг Ленинграда - 8 сентября 1941 года начался отсчет блокадных дней и ночей. Но занятия в институте шли своим чередом. А в вечернее и ночное время студентки дежурили на крышах, охраняя город от вражеских “зажигалок”, работали сандружинницами, помогали медперсоналу в уходе за ранеными. Меня направили в госпиталь при Военно-медицинской академии. Кормила и поила раненых, мыла полы, убирала грязные бинты после перевязок. В палате, где я работала, было более пятидесяти коек. И на всех - тяжелораненые. Помню одного восемнадцатилетнего мальчика-солдата, раненого в голову и живот. Как он кричал! Мы с ног сбились, стараясь облегчить его страдания, но медицина, к сожалению, была бессильна. Никогда не забуду еще одну страшную картину. Мы работали в перевязочной, меня послали за новой партией бинтов, и вдруг - прямое попадание бомбы именно в ту комнату, откуда я только что вышла. А там были раненые и мои подруги-медсестры... Блокадное кольцо сжималось все туже и туже. В ноябре ударили морозы, город завалило снегом. Начался голод - норма хлеба снизилась до 125 граммов. Помните строки Ольги Берггольц: “125 блокадных грамм, с огнем и кровью пополам...” Началась прокладка трассы через Ладожское озеро, которая потом была названа “Дорогой жизни”. И даже в такое время наш институт продолжал свою деятельность: 1 декабря 1941 года мы сдавали госэкзамены и получали свои дипломы. Но сил уже не было - людей начала косить цинга, дистрофия, голодная смерть. Многие гибли от бомбежек и артиллерийских обстрелов. По “Дороге жизни”, где в сторону осажденного города шли груженные мукой машины, навстречу им двигались грузовики с ранеными и умирающими от голода жителями Ленинграда. В январе 1944 года я получила известие, что мой отец тяжело ранен в сражении по освобождению Ленинграда. Мне удалось попасть в место недавних боев, но в живых я его уже не застала и преклонила колени у братской могилы, где мой отец был похоронен вместе со своими однополчанами. А через неделю весь мир облетела радостная весть о полном освобождении Ленинграда от вражеской блокады. Прошло более полувека, но воспоминания о блокаде, о мужестве защитников города (а ведь это были не только воины, но даже дети!), о павших героях до сих пор живут в наших сердцах. После войны Вера Вячеславовна Иванова работала в комсомоле, потом - в Советском фонде мира, Комитете советских женщин, Обществе культурных связей с зарубежными странами. Есть в ее послужном списке немало благодарностей и наград, но самая, пожалуй, ценная - медаль “За оборону Ленинграда”. То время никогда не забудется, да и жизнь все время возвращает Иванову в те страшные годы. Дело в том, что сейчас она один из координаторов Московской ассоциации жителей блокадного Ленинграда, много лет живет на улице Красная Пресня. Вместе с ней трудятся Августа Кононовна Шулакова и Нина Александровна Хилова. На днях прошли праздничные мероприятия в честь победы под Ленинградом, в которых принимали участие и пресненцы, которые в годы войны защищали город на Неве. Их в районе - 60 человек. Будьте здоровы, дорогие! Мы никогда не забудем ваш подвиг. И ваше мужество.
    Reply Follow