• Иные нынче времена

    - Вопрос этот, наверняка, интересует и читателей... - Если говорить конкретно о ресторане, - начал рассказ Арчил Михайлович, - то год выдался для “Золотого Остапа” весьма удачным. В марте в Испании я получил Оскара - приз, вручаемый лучшему ресторану Европы. А буквально на днях пришло письмо из Монако - международный Гран-при выбрал пресненский ресторан в качестве победителя среди множества аналогичных заведений. В ноябре в Монте-Карло мне будут вручать специальный приз. Конечно, все это приятно. - Арчил Михайлович, примите искренние поздравления. Надеюсь, что многие читатели к ним присоединятся. Хотя, увы, к вам в “Золотой Остап” попасть непросто... - Спасибо за поздравления. Действительно, ресторан открыт только для членов клуба. Здесь достаточно тихая, почти семейная обстановка. Без модных нынче тусовок. Люди просто приходят пообщаться, решить какие-то свои дела. Ну и, разумеется, отдать должное искусству поваров “Золотого Остапа”. - Если можно, расскажите об ином аспекте вашей деятельности. Я имею в виду благотворительность... - Необычные фонари, появившиеся на Шмитовском, вымощенная там же мостовая. Все это сделано на мои средства. Кроме этого, постоянно помогаю участникам войны, детям Пресни. Стараюсь не забывать и своих коллег в Грузии, ведь зарплата многих составляет 5 лари в месяц, то есть 4 доллара... - Прошло уже немало времени, как вы покинули театральные подмостки, да и софиты нынче не слепят глаза. Вас теперь согревает иной свет - слава бизнесмена. Неужели все ваши роли остались в прошлом? И мой вопрос о творческих планах останется без ответа? - Нет, ответ будет. Меня постоянно тянут обратно - предлагают работу в кино Андрей Кончаловский, Никита Михалков, Георгий Данелия. Дают читать сценарии и предлагают роли многие. Но... я просто сейчас не в форме. Мускулы не те, да и желание ушло. Вы не видели спектакли, где я играл, - там многое было построено на пластике, пантомиме... Понимаете, я вошел в другую жизнь, иную атмосферу. И это мне нравится. Общаюсь с людьми - интересными, талантливыми. Стараюсь не давать им скучать и повторяю вслед за моим Остапом: “Командовать парадом буду я!” - Я и сам собирался вернуть вас назад, в ваше артистическое прошлое. Даже не в 1971 год, когда вы прославились в гайдаевских “Двенадцати стульях”, а раньше... - В моей жизни была тбилисская Художественная Академия, потом театр имени Грибоедова, куда меня пригласил Георгий Товстоногов. Первый спектакль актера Гомиашвили - “Лисички” по пьесе Лилиан Хеллман. Роль Лео Хаббарда... Потом Москва, студия МХАТа. Наверное, не стоит так долго перечислять мои актерские места жительства, за исключением последнего - московского Театра имени Ленинского комсомола. Я считаю, правда, что там моя жизнь не задалась. Вопреки мнению Марка Захарова, который думал иначе. - Вы в кино сыграли... - ...48 ролей. Самая первая - в картине “Иные нынче времена”, куда сниматься пригласил знаменитый Михаил Чиаурели. Это была великая честь для меня - оказаться рядом с Акакием Васадзе, Верико Анджапаридзе, Сергеем Мартинсоном! Фильм удался, и даже сейчас, когда его показывают в Грузии, улицы пустеют. - А теперь, наверное, стоит перешагнуть немалый период в вашей актерской биографии. Расскажите, пожалуйста, как вы попали к режиссеру Леониду Гайдаю. - О, это очень забавная история! На роль Остапа в “Двенадцати стульях” претендовало около 20(!) очень популярных артистов. Евстигнеев, Баталов, Басов, Гафт - каково! Это еще не все - были и “люди с Пресни”: Мишулин, Высоцкий, Миронов, Белявский, Михалков. Последнего, кстати, утвердили на роль Бендера и даже начались съемки. Группа приехала в Горький искать натуру, а там как раз проходили мои гастроли. Был, в частности, моноспектакль по “Золотому теленку”, где ваш покорный слуга исполнял все роли. Среди зрителей оказался Гайдай и пригласил на пробы. Посмотрел их и утвердил меня на роль Остапа Бендера. - Теперь вопрос из области фантазии. Как бы себя мог почувствовать молодой человек в апельсиновых штиблетах, окажись он в среде великих комбинаторов наших дней? - Думаю, он оказался бы просто дилетантом. Весьма наивным, кстати. Он ведь по натуре не жулик, а артист. Да и весь процесс добывания денег был для него не более чем игрой, изящной головоломкой. Нынешние крутые ребята, узнав, например, что где-то, в каких-то дальних краях спрятаны сокровища, действовали бы максимально просто. Как - вы, наверное, догадываетесь... - Представляю... Теперь несколько специфический вопрос. Тоже, правда, гипотетического характера. Вам не привыкать перевоплощаться, и если бы последовало предложение стать главным человеком на Пресне, как бы вы поступили? - Во-первых, от этой “роли” я сразу бы отказался. Во-вторых, такую миссию прекрасно осуществляет начальник теруправления Бочаров. Анатолий Геннадьевич - очень серьезный, деловой и порядочный человек. Говорю так с полной ответственностью по опыту многочисленных контактов. - А газету нашу читаете? - Да, но не регулярно. Короткое резюме: чувствуется желание, настрой и характер. Все это со знаком плюс. Правда, не все номера “На Пресне” мне показались одинаково интересными. Знаете, как в футболе - то команда сыграет классно, красиво, в другой же раз смотрится попроще. А потому желаю вам совершенства, которому, как известно, нет предела. - Арчил Михайлович, если можно, напоследок какой-нибудь известный грузинский тост. И не беда, что у нас в руках чашечки с кофе... - Не понимаю, извините, что такое тосты. Их нет. Есть сердце, душа, отношение к человеку. За грузинским столом можно получить высшее образование, настолько интересна и умна порой бывает беседа. Если я кого-нибудь люблю, я думаю, импровизирую, говорю приятные вещи. Желаю добра и счастья тому, кто рядом. Как, например, сейчас...
    Reply Follow