• «И мир опять предстанет странным, закутанным в цветной туман»

    Одной из причин невыполнения своего гражданского долга владельцы квартир объясняют незнанием налогового законодательства. В связи с этим налоговая инспекция разъясняет:
    Музейная тишина таинственна, загадочна. Застыли на фото люди, умиравшие за идею, грезившие солнечным будущим, которым собирались осчастливить человечество. И сердце, нет-нет, да и захолонет от неведомого шороха или скрипа. Кажется, затаились за стеклянными витринами, длиннополыми шинелями и кумачом знамен тени тех, кто отчаянно лупил в боевые барабаны, зовя к переменам. И, может быть, видения мечтают обрести плоть — и опять позовут народ на улицы и площади. Не приведи Господь...
    — Раньше принято было считать, что экспонаты должны рассказывать только о большевиках и их сторонниках, — говорит директор музея “Красная Пресня” Юрий МОСЕВ. — А их противники либо рисовались только в мрачных тонах, или, вообще, оставались за кадром. Потом ситуация стала меняться с точностью до наоборот...
    — А где истина? Где историческая справедливость?
    — Вот мы-то как раз пытаемся их отыскать, — продолжает директор.
    Научные сотрудники “Красной Пресни” тщательно, по кирпичику выстраивают череду происходивших событий, не расставляя акценты. За последнее время в музее появились новые документы, фотографии, проливающие свет на события февраля и октября 1917-го. К нам сегодня приходят люди разных убеждений — каждый волен по-своему трактовать происшедшее. Музей помогает учебным заведениям в изучении отечественной истории, истории города и района. Наши сотрудники участвуют в организации и проведении тематических олимпиад, проводят экскурсии по памятным местам Пресни.
    А мой взгляд не может оторваться от огромного телефона на стене. Вот бы крутануть ручку: “Барышня, дайте-ка мне пресненский ревком!” Что-то там зашуршит, зашелестит, и в трубку рявкнет голосище: “Але, але! Кто там балует? Какая-такая контра?” И сквозь пелену времени видится суровый, перепоясанный лентами рабочий с завода “Тильменс”, готовый рвануть винтовочный затвор. Нет, с революцией нельзя шутить даже в воображении...
    — Жизнь наша, увы, нелегка, — возвращает меня в действительность голос Юрия Фроловича, чей стаж музейного работника, между прочим, скоро достигнет четырех десятилетий. — Зарплата невелика, а помощи меценатов нет и не предвидится. Но историки — люди мужественные и стойкие — терпят. Как и во все времена — за идею. Кажется, до прошлого ли сейчас? Но, к счастью, немало людей им интересуется. Уходят молчаливые, задумчивые. Может быть, далекую историю примеряют на сегодняшний день?
    Были ли победители в тех сражениях? Сдается, что нет, и все они — жертвы. И те, кто оставлял баррикады, и те, кто их с торжествующими криками занимал. Но бойцы на монументальной диораме Ефима Дешалыта не ведают еще своих горестных судеб. И кровавое зарево над Пресней для них словно вестник грядущей победы...
    Ну хватит, хватит вдыхать пороховую гарь, да пугаться перекошенных в крике людей и окровавленных бойцов. Прошагаем вдоль экспозиции, где на фото сплошь народ солидный, степенный, любивший обстоятельность и деловитость. То люди из славной династии Прохоровых: жившие и творившие не только во имя собственных благ, но и державных. Ау, нынешняя рать предпринимателей, не заглянуть ли вам в гости к создателям Трехгорки? Бог весть, может, полюбопытствуете насчет их идей и хороших дел. Авось, сгодится и добрый пример. Это к тому, что не забывали господа Прохоровы сирых, бедных, убогих...
    Сколько неожиданностей таят путешествия по музейным залам! Шажок — и вы в пятидесятых годах, сидите и мечтаете под абажуром, покуривая папироску. Вам в компанию напросился славный певун, который с патефона воркует о странностях любви...
    Это ваш корреспондент дал волю фантазии на выставке “Одежда и время”. Впрочем, здесь оно может разгуляться воистину безмерно. О многом расскажут вещи — и о знаменитом хозяине, и о времени, в котором жил он. Как там у поэта? “Случайно на ноже карманном найди пылинку дальних стран, и мир опять предстанет странным, закутанным в цветной туман...”
    Я снова переношусь в день сегодняшний, уже в кабинет хозяина дома в Большом Предтеченском. В заключение, как водится, — о музейных планах.
    — Хочется сделать экспозицию, которая рассказала бы о столетней истории Пресни. Разумеется, это было бы не только повествование о горячих днях революций, но и о времени вполне мирном, но дорогом многим людям. И мы очень надеемся на помощь пресненцев. Ваши семейные реликвии, вещи ушедшей эпохи могли бы стать достойным украшением этой выставки.
    Здешняя тишина таинственна, загадочна. Сколько чудесных открытий ждет гостей музея — для начала стоит только прикоснуться к холоду витрин и мечтательно закрыть глаза...
    Reply Follow