• Мэри Лан

    А знаменита Ланшина не только своим долголетием, она - старейшая теннисистка в мире! Возможно, и очень скоро, занесут ее в Книгу рекордов Гиннесса. Весть о Мэри Лан - так в свое время окрестил Марию Александр Правдин, тесть Зиновия Гердта, игравший с ней в паре, - разнеслась не только по всей Руси Великой.
    ...А знаете, кто подавал мячи Мэри-Марии? - Николай Озеров! Тогда еще совсем мальчишка, который страстно был влюблен в теннис и присутствовал почти при каждой игре. Впоследствии его взяли в команду, и “крестной матерью” его, по сути, стала Ланшина.
    А начинала играть маленькая Мария тайком от отца, вместе с сестрой Анастасией, на площадке (тогда они еще кортами не назывались) в дачном поселке Пушкино. Отец придерживался строгих взглядов, не любил, когда девочки находились одни вне дома. И узнал об увлечении дочерей случайно, от соседей, - остановили его на улице и восхищенно сказали: “Знаете, Василий Михайлович, какого достойного соперника только что Маша обставила?..”
    Теннису Мария отдала четверть века. И больше полусотни лет - работе в научно-технической библиотеке МПС. Было время, поработала даже в кремлевской, почти сразу после революции, а запомнился ей почему-то среди прочих обитателей сей крепости именно Троцкий. В 41-м готовила к эвакуации библиотечные фонды, а после войны была командирована в Германию, в Лейпциг - но от ответа на вопрос, чем там занималась, деликатно уходит, видимо, это “страшная военная тайна”... И звание имела военное - майор.
    Ну а каков же сегодняшний день Ланшиной? Утро начинается - и первая фраза Марии Васильевны, обращенная к родственнице Ларисе Михайловне, взявшей на себя все заботы по уходу за ней: “Газеты сегодня есть?” Ну, конечно же, есть. Выписывают “Общую газету”, “Комсомольскую правду” (очень нравится), “Известия” (скучновата), а любимая, без ложной скромности заявила Мария Васильевна, - “На Пресне”. Вы, говорит, на такой малой площади даете столько информации, что крупные газеты завидовать должны. Спросила, а кто же у нас редактор? А узнав, что молодой, тут же пропела: “Молодым везде у нас дорога...” И принялась развивать эту тему, да так живо, с уверенностью в том, о чем говорит. Политику, по ее словам, должны молодые люди делать, но... держать связь со старшим поколением, за советом обращаться, за одобрением... И очень Мария Васильевна в Лужкова влюблена, а Ельцину симпатизирует, но все сокрушалась, что в теннис играет он “в трусиках”. “Нет, не солидно это. В наше время мужчины белые мягкие фланелевые брюки надевали...” А из молодых теннисистов Кафельникова выделяет: оказывается, внешность мужчины во многом определяет ее пристрастие. И вообще, она кокетка. Очень обиделась, когда родственница, решив сделать комплимент после удачно завершившейся стрижки, резюмировала: “Ну, тебе сейчас больше восьмидесяти не дашь!” Тут же возразила: “Если бы ты мне шестьдесят дала...” И мечтательно вздохнула.
    А в прошлом году, и это тоже достойно Книги Гиннесса, перенесла 100-летняя женщина операцию под общим наркозом. В Центральной глазной больнице ей удалили один глаз, страдала она глаукомой больше 30 лет. Так вот, отойдя от наркоза, она первым делом спросила: “Ничего в мире не произошло?” И еще одна беда у нее - слышит плоховато, если бы не это, Мария Васильевна была бы просто идеальной собеседницей, а рассказать ей есть что. И не только рассказать, но и прочитать наизусть, например, огромное стихотворение Лермонтова: “...на нем треугольная шляпа и серый походный сюртук... несется он к Франции милой...”
    Пыталась я выяснить, в чем же секрет ее долголетия, бодрости и даже, вот подходящее слово, задора. Ланшина считает, что помог ей спорт и почти никогда не покидавшее ее хорошее настроение, доброжелательность по отношению к людям. А все остальное - ерунда: диеты там всякие. Всю жизнь она поесть любила и до сих пор вкусов своих не поменяла - и пирожные с конфетами обожает, и уж если котлетка, так чтобы в сметане да в масле плавала (а куда же девается “зловредный” холестерин, которым мы все так напуганы?), любит шампанское, а вот к водке равнодушна, но выпить рюмочку может запросто. И не сломила Марию даже любовь несчастная - был в ее жизни бурный роман с неким художником, женатым. Свою семью так и не создала, однолюбкой оказалась, а претендентов на руку и сердце интересной, образованной женщины, да еще известной спортсменки хватало...
    Я сидела рядом с ней на диване близко-близко и чувствовала запах парного молока. Так пахнут совсем маленькие дети и добрые и чистые старенькие женщины. Живите долго, милая Мария Васильевна! С днем рождения вас!
    Reply Follow